Оперативная обстановка

Зерна будет меньше, но его хватит

Битва за хлеб молниеносно перетекла с полей на торговые прилавки. И здесь, и там груз ответственности ложится на управление сельского хозяйства.

Есть еще масса вопросов, требующих незамедлительного решения — в аграрном секторе каждый час дорог. О том, какие же проблемы он испытывает и что делается для их решения, в интервью «Знамени труда» рассказывает Мурат Асильбеков, начальник областного управления сельского хозяйства.

Капризы небесной канцелярии

— Мурат Абильдаевич, о засухе сегодня не говорил разве что ленивый. Каковы будут ее последствия?

— Год выдался сложным. До самого апреля лежал снег, не оттаяли почвенные горизонты. Весна выдалась холодной и без осадков: что посеяли, не взошло. Затем случился резкий перепад температур, установилась жара. Поля просто-напросто стали «выпекаться».

Для зерновых колосовых нашего региона решающими являются майские дожди. Именно в этот период начинается фаза трубкования, когда формируются зачатки колоса, развивается стебель. На следующих стадиях — цветения, колошения — такого количества влаги уже не требуется. Увы, в мае осадков так и не случилось. Пришлось уже на начальном этапе списать порядка 30 тысяч гектаров. Что радует, качество оставшегося зерна весьма неплохое.

— Какую площадь составляет зерновой клин?

— Порядка 242 тысяч гектаров, предположительно 40 тысяч будет списано. На сегодняшний день убран 81 процент площади, средняя урожайность — в пределах 8 центнеров с гектара. Для сравнения: в прошлом году было 15,7.

Основные зерносеющие районы уборку заканчивают. Остаются предгорные участки в Жуалынском, Кордайском и Меркенском районах. В течение 10-15 дней страда завершится. Семена полностью засыпали, сегодня доводим их до кондиции.

 

Цены — под контролем

— Мурат Абильдаевич, вопросы урожая и цены на хлеб тесно взаимосвязаны. События последних дней убедили нас в этом.

— Повышать цены не было никаких оснований, о чем подробно писала и ваша газета. Сегодня ситуация вернулась в прежнее русло. С учетом неурожая мировой баланс зерна ожидается меньше на 30 миллионов тонн. Основные игроки отреагировали увеличением стоимости биржевого продукта. В конце июля начали расти цены на муку и зерно и в Казахстане. Но своевременно вмешалось Правительство.

Как вы знаете, заключен трехсторонний меморандум между Минсельхозом, акиматом области и Продкорпорацией о поставке зерна по фиксированной цене — 28000 тенге за тонну. В соответствии с решением госкомиссии определили операторов, которые поставляют пекарням муку по 47 тенге за килограмм и отруби — по 15 тенге.

— Каким образом их отбирали? Похоже, Зерновой союз Казахстана и ТОО «Дарамиль» отхватили достаточно «жирный» заказ.

— Ничего «жирного» здесь нет. Цена фиксированная, все просчитано до мелочей с учетом десятипроцентной рентабельности.

Во избежание досужих разговоров объясню, почему именно данные организации. Мы не первый год помогаем хлебозаводам, такая же ситуация была в 2010 году. Мелькомбинаты выражали желание участвовать в программе, однако когда вопрос касался наличия оборотных средств (удешевленное зерно Продкорпорация отпускает только на условиях предоплаты), дело заходило в тупик.

Следующий момент: Продкорпорация не может предназначенное для регионов зерно держать долго, ведь цена хорошая, и его можно экспортировать. Или перенаправить в другие области. К примеру, на Жамбылскую по квоте приходится ежемесячно 6858 тонн (всего за год отгрузят 82300 тонн). Ее надо обязательно выбрать, так как в следующем месяце остатки не учитываются. Таким образом, в первую очередь нужны компании, способные без проволочек выкупить продукт. Схема очень проста: мелькомбинаты приобретают государственное зерно по предоплате и на таких же условиях реализуют муку пекарням. Ценообразование контролируется на всех этапах.

Второе: вопрос качества. В 2010 году мука устраивала далеко не все хлебозаводы, последовали отказы. С другой стороны, нас еще поджимало время. Во избежание хаоса приняли решение остановиться на старых и проверенных партнерах.

