Региональный прогноз

Как синоптики разгадывают ребусы небесной канцелярии

В этом году Казгидромет отмечает свое 90-летие. Это официально. История же метеонаблюдений началась гораздо раньше. Например, в Аулие-Ате — еще в 1870 году. К моменту образования гидрометеослужбы Казахстана (1922 год) в нашей области уже действовали три метеостанции: в Аулие-Ате, Бурном и Мерке. Мы побывали на нескольких нынешних объектах ДГП «Жамбылский центр гидрометеорологии» и понаблюдали за тем, каким образом синоптики угадывают планы небесной канцелярии.

 

— В советское время в регионе насчитывалось 22 метеостанции, — рассказывает директор ДГП «Жамбылский центр гидрометеорологии» Жомарт Алимжанов. — Они давали полную картину изменений в природе для разных климатических зон региона. После распада СССР осталось только 12 объектов. Сейчас количество станций увеличилось до 18. На этот год запланировано открытие метеостанции на участке Шакпак-Ата. Там будут работать пять метеорологов и агрометеоролог для обслуживания сельского хозяйства Жуалынского района. Агрометеоролог наблюдает за развитием сельхозкультур, прогнозирует урожайность, а также определяет влагозапасы почвы. Агрометеорологические наблюдения начали проводиться госдепартаментом земельных отношений еще в 1914 году. В настоящее время они осуществляются на семи метеостанциях и трех агропостах.

 

На метеорологической площадке в районе аэропорта Тараза по технику-метрологу Нуржахан Мерамовой можно сверять часы. Вот уже 38 лет она в определенное время суток снимает показания своих нехитрых приборов, по которым можно определить не только срочную, но и максимальную и минимальную температуру воздуха и почвы за сутки. Параллельно определяются влажность воздуха, направление и скорость ветра, давление атмосферного воздуха. А еще измеряются радиация, количество осадков, плотность и высота снега (этой зимой снежное покрывало лежало толщиной 12-13 сантиметров).

 

Прибор для определения продолжительности солнечного сияния называется гелиограф. Как только лучи солнца достигают земли, круглая линза тут же начинает выжигать полоску на специальной ленте. По ней определяется количество солнечных часов в сутках. В пасмурную погоду на ленте отметок дневного светила не остается.

 

Раиса Беспалова больше 30 лет руководит лабораторией мониторинга загрязнения природной среды Жамбылского центра гидрометеорологии.

— Во время первых наблюдений на реках и озерах определялись только температура, содержание растворенного кислорода, запах и прозрачность поверхностных вод, — говорит она. — В 1982 году лаборатория самостоятельно приступила к выполнению химических анализов проб по 30 компонентам из семи водоемов, сейчас исследования проводятся уже по 43 компонентам на 10 водоемах. На такой лабораторной базе можно спокойно защищать научные работы.

 

Интересно, что наблюдения ведутся как дедовским способом – с помощью термометров, барометров, флюгеров, так и с помощью современной электронной аппаратуры. В 1965 году была открыта аэрологическая станция, где производится вертикальное зондирование атмосферы. Для этого в воздух два раза в сутки запускается зонд (шар, наполненный газом) с радиоаппаратом на «хвостике», который передает сигналы на локатор метеостанции. Таким образом специалисты получают информацию о температуре воздуха на высотах до 35 метров, давлении, влажности, направлении и скорости ветра, с помощью этого устройства также определяется высота облаков. Потом данные заносятся на синоптические высотные карты, которые используются для прогнозирования погоды.

 

Гидропосты нужны, чтобы отслеживать объем и качественный состав воды в реках и водоемах, прогнозировать русловые паводки. Так выглядит трансграничный гидропост за селом Жасоркен Жамбылского района на реке Талас. Первые гидрологические наблюдения в регионе были начаты еще в 1912 году на реках Мерке, Ташуткуль, немного позже — на озере Биликоль. В 30-е годы прошлого века было уже восемь гидропостов. В 70-х годах вместе с увеличением посевных площадей в регионе их число возросло до 27. А в тяжелые 90-е годы число этих объектов резко сократилось до 10. И только после 2002 года их удалось восстановить до 23. За пару ближайших лет откроется еще 7 гидропостов. В самое ближайшее время появится на реке Каинды. В 2015 году запланировано открытие наблюдательного поста на озере Акколь. Полученные данные о биохимическом составе воды помогут составить рекомендации по зарыблению этого водоема.

 

Вымпел победителя соцсоревнования химлаборатория получила в 1989 году. Раритет до сих пор бережно хранится сотрудниками лаборатории.

 

До приобретения первого прибора в 1980 году такие загрязняющие вещества воздуха, как пыль, диоксид серы и диоксид азота, определялись только на глаз. После «вооружения» лабораторные исследования получили официальное признание. В настоящее время наблюдения за качеством воздуха проводятся в пяти точках города Тараза, а также в Жанатасе, Каратау, Шу, селах Кордай, Мерке и Бауыржана Момышулы. В воздухе определяется количество пыли, диоксида серы, оксида и диоксида азота, оксида углерода, фтористого водорода, формальдегида, озона, двуокиси углерода, сероводорода, аммиака и бенз(а)-пирена. В настоящее время на новых приборах в лаборатории освоены методы определения тяжелых металлов в поверхностных и сточных водах, а также в почве и атмосферном воздухе.

 

В 2007 году недалеко от Дворца молодежи в Таразе открылась автоматическая станция «СКАТ», где наблюдения за состоянием атмосферного воздуха проводятся каждые 20 минут по девяти компонентам. Из небольшой будки оперативная информация по Интернету поступает в химлабораторию и головной офис Казгидромета.

Жомарт Алимжанов говорит, что пока эта информация не выставляется в Глобальной сети для всеобщего пользования, но он считает, что в будущем она должна стать открытой. «Каждый человек, — говорит главный синоптик области, — имеет право знать, чем он дышит».

Елена ЕФИМОВА,
фото автора

Один комментарий к статье Региональный прогноз

  1. Рауф Сабитов 6 апреля 2012 в 17:28

    Прочел с большим интересом. Вывод: и в этом чрезвычайно важном деле за 20 лет независимости мы еще не сумели восстановить то, что имели до..
    И еще: когда наступит это «будущее»? Разве Казахстаном еще не подписана Орхусская конвенция? Разве еще не создан при МООС Республиканский Орхусцентр и ряд региональных Орхусцентров? Раз уж «каждый человек…имеет право знать, чем он дышит», то почему мы должны ждать «будущего»? Не из-за такого ли отношения нашему Правительству приходится сейчас объясняться на международном уровне по поводу многочисленных нарушений Казахстаном Орхусской конвенции?

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свежие комментарии

Архивы

Поиск по сайту

RSS Подпишитесь на «Знамя труда»