The news is by your side.

Достояние республики. Жамбылцы вспоминают о нём с восхищением и признательностью

Жамбылцы вспоминают о нём с восхищением и признательностью

Завтра возле дома № 16 микрорайона Астана в Таразе, где последние годы жизни провел известный общественный деятель, писатель, публицист, журналист, почетный гражданин Жамбылской области Аргынбай Бекбосын, состоится церемония установки мемориальной доски в знак признания его заслуг перед республикой и областью.

Родился Аргынбай Бекбосын в 1937 году в ауле Карасу Свердловского (ныне Байзакского) района Джамбулской области. На долю его поколения пришлись тяжелые военные годы.

Несмотря на тяготы послевоенной жизни, дети хотели учиться, редкие библиотечные книжки зачитывали до дыр, к газетным листам относились с почтением.

Только успев окончить среднюю школу, в большой мир устремился и Аргынбай. Вскоре он становится студентом КазГУ имени С. М. Кирова, где учится на отделении журналистики. Курс был сильный, достаточно сказать, что с ним бок о бок учились позже ставшие именитыми писателями Абиш Кекилбаев, Мухтар Магауин.

После окончания учебы Аргынбай работает корреспондентом Джамбулского областного радиокомитета, собкором Казахского радио по Чимкентской и Кзыл-Ординской областям, редактором районной газеты «Шұғыла — Радуга». Затем его назначают инструктором отдела пропаганды и агитации областного комитета партии.

Ростки демократии

Как признаются коллеги и друзья, все эти годы Аргынбай был трудолюбивым, общительным журналистом, порой поднимал проблемные и острые темы, которые, что скрывать, тогда недолюбливала жесткая цензура. Но и тогда он выделялся строптивым и независимым характером, ни перед кем головы не склонял.

В 1985 году после ухода на пенсию корифея журналистики Баттала Жанабаева на должность редактора областной газеты «Еңбек туы» назначают Аргынбая Бекбосына.

Издание считалось рупором всесильного обкома партии, имело солидный тираж, немало талантливых журналистов. Но нужна была изюминка, чтобы встряхнуть, увлечь читателей. Уже гремела гласность, перестройка, у руля партии стоял относительно молодой Генсек Михаил Горбачев.

Тогда и возникла идея выдать аналитическую статью о состоянии казахского языка в школах области. Чего греха таить, казахский язык тогда был в загоне. Национальных школ даже в областном центре не хватало, учились в них в три смены. Почти во всех учреждениях документы готовились исключительно на русском языке.

Вскоре вышла статья журналиста Рахметбека Узбекова на острую и злобод­невную тему. С утра звонки благодарных читателей, а после обеда — вызов на ковер к секретарю обкома партии по идеологии Гайникен Бибатыровой.

Ни много ни мало редактора обвинили в национализме, противодействии «линии партии», серьезно встал вопрос о снятии с номенклатурной должности.

К счастью, все обошлось. Отправить в ЦК представление на освобождение от занимаемой должности редактора областной газеты в обкоме не рискнули. Да и что писать? За формулировку «редактор допустил националистические проявления» досталось бы многим. Пришлось инцидент замять.

В защиту Кунаева

После отставки руководителя республики Динмухамеда Кунаева началась оголтелая кампания по его дискредитации, очернительству. В цент­ральных и республиканских газетах появились статьи, где его всячески старались опорочить. Что примечательно, ни одного конкретного факта, доказывающего вину, не было. Так, выставив фото Кунаева с ружьем в руках, трубили, что он чуть ли не всю живность в заповедниках истребил, что у него в запасниках десятки дорогих ружей известных зарубежных мастеров.

А что можно было накопать про академика, трижды Героя Социалистического труда, члена Политбюро ЦК КПСС, являвшегося символом Казахстана, символом нации?!