Впрочем, список операторов может измениться. Если, к примеру, начнутся претензии по качеству муки. Мелькомбинат, чью продукцию готовы приобретать пекарни, имеет шанс заявиться в программу. Сегодня создается координационный совет по распределению зерна мукомольным предприятиям и муки хлебозаводам, который начнет ежемесячно рассматривать новые кандидатуры. Наше управление — его рабочий орган.

 

Зима красна кормами

— Сколько ожидаете фуража?

— Примерно 60 тысяч тонн. Из необходимых 839 тысяч тонн грубых кормов заготовили 742 тысячи тонн, что составляет 88,5 процента. Как известно, аким области Канат Бозумбаев проводил специальное совещание по данному вопросу. Работы продолжаются, и требующиеся объемы мы соберем.

Всю запланированную площадь на сегодняшний день практически скосили. Однако опять-таки из-за погодных условий травы уродилось мало. Сено заготавливаем и на таких участках, куда раньше не каждый крестьянин заглядывал. Проводили многочисленные выездные совещания под руководством областного акимата, сходы населения. Сложность вызывал тот факт, что 80-90 процентов скота находится на личных подворьях. Многие сельчане в сложившихся условиях не имеют возможности заготовить необходимые на зиму корма. Перед местными акиматами была поставлена задача дойти до каждого собственника, вникнуть в его проблемы.

— Какие меры предприняты дополнительно?

— Учитывая сложную ситуацию с фуражом, с этого года пошли еще на один шаг: установили предельную цену на отруби в размере 15 тенге за килограмм (на рынке — до 25 тенге). Их распределяем согласно заявкам между крестьянскими хозяйствами. Из ежемесячной квоты зерна процентов 20-25 переработается на отруби. В натуральном выражении — порядка 1400 тонн. На них могут претендовать не только организации, акиматы в состоянии организовать централизованный закуп для населения.

— Одной из причин панического настроения может стать подорожавшее сено.

— Сегодня многие его уже заготовили, и цена на рынке существенно упала по сравнению с маем-июнем. С другой стороны, своевременная заготовка кормов зависит в первую очередь от расторопности и трудолюбия собственника. Был у нас случай, когда в Жамбылском районе владелец тысяч овец и сотен лошадей не заготовил ни грамма кормов! Как такое возможно? Государство не обязывалось кормить твой скот. Мы бессильны, если человек не хочет сам себе помочь. Есть сенокосы, есть возможность купить корма. Однако ничего не было сделано. Отсюда и массовый падеж в данном хозяйстве.

 

Скот будет в сохранности

— Обыватели предполагают, что проблемы с заготовкой кормов могут привести к снижению поголовья скота. Как этого не допустить?

— Такие предсказания вызывают лишь улыбку. Дураков сегодня нет, любой сельчанин научился считать каждый тиын. А с учетом того, какие колоссальные средства вливаются государством в развитие животноводства, вряд ли стоит говорить о массовом забое скота. Кормами мы себя обеспечим, в этом нет сомнений. Для пущего интереса мы даже предложили желающим организовать закуп скота в других регионах страны. Предприниматели с удовольствием берутся за это дело. Люди понимают, что к весне их скот будет в полтора — два раза дороже.

Зная настроение в аулах, могу уверенно сказать: никто не собирается «сбрасывать» скотину. Завтра цена на мясо поползет вверх, а каждый хочет заработать больше. Спрос будет только расти, ведь страна пока не покрывает даже внутренних потребностей. Вдобавок активно осваиваются экспортные маршруты. Работает множество программ: по экспортному потенциалу, племенному направлению, откормочным площадкам — та же «Сыбаға». Все они подкреплены различными субсидиями и льготными кредитами. Бери деньги, трудись и богатей.

— Приобретался ли скот в текущем году?

— Жамбылские крестьяне закупили еще порядка 3600 голов крупного рогатого скота. Шестипроцентный кредит на семь лет под залог будущего поголовья — никакое государство мира, никакой банк не рискнет выдавать деньги на таких условиях. Казахстан это делает, причем, суммы только растут. Кроме того, на содержание одной головы КРС выделяется 16,6 тысячи тенге субсидий. Согласитесь, существенное подспорье. Примечательный факт: понимая явную выгоду, многие аграрии самостоятельно, не дожидаясь господдержки, принялись за разведение скота.

