The news is by your side.

Без права на диагноз

Побороть болезнь можно. Как побороть равнодушие?

Ситуацию, в которой оказался больной малыш, вполне можно назвать патовой: его обследовали десятки врачей в разных городах страны — в Таразе, Астане, Алматы, Шымкенте, Караганде, каждый узкий специалист вынес вердикт по своему профилю заболеваний, но ответственности поставить окончательный диагноз медики на себя не берут. 

668x800_игнатий 012Мама пятилетнего Игната Олеся Сейтбаева не может добиться ни квоты на бесплатное обследование и лечение, ни установления ребенку инвалидности. А заболевания, согласно выписному эпикризу из истории болезни № 4014 онкоотделения научного центра педиатрии и детской хирургии города Алматы, весьма и весьма серьезные. Чтобы было понятнее, заглянем в анамнез и коротко охарактеризуем несколько из них по данным интернет-ресурсов. Метаболическая кардиомепатия — неизлечимое заболевание сердечной мышцы, в некоторых случаях показана пересадка сердца. Резидуально-органическое поражение центральной нервной системы — отклонения в поведении, гиперподвижность. Смешанная гидроцефалия — водянка головного мозга. Судорожный синдром — без лечения может перерасти в эпилепсию. Тубулоинтерстициальный нефрит токсико-аллергический — поражение тканей почек, в перспективе — расстройство функций канальцев почек и их некроз, то есть отмирание. Кроме того, целый букет более знакомых названий: болезнь печени неуточненная, анемия, нарушения обмена углеводов и так далее. Даже если медики скажут, что все это не так страшно, как малюет Интернет, впору задаться вопросами: почему они так равнодушны к судьбе маленького пациента, и как у этого малыша еще хватает сил на то, чтобы бороться за жизнь?

Безусловно, отягощающими факторами здесь выступают наследственность, неправильное питание, необустроенность быта, ведь мать пятерых детей Олеся Сейтбаева в ожидании своей очереди на жилье уже лет десять скитается по съемным углам, перебивается случайными заработками, получая от государства без необходимых документов о прописке всего около семи тысяч тенге пособий в месяц.

Но самое страшное во всей этой истории то, что безвозвратно упущено время. Даже несведущему человеку понятно, что болезнь легче вылечить на начальной стадии, а врачи в своих выписках уже констатируют состояние ребенка как «средней тяжести за счет симптомов интоксикации» (научный центр педиатрии города Алматы и областная детская больница г. Тараза).

— Вот уже полгода я тщетно стучусь во все двери. После обращений в редакцию газеты «Знамя труда», в пресс-службу акимата Жамбылской области и по их договоренности непосредственно к заместителю начальника управления здравоохранения области Каракоз Сагингалиевой Игнат был осмотрен консилиумом врачей, которые исключили диагноз «острый лейкоз» и направили сына на консультацию к хирургу, — рассказывает Олеся. — За пять месяцев мы обошли с десяток узких специалистов: терапевта, гематолога, фтизиатра, уролога, онколога, кардиолога и даже ортопеда. Результаты некоторых анализов зашкаливают: тромбоциты 2 октября 2013 года при норме 180 — 320 составили 362, СОЭ скачет от 11 до 30, лимфоциты — от 29 до 52. Причем наши медики не верят заключениям коллег из других городов и заставляют нас сдавать одни и те же анализы по нескольку раз, а заболевание прогрессирует. С июля по август ребенок потерял в весе восемь килограммов, у него увеличились в размерах печень и селезенка, появились уплотнения на почках, ему постоянно снятся кошмары, он говорит, что внутри все болит, а снаружи один за другим, как грибы, появляются увеличенные лимфоузлы. Мы бегаем по кругу, врачи пишут заключение: лечить основное заболевание, а окончательного диагноза как не было, так и нет. Онколог 23 августа во время осмотра на дому пишет: диагноз «лимфаденит» под вопросом, 15 ноября онколог второй территориальной поликлиники Тараза ставит диагноз «атерома левой подчелюстной области», лимфаденопатии нет, а еще через десять дней врач сахзаводской онкополиклиники дает заключение: лимфаденопатия. За три месяца количество шишек на лимфоузлах увеличилось с одной до девяти. Во время обследования в Караганде 13 декабря выявлен уже лимфаденит шейных, подчелюстных, подмышечных, паховых лимфоузлов с двух сторон. Меня обвиняли в том, что я не дала согласия на проведение сыну анализа костного мозга — аспирации костного мозга из гребня подвздошной кости, поэтому в лечении никакой терапии не произведено. Но ведь пункцию у Игната брали не раз, процедура болезненная и опасная, а проку от нее нет. Мне говорят: лимфаденопатия может быть симптомом многих заболеваний, в основном инфекционных. Это еще раз подтвердил онколог из Астаны, направивший нас на консультацию к детскому врачу-инфекционисту. К прочим болячкам добавились диффузные изменения в поджелудочной железе, деформация желчного пузыря, шумы в сердце и «косвенные признаки» непонятного «ДЖВП». А снимавший УЗИ специалист посоветовал обратиться… к педиатру. Все вернулось на круги своя. Так сколько же еще месяцев нам нужно ездить по поликлиникам и больницам страны, чтобы врачи наконец определились с диагнозом, без которого мы не можем получить квоту и выехать на лечение за рубеж?

Из интернет-переписки с российской благотворительной организацией «Русфонд» видно, что последняя согласна рассмотреть заявку О. Сейтбаевой об оказании финансовой помощи, но для этого нужно представить качественные ксерокопии всех медицинских документов, с заключительным диагнозом.

А вот строки из ответа специалиста израильского медицинского центра «Больница имени Эдит Вольфсон» Ирины Палюскайне автору данной статьи: «Спасибо, я получила пересланные Вами документы Игната. Мы готовы принять ребенка в любое время. Как только будет известна примерная дата прибытия, сообщите мне, я оформлю специальную форму приглашения на обследование и лечение в нашу клинику для открытия визы».

Материальную помощь в лечении маленького Игната уже оказывали О. Сейтбаевой мечети и церкви, волонтеры и просто сочувствующие люди. Руку помощи готовы протянуть общественность России и врачи Государства Израиль, и только наши медики по непонятным причинам полгода тормозят процесс начала лечения мальчика. Впрочем, причина вполне понятна: не могут определить, кто же возьмет на себя ответственность за жизнь ребенка и по какому заболеванию должно ходатайствовать о выделении квоты.

Рассказывая эту историю, мы не ставили целью найти крайнего — это прерогатива облздрава, мы просто решили вынести на суд общественности саму проблему. Тем более в поликлинике произошла некая пертурбация: участковый врач поменялся, а место заведующего отделением по месту жительства Игната пока остается вакантным. Новым же специалистам только предстоит разбираться в запутанной ситуации. Вся надежда в получении квоты на онкологов, ведь они конкретно поставили диагноз.

Лицевой счет:

Народный банк KZ

9160016303000007971

Сейтбаева Олеся Дмитриевна

 

Наталья ПЕРФИЛЬЕВА

2 Комментарии
  1. Augustina говорит

    проблема ксерокопии сделать, что ли?

  2. Рауф говорит

    Наталья Николаевна, спасибо за хороший материал и за многолетнюю поддержку этой многострадальной семьи. Когда-то на круглом столе я сказал, что эта семья — как лакмусовая бумажка — индикатор состояния нашей системы социальной защиты населения. И она не меняет своего ярко малинового цвета уже много лет…

Комментарии закрыты.