Через некоторое время после известных декабрьских событий 1986 года в Алма-Ате выходит Постановление ЦК КПСС о «казахском национализме». Теперь каждый шаг национальной творческой интеллигенции находился под пристальным вниманием руководящих органов и спецслужб.

Вскоре, в день открытия пленума Союза журналистов Казахстана, в «Известиях» выходит очередной пасквиль с обвинениями в адрес Д. Кунаева. В вину теперь ставится строительство банного комплекса «Арасан», Государственного музея, гостиницы «Казахстан». Критиканов особенно покоробило, что над 25-этажной гостиницей возвели надстройку в виде «золотой» короны. Якобы этим Кунаев хотел возвеличить… себя! Тогда на пленуме Аргынбай-ага выступил в защиту Кунаева, правда, из молчащего зала поддержки не последовало.

Вернувшись в Джамбул, редактор стал думать, как организовать материал в защиту Д. А. Кунаева. При этом требовалась статья от имени рядового гражданина, представителя интеллигенции. Выбор пал на знакомого преподавателя местного педагогического училища Акима Садыкбекова. И под его именем выходит статья под резонансным заголовком «В чем вина Кунаева?».

Как рассказывал потом Аргынбай Бекбосын, ему пошли звонки из Алма-Аты. Тогда возле здания столичного Главпочтамта стояли стеклянные витрины, где ежедневно обновлялись все областные газеты. Так, у газеты «Еңбек туы» образовалась огромная очередь, многие хотели прочитать небывало острый материал. Вскоре очнулись и другие республиканские и областные издания, начавшие давать материалы в защиту Д. Кунаева.

— Динмухамед Ахмедович жил в доб­ротном доме в центре Алма-Аты, где мне довелось побывать, — вспоминал позже Аргынбай Бекбосын. — Особой роскоши я не заметил, впечатлил, правда, рабочий кабинет, заставленный множеством книг, да шкаф с коллекцией… игрушечных машин.

В ходе одной из встреч Кунаев показал гостю номер журнала «Простор», где печаталась его книга «О моем времени», и по­обещал после выхода ее в свет лично отправить в редакцию «Еңбек туы» экземпляр.

— Спустя какое-то время в редакцию пришло извещение о бандероли из Алма-Аты, и я тогда этому особого значения не придал, и лишь после нескольких напоминаний отправил секретаршу на почту. И каково было мое удивление, когда, развернув пакет, я увидел книгу «О моем времени» с дарственной надписью Динмухамеда Ахмедовича. Я был поражен, думал, что он из вежливости пообещал книгу и, возможно, уже позабыл о каком-то редакторе из Джамбула. Вот каким был человеком Димаш Ахмедович, которого казахстанцы до сих пор вспоминают с уважением, — закончил тогда Аргынбай Бекбосын.

Дело Асанбая Аскарова

В пору перестройки Михаил Горбачев решил начать с чистки партийных рядов. Первым пало после известного «хлопкового» дела руководство соседнего Узбекистана, где имя Шарафа Рашидова, также долгие годы руководившего респуб­ликой, постарались предать забвению. Подобное хотели провести и в Казахстане, но ничего коррупционного на Кунаева так и не накопали.

Тогда взялись за его ближайшее окружение. Уволили брата Аскара Кунаева, занимавшего пост президента Академии наук Казахской ССР.

В опалу попал и Асанбай Аскаров, долгие годы руководивший Джамбулской, Алма-Атинской, Чимкентской областями, Герой Социалистического Труда, кавалер пяти орденов Ленина. Причем свой первый орден он получил еще в молодые годы, будучи первым секретарем Меркенского райкома комсомола.

Кроме того, Асанбай Аскаров избирался депутатом Верховного Совета СССР, членом ЦК КПСС, членом Бюро ЦК Компартии Казахстана. Будучи разносторонним, одаренным человеком, он писал прекрасные стихи, подписываясь псевдонимом Асылмурат. И такого человека, исключив из партии по ложным обвинениям, отправили за решетку. В вину вменялось нецелевое использование государственных средств на строительстве объектов в Чимкенте, в частности, зоопарк с дендропарком.