 

Сладкая независимость

— Мурат Абильдаевич, почему свекловодство никак не наберет силу?

— После распада СССР многое, если не всё, было утеряно: кадры, техника, традиции. Те же заводы не проявили заинтересованность в местном сырье, работая только с сахаром-сырцом. Посевы сладкого корня стали восстанавливать только в последнее время. Требовались определенные капиталовложения, чтобы сдвинуть процесс с места.

— Ну жили мы без сахарной свек-
лы, прожили бы и дальше. В чем глобальный интерес?

— Это ни мало ни много — вопрос государственной безопасности. Любая страна не позволит себе полностью зависеть от поставок того или иного продукта. Тем более такого стратегического, как сахар. Необходимо развивать собственное производство, дабы хоть как-то влиять на внутренние цены. Если доведем долю собственного продукта хотя бы до 20 процентов, уже будем в какой-то мере независимы от волатильности мировых рынков.

— Программа развития свекловодства будет продолжена?

— Непременно, она долгосрочная. Госкомиссия приняла решение по дальнейшей поддержке, решены вопросы по налогам, субсидированию, фиксированной цене закупа свеклы. Сегодня под свеклу готовим новые массивы. Сладкий корнеплод является самым безопасным в вопросе сбыта, ведь здесь мы говорим о гарантированном закупе всего объема. Если погодные условия будут благоприятны, прибыль от фермера никуда не денется. Добавьте сюда тот факт, что государство субсидирует до 40 процентов всех затрат! По сути, просчитать можно все, кроме, естественно, капризов небесной канцелярии.

Когда только начинали реанимировать отрасль, злые языки категорично утверждали: свеклы не будет! Где ваши кадры, где техника? Однако в прошлом году сдали на переработку около 60 тысяч тонн, и это при том, что часть урожая осталась под снегом. Мы медленно, но верно возвращаем утраченные позициии.

— Сколько свеклы соберем в текущем году?

— Точную цифру пока не скажу. Сегодня идет процедура таксации, когда вместе с представителями сахарных заводов выезжаем на поля и определяем объемы потенциального урожая. Картина будет ясна после 20 августа.

— Какова ситуация сегодня?

— Сахзаводы работают лишь по три-четыре месяца из-за нехватки сырья. Они не в состоянии взять процесс развития свекловодства под свое крыло, ведь крестьян необходимо обеспечивать теми же семенами и минеральными удобрениями. В любом случае интегрированный тандем «поле — завод» все-таки нужно создавать. Такую практику уже начали в Меркенском, Байзакском, Шуском и Жамбылском районах.

Проблемы текущего года заключаются в том, что часть полей не дала всходов. Крестьянам нечем рассчитываться за семена. Надежда была на субсидии при сдаче готовой продукции, но и ее у некоторых не оказалось. Свою негативную роль сыграла также нехватка поливной воды. Поступление и накопление влаги в хранилищах оказалось гораздо ниже нормы.

 

Без воды — ни туды и ни сюды

— Мы плавно перешли к другой проблеме, о которой часто говорится в последнее время, — поливу.

— Ледники, питающие трансграничные реки, не успели толком растаять, что повлияло на полноводность артерий. Не снимается с повестки дня проблема нарушения кыргызами принятых обязательств по отпуску воды. Она вряд ли снимется, пока Казахстан не обзаведется защитными механизмами. Есть поручение Главы государства Нурсултана Назарбаева о создании малых водохранилищ. Также необходимо шире использовать собственные источники. Например, реки Аспара и Коксай на определенном участке заворачивают в Кыргызстан, откуда вытекают изрядно обмелевшими.

Однако не везде все плохо, есть отличные посевы, где активно используются водосберегающие технологии. В том же меркенском хозяйстве «Сыпатай» на 250 гектарах внедряется дождевание, есть примеры среди шуских хозяйств.

Беседовал Дархан БАЙТУОВ,
Виктор БАРБАШ (фото)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свежие комментарии

Архивы

Поиск по сайту

RSS Подпишитесь на «Знамя труда»