The news is by your side.

Дом раздора

Тамара Викторовна устала от конфликтов

Внучка пытается отобрать у бабушки недвижимость

В апреле 84-летнюю труженицу тыла Тамару Викторовну Долгих навестили представители социальной службы, чтобы вручить юбилейную медаль «70 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг.». Попросили предъявить удостоверение личности. Так, для порядка. Пожилая женщина разволновалась, позвонила дочери Наталье, живущей по соседству: «Принесите срочно мои документы». «Зачем тебе?» — ответили на том конце провода. 

Когда началась война, Тамаре, уроженке города Бузулука Оренбургской области, не исполнилось еще и 11 лет. Она, как тысячи ее сверстников, трудилась в поле, помогала старшим в цехе, где шили одежду фронтовикам. Повзрослевшая до поры, научилась ценить жизнь такой, какая она есть, — с тяготами, лишениями, утратами и бесконечным, изматывающим порой трудом, потому что, кроме горестей и работы до седьмого пота, были в ее жизни и любовь, и счастье, и радость материнства. Тамара Викторовна с мужем Михаилом Ивановичем (его уже нет в живых) родили и воспитали сына Виктора и дочь Наталью, которые подарили им внуков и правнуков.

Жить бы да радоваться в кругу большой семьи, но, к сожалению, об этой идиллии престарелой женщине приходится только мечтать. В своем небольшом, но уютном домике, который они с мужем купили полвека назад по приезде в Джамбул, она сейчас одна-одинешенька, в компаньонах лишь две сиделки, дневная и ночная. Из-за болезни ног Тамара Викторовна уже несколько лет не выходит из дома, а последние полгода не встает с постели. Сын со своей семьей давно живет в России, в Южно-Сахалинске. Присылает деньги на продукты, на услуги сиделок, посылки с лекарствами, одеждой, даже бельем.

Дочь Наталья Портье (ей 56 лет) и ее семья проживают рядом, через три дома. За мамой дочь не ухаживает: два года назад перенесла инсульт. Говорит, только-только начала самостоятельно передвигаться. Внук Сергей иногда названивает. Внучка Юлия приходит полить саженцы в огороде, но к бабушке не заходит. Даже поздороваться. Принципиально.

— Юля пыталась за мной ухаживать, целых три месяца, с января по март текущего года, — рассказала Тамара Викторовна. — Она работает фельдшером на скорой помощи и решила, сэкономив на одной сиделке, сама мной заниматься. Капельницу и уколы она умеет делать, зато все время ругается матом. Мол, не так легла или села, или мимо судна сходила. Била меня, даже синяки были. А завидев у меня в руках сотовый телефон, выкручивала, пыталась отобрать. Я не выдержала и прогнала внучку. А сейчас хочу и вовсе отозвать дарственную на дом и участок, которую я вынуждена была оформить на дочь Наталью в прошлом году.

По словам пенсионерки, недвижимость она переписала на дочь не просто так, а в обмен на заботу и внимание.

— Был период, я прошу мусор убрать или еще чем-то помочь, а Наталья говорит: «Звони сыну на Сахалин», — объясняет свой шаг Тамара Викторовна. — Это был намек на то, что дом, участок и все свое имущество я завещала Виктору еще в 2007 году. Но когда я в 2014 году подписала договор дарения на ее имя, дочь сменила гнев на милость. Правда, запретила звонить Вите.

Насчет того завещания восьмилетней давности пояснения дал по телефону Виктор Долгих:

— Еще тогда Юля требовала оформить на нее бабушкин дом, а Наталья на просьбу мамы оградить ее от такого нахальства разводила руками: «а я что могу?». Мама просила моей защиты, я приехал. Именно с этой целью — защититься от посягательств внучки — она оформила завещание на меня. Причем сделано это было с согласия Натальи и ее мужа Евгения. И тот документ действительно ограждал маму от притязаний все эти годы. Но как только появилась дарственная, Юля принялась за свое, причем агрессивно и по-хамски.

Тамара Викторовна признает, что на этот шаг ее толкнула зависимость от семьи дочери. Каждый месяц, получив пенсию, она передавала ее дочери через правнука, чтобы ей купили продукты, оплатили коммунальные услуги. Опять же регулярные переводы с Сахалина приходили по давней договоренности на имя Евгения, мужа Натальи. Престарелая женщина молча проглотила обиду и тогда, когда дочь ее оставила без медицинской помощи, рассказала невестка Татьяна.

— Несколько месяцев назад, когда у свекрови ухудшилось здоровье, наши таразские родственники даже не стали обращаться в больницу, мол, возраст у нее уже преклонный, и нужно смириться с ее скорой кончиной. Поэтому мы из Южно-Сахалинска вынуждены были звонить по телефону в Тараз в поликлинику, просить прислать к ней доктора и даже решать оргвопросы по заказу такси для врача, — говорит она.

Теперь же, испытав на себе жестокость внучки, Тамара Викторовна вновь обратилась за защитой к сыну и невестке.

Удостоверение личности дочь все-таки вернула матери, пусть и не по первому требованию. Правда, на предложение Тамары Викторовны добровольно расторгнуть договор дарения на дом ответила отказом.

— Я мать из ее дома не выгоняю, пусть там доживает свой век, — подтвердила в разговоре со мной Наталья. — Но расторгать договор не буду! Она хочет брату моему его оформить! Почему? Мы же за ней ухаживали и ухаживаем, деньги на нее тратим. Внучка вместо сиделки была, так у матери бзики — разозлилась, и они поругались.

— Но мама Ваша утверждает, что Юля ее обижала — била, ругала, — уточняю я. — Вы можете на свою дочь повлиять?

— Не могу. И что было, то прошло, — отрезала Наталья.

— Я хочу вернуть себе дом, — непреклонна в своем решении Тамара Викторовна. — Кому он достанется, решится уже, когда меня не станет.

Ее адвокат уже составил исковое заявление в суд.

Гульжан АСАНОВА,
Виктор БАРБАШ (фото)

Комментарии закрыты.