Четыре года шло следствие над пожилым человеком. Заключительные заседания суда проходили в Бишкеке, куда был отправлен специальным корреспондентом уже газеты «Ақ жол» (переименованной «Еңбек туы») Жаксылык Саттибеков.

Поучаствовав в большинстве заседаний суда, Саттибеков пишет очередную сенсацию: «Суд над Аскаровым». Именно после выхода этой статьи поднялась буквально вся республика, стали создаваться общественные советы в защиту Аскарова.

Через два-три месяца на одном из совещаний идеологического актива респуб­лики с участием Нурсултана Назарбаева, Аргынбай Бекбосын открыто просит руководителя республики оказать содействие опальному Асанбаю Аскарову. Вскоре Аскарова освободят, затем и вовсе реабилитируют. И здесь несомненно велика заслуга именно редактора и корреспондентов газеты «Ақ жол».

И еще один интересный момент. После выхода статьи Аргынбай-ага сам поехал в Бишкек на одно из судебных заседаний. Когда он представился судье Н. Ибрагимовой, ведущей процесс, та буквально накинулась на журналиста со словами: «Я собираюсь вынести частное определение в ваш адрес, так как ваши публикации оказывают воздействие на суд!». Впрочем, если бы опытный судья сумела доказать факт давления на суд в статье, то полностью воспользовалась бы своим правом и положением, но этого не произошло. Сказались опыт и мастерство и редактора, и спецкора жамбылской газеты.

А имя Асанбая Аскарова тоже осталось в памяти народной. В Шымкенте ему поставлен памятник, в Таразе его именем названа одна из центральных улиц.

Редактор, депутат, писатель

Если говорить о творческой деятельности Аргынбая Бекбосына, то она органично вписалась в эпоху перестройки, независимости.

Следует сказать, что и до его прихода на редакторскую должность газета «Еңбек туы», позже переименованная в «Ақ жол», имела добрые традиции, крепкие корни. И все же именно при нем издание стало одним из шаныраков казахской прессы. Редактор же, безусловно, вошел в число авторитетных лиц творческой интеллигенции.

Газета старается раскрывать актуальные проблемы современного общества, смело отстаивает правду и справедливость. И не случайно в 2020 году она завоевала престижную премию МИОР «Үркер ұлттық сыйлығы», присужденную как лучшему печатному изданию республики.

И ничего случайного не было в том, что редактор областной газеты А. Бекбосын дважды становится депутатом высшего законодательного органа — Верховного Совета, Мажилиса Парламента Казахстана. И после истечения депутатских полномочий возглавляет пресс-службу, отдел по связям со СМИ Сената.

Имя Аргынбая Бекбосына известно не только в Казахстане.

— В 2002 году в составе делегации Жамбылской области мне пришлось побывать в красивейшем городе Друскининкай, что на юге Литвы, где покоится прах нашего земляка, Героя Советского Союза Агадила Сухамбаева, — вспоминает ветеран журналистики Турсынхан Толкынбаев. — В городской школе нас ознакомили с материалами местных следопытов, в том числе и с экземплярами жамбылских газет «Еңбек туы» и «Знамя труда».

— Газеты из Казахстана нам прислал журналист Аргынбай Бекбосын, — пояснила директор школы, — молодой, обаятельный, интеллигентный, он нам всем понравился. Кстати, где он сейчас работает?

— Депутат Мажилиса Парламента Казахстана, — пояснили мы.

— О да, мы тогда почувствовали, что он неординарная личность, — обрадовались хозяева.

Если говорить о творческом наследии, книгах, пьесах, стихах, переводах, то оно заслуживает пристального внимания.

