Ангелы-хранители

Автор Елена ЕФИМОВА Опубликовано 9 июля 2013. · · Отправить

Размещенов разделах Медицина, Рекомендуем прочесть

Share This Post

GoogleBloggerMyspaceRSS

Они самоотверженно спасают чьи-то жизни, порой рискуя своими

«Алло. Здравствуйте! Скорая. Что у вас произошло?» С этих слов начинается каждый диалог в оперативной части городской станции скорой медицинской помощи. «Адрес? Ждите. Выезжаем». «Вторая бригада, на вызов!» — раздается голос диспетчера Гульнары Огузбаевой по громкой связи. С момента приема вызова и до выезда проходит минуты три. Дальше машина летит по улицам. На перекрестках в заторах тревожно воет сирена: «Пропустите! Там кому-то очень плохо!» Слава Богу, встречные и попутные водители прижимают свои машины вправо. Еще немного, и бригада на месте. 

— Наша служба оказывает неотложную медицинскую помощь населению Тараза и жителям населенных пунктов Жамбылского и Байзакского районов, прилегающих к областному центру в радиусе 25 — 30 километров. В настоящее время у нас работает 40 бригад, в том числе одна — реанимационная, три — интенсивной терапии, четыре — педиатрические, одна — психоневрологическая и остальные — линейные, — рассказывает Венера Балкибекова, главный врач КГКП «Городская станция скорой медицинской помощи». — Но, к сожалению, бригады не всегда оперативно прибывают на место. Процент опозданий на вызовы в настоящее время составляет 17,9. Это связано с ростом численности населения города. Если в 2011 году у нас было 215476 вызовов, то в прошлом году их число увеличилось до 230969. В среднем за сутки мы обслуживаем 650 больных.

Экстренная госпитализация

Главный медицинский спасатель города умалчивает о том, насколько напряженный график работы службы скорой помощи. Общаться медикам приходится с разными людьми. И среди них есть, мягко говоря, неадекватные, чьи имена уже на слуху у всех сотрудников «скорой» и даже стали нарицательными в их среде. Один из постоянных клиентов буквально изводит бригады своими вызовами — каждый день по два раза! На его счету в базе данных 2070 звонков! Он вызывает медиков, чтобы сделать рядовой укол, вместо того чтобы сходить в поликлинику.

Недавно один заключенный три часа подряд терроризировал диспетчерскую прямо из тюрьмы, от него зафиксировано 68 звонков, нес всякую ахинею, отрывая людей от работы. Может, этим людям человеческого тепла не хватает?

Чаще всего врачи опаздывают на вызовы в такие поселки, как Кумшагал, Колтоган, Кызылабад, Шолдала, Казарма, а также в дачные массивы и крестьянские хозяйства. Порой приходится выезжать вплоть до Акшолака в сторону Алматы и до перевала Куюк в сторону Шымкента на места дорожно-транспортных происшествий. Людям, попавшим в аварию, помощь оказывается в первую очередь.

— Если в городе на обслуживание одного больного в среднем уходит около часа,- говорит Венера Балкибекова, — то на обслуживание в пригородных районах тратится более двух часов. Как правило, найти там нужный дом очень тяжело: нумерации нет, освещения тоже.

Надо сказать, в городе такая же картина. Во время подготовки этого фоторепортажа мы побывали по вызову у женщины, страдающей высоким артериальным давлением. Она проживает в респектабельном частном доме в центре Тараза. На высоких воротах таблички с названием улицы и номером строения не оказалось. Помощь можно было оказать раньше, если бы нам лишние 10 минут не пришлось искать нужный адрес. К счастью, все обошлось. И хорошо, что это случилось днем. До 50 процентов вызовов приходится на промежуток времени с 18 до двух часов ночи. И в это время такие заминки кому-то могут стоить жизни.

Чтобы как-то разгрузить центральную станцию скорой медпомощи, были открыты еще две подстанции: на территории поликлиники № 6 (улица Д. Бедного) и в районе 13-го микрорайона на территории областной детской больницы. На первой работают пять фельдшерских бригад, на второй — шесть.

С августа 2007 года в Таразе налажен мониторинг работы службы скорой помощи: в практику введена автоматизированная система управления. Это дает возможность вести точный хронометраж, контролировать и отслеживать местонахождение бригад, делать звуковую запись всех поступающих вызовов, что облегчает работу в случае возникновения спорных вопросов.

А три года спустя была внедрена система «АвтоГРАФ», которая позволяет проследить маршрут любой санитарной машины.

— Мы видим, где она стоит, время выезда бригады, прибытия на место, период работы в приемном покое, момент освобождения, скорость движения машины, остановки и даже расход бензина, — рассказывает о системе навигации фельдшер Руслан Кандаков, показывая, как на экране в реальном времени движется одна из машин. — Так что обвинения в том, что наши люди где-то отсиживаются во время смены, безосновательны. Они у нас здесь как на ладони.

— В течение последних 10 лет мы работаем по так называемому лондонскому методу, — говорит Венера Балкибекова. — Санитарная машина ждет новый вызов в том районе, где она обслуживала последнего больного. Это позволяет работать более оперативно.

Последний вызов в день нашего фоторепортажа был в районе бывшего скотного рынка. Туда отправилась единственная реанимационная бригада, которая к этому моменту работала уже около 12 часов. Меня взяли с собой. «В частном доме взорвался газовый баллон. Пострадали двое взрослых и один ребенок», — сообщил фельдшер бригады № 1 Юлдаш Турдыматов. Заметив, что мне стало не по себе, он предупредил: «Только спокойно».

К месту происшествия водитель Владимир Шихилдин гнал машину, то и дело выезжая на встречную полосу движения и пересекая перекрестки на красный свет светофора под вой сирены. Все как в настоящих боевиках, только за нами никто не гнался: ангелы в белых халатах летели спасать чьи-то жизни, рискуя своими. Меня все время вытряхивало из кресла, пришлось пристегнуться к нему ремнем безопасности. Фельдшеры Бахытжан Ережепов и Юлдаш Турдыматов каким-то непостижимым образом сохраняли равновесие. Ловко балансируя в подскакивающей машине, они методично готовились к нештатной ситуации. Надели медицинские перчатки, открыли баллон с кислородом, приготовили приборы для оказания экстренной помощи. Минут через 20 после вызова мы были в нужном квадрате. Не найдя второго переулка Алатауского (его не оказалось на карте), мы решили, что звонивший от испуга перепутал его с одноименным вторым тупиком, и рванули туда. Но путь нам преградила воздушная газовая магистраль, машина не проходила под ней, слишком низко кто-то провел себе газопровод. Время уходило. Вся бригада, включая врача Александра Ни, начала нервничать. Потребовалось минут двадцать, чтобы окольными путями заехать в тупик с другого края массива. Но в доме № 6 нас никто не ждал. Связываемся с диспетчером, она не может выйти на связь с человеком, который вызвал «скорую». На всякий случай диктует номер телефона нам. Через несколько минут Бахытжан дозванивается. «Я скорую не вызывал», — невозмутимо сообщил ему мужской голос. Никто не мог в это поверить. Диспетчер тоже дозванивается и подтверждает… ложный вызов.

Циничная шутка. Даже видавшая виды реанимационная бригада не могла этого не признать. Поиски продолжались около часа. Результат всех опустошил. А в это время в другом месте кто-то действительно остро нуждался в помощи…

В прошлом году в скорую помощь поступило 1602 ложных вызова, в этом — около 570. Классика жанра: вызов всех служб экстренного реагирования во время контрольных работ в школах, где якобы заложили бомбу. С начала года было девять неподтвержденных тер-актов. Всех телефонных хулиганов примерно наказали.

Номер телефона последнего «шутника» тоже передали для разбирательства в полицию. Злоумышленнику, который в час пик сделал ложный вызов, грозит штраф. Увы, добро должно быть с кулаками.

Елена ЕФИМОВА, фото автора

 

You must be logged in to post a comment Login

Свежие комментарии

Архивы

Поиск по сайту