Первая книга писателя «Ауылым — әнім менің» («Аул мой — песнь моя») была издана еще в 1975 году. После свет увидели такие произведения, как «Хауа ананың аманаты» («Заветы матери Евы»), «Қылкопір» («Мост в мир иной»), «Жеті қарақшысы жоқ аспан» («Небо без Большой Медведицы»), «Аман бол, Гульсара!» («Будь счастлива, Гульсара!») и другие. Отдельного разговора заслуживают его работы и на русском языке, в частности, повесть «Медаль за город Будапешт».

Запомнился он и как серьезный переводчик. К примеру, чего стоит перевод на казахский язык легендарной комедии французского драматурга Жана-Батиста Мольера «Мнимый больной», несколько лет не сходившей со сцены областного драматического театра.

А ведь еще он перевел на родной язык немало произведений Александра Пушкина, Михаила Лермонтова, Сергея Есенина, Ивана Бунина, сказки Алексея Толстого, придав им стихотворную форму.

Не все знают, что именно Аргынбай Бекбосын озвучил в стихах на казахском языке хадисы Пророка Мухаммеда, в свою очередь переведенные на русский язык теологом Валерией Иман Пороховой, известной как переводчица Священного Корана.

Серьезным увлечением для писателя была и философская лирика Востока.

— Началось все с 1990 года, когда я побывал в США и поразился, с каким огромным пиететом там относились к поэзии Омара Хайама, выдающегося средневекового философа Персии, астролога и математика, — делился воспоминаниями Аргынбай Бекбосын. — Кстати, именно Омар Хайам лидирует по переводам на языки мира, в одно время являлся самым читаемым поэтом в России… Но тогда по приезду домой я с огромным интересом занялся переводом рубаи на казахский язык.

Итогом многолетней работы над переводами лирико-философской поэзии Хайама, а также Рудаки, Фирдоуси, Руми, Саади, Хафиза, Джами стала книга «Омар Хайам в созвездии поэтов».

Оригинальные четверостишья в форме рубаи самого Аргынбая Бекбосына стали заметным явлением в жанре лирико-философской поэзии отечественной казахской литературы.

Первый и единственный

Надо признать, что несомненные заслуги писателя и журналиста общеизвестны и высоко оценены. Он награжден орденами «Барыс», «Парасат», имел множество званий и регалий, избирался депутатом различных уровней.

И все же, помимо официальных признаний, известный в регионе ветеран журналистики Турсынхан Толкынбаев, занятый исследованием творческого наследия писателя, считает, что с его именем можно часто ассоциировать слова «первый» и «единственный», приводя при этом интересные факты.

Оказывается, Аргынбай Бекбосын — единственный за 100-летнюю историю газеты главный редактор, дважды стоявший у руля издания. Кроме того, он первый и единственный, кто дал отпор на съезде Союза журналистов СССР известному шовинистическому призыву писателя Александра Солженицына о передаче земель Казахстана России.

Первым он обратился к секретарю ЦК КПСС Вадиму Медведеву по поводу необоснованного обвинительного Постановления ЦК о так называемом «казахском национализме». Он был первым журналистом из Казахстана, удостоенным премии Конфедерации журналистов СНГ за книгу «Западный бизнес глазами журналиста».

Первый главный редактор, открыто выступивший со статьями в защиту Динмухамеда Кунаева и Асанбая Аскарова.

Единственный депутат Верховного Совета РК, чье предложение к проекту Гражданского кодекса РК нашло отражение в Конституции Казахстана.

Единственный депутат Мажилиса Парламента, совмещавший депутатскую деятельность с работой в Высшем дисциплинарном совете, Государственной комиссии по борьбе с коррупцией.

Первый жамбылец, награжденный орденом «Парасат».

Конечно, подобные утверждения кто-то может посчитать несерьезными, но в них и кроется смысл и правда жизни Аргынбая Бекбосына, с детства привыкшего везде быть первым, говорить правду в лицо, не бояться трудностей.

Жарылкасын НУРАЛИЕВ

Комментарии закрыты.