Суперлегкая отрасль

Вне конкуренции и в опале. Как такое возможно?

Жамбылское кожевенно-обувное объединение за свой долгий исторический путь сменило не одно название, но профиль, оборудование и кадры предприятию, несмотря на все казусы судьбы, удалось сохранить. И даже двигаться по пути модернизации — медленно, с трудом, но всегда вперед.

История бывает горькой

В незапамятные советские времена жизнь на территории кожевеннообувного объединения имени XXII партийного съезда КПСС бурлила, словно в водовороте: работники заводов хромовых, юфтевых, жестких кож, кожсырьевого завода, обувной фабрики и массы вспомогательных предприятий стояли в очереди, чтобы пройти утром через проходную. Шесть тысяч человек трудились посменно круглые сутки, как того требовал технологический цикл заводов, выпуская в год до 5,5 миллиона пар обуви.

Теперь здесь трудится всего 289 человек, огромные цеха пустуют, нет цветников и фонтана, разрушены трехэтажное здание фабрики-кухни и большого актового зала, столовой и парикмахерской. Бывшие работники разбрелись в поисках лучшей доли, кто куда, из управленцев остались только самые преданные: директор хромового завода Анатолий Удод, главный специалист по госзакупкам Эльмара Сабирова, начальник обувного цеха Варвара Муратова, мастера экспериментального и пошивочного цехов Наталья Гожелева и Валентина Валиева, инспектор отдела кадров Светлана Еремеева. Они и тянут на себе весь груз работы по обучению новых кадров, выпуску продукции, по сбыту и поставкам. Но не все так печально.

— После банкротства кожевенный комбинат выкупило у конкурсного управляющего ТОО «Астык сервис» и в 2001 году переименовало в ТОО «Таразкожобувь», — рассказывает генеральный директор Бакытхан Тенизбаев. — По возможности морально и физически устаревшее оборудование постепенно заменяем новым: в хромово-дубильном цехе рядом со старыми барабанами работает итальянская линия, на обувной фабрике — две германские линии «Dеsmа», которые приобрели благодаря кредитам Нурбанка. Аналогов этим линиям в странах Средней Азии нет. Остальные станки и агрегаты приходится «латать», искать и подгонять запчасти, эксплуатировать по мере загрузки заказами.

 

Игра в прятки

А заказов в общем-то немного, в основном на специальную обувь для министерств обороны, внутренних дел, Комитета национальной безопасности, иногда — на рабочую. Экспонируя свою продукцию на международной выставке в Астане, товарищество получило высокую оценку по качеству и дизайну, поступили заказы на рабочую обувь из Кызылорды, Актау. Местные же промышленные «акулы» почему-то услугами своего собрата пользоваться не хотят, за исключением разве что Таразского металлургического завода, сделавшего как-то разовый заказ, да военизированной и железнодорожной охраны. Два года подряд, по словам обувщиков, товарищество обеспечивало охранников обувью, на третий год их не устроила стоимость: закладывали в калькуляцию цены от 2900 до 3200 тенге без НДС, а покупатель пожелал, чтобы ботинки были дешевые, но гвоздевого метода крепления, что в корне нереально: только килограмм латунных гвоздей, помимо других компонентов, стоит 2,5-3 тысячи тенге. В итоге отказались. Подобная экономия обернулась для охранных ведомств пустой тратой: выгодная в ценовом отношении китайская дешевка развалилась уже через месяц.

— Вот и выигрывают тендеры те, кто везет товар из Китая. Нам это не выгодно, мы несем ответственность за качество, должны окупать энергетические затраты, платить заработную плату рабочим, — говорят специалисты, но при этом не теряют надежды на то, что смогут «себя поднять» именно благодаря заказам отечественных структур и предприятий.

Товарищество отправило письма и прайс-листы почти на все крупные промышленные предприятия региона, в ответ — тишина. Последние по-прежнему предпочитают покупать подделку на один сезон из Поднебесной, вместо того чтобы практически по такой же цене приобретать кожаную обувь с гарантией на три-четыре года у местного производителя. Более того, обувь в специальной лаборатории проверяется на качество, соответствует применяемым еще при СССР стандартам и нормам, даже ремонт ее гарантируется безвозмездно в течение года. Однако попытки создать свою нишу на местном рынке рабочих товаров успехом не увенчались. По всему видно: без поддержки областного акимата не обойтись, ведь возрождение легкой промышленности — это большой плюс экономике всего региона.

 

Кадровый голод

Отсутствие больших объемов, нерегулярность заказов сказываются и на кадровой политике: есть заказ — набирают и обучают людей, выполнили его — люди остались невостребованными и через три-четыре месяца после зимнего простоя уволились. Обувное и кожевенное производство — дело тонкое: дилетанта к станку не поставишь, а знающий себе цену технолог, модельер или иной специалист на временную работу не пойдет — не захочет быть отпускником без сохранения заработной платы. В итоге — пустая трата времени, сил и средств.

— Два года в рамках «дорожной карты» мы подаем заявки в отдел занятости и социальных программ с просьбой направить к нам людей для работы по узким специальностям, — сетует юрист Еркын Байтурсынов. — Мы согласны обучить их за свой счет, оставить на предприятии, списки подаем, а желающих трудиться как не было, так и нет. Опытные сотрудники — в основном предпенсионного возраста, а молодежь в неперспективную, по их мнению, отрасль идти не хочет. В свое время кузницей кадров для кожевенно-обувного производства были Джамбулский технологический институт и училище при кожобувькомбинате, сейчас специалистов такого профиля практически никто не готовит. Но даже при наличии постоянного квалифицированного штата сотрудников нам трудно выживать без крупных заказов.

 

Где выход?

— А выход один, — считает специалист по госзакупкам Эльмара Сабирова, — государственные закупки должны быть спланированными, а не сумбурными. Предприятия часто от этого страдают. Все справки из банка, налоговых органов действуют в течение месяца. Тендер перенесли — справки пропали, снова собираем. Кроме того, во исполнение заявки необходимо заплатить один процент от суммы договора, во исполнение договора — три процента. Если договор в чем-то нарушим (это же производство, всякое бывает!), то потеряем сумму гарантии, а это может быть и 10, и 12 миллионов тенге. К тому же и сроки договоров зачастую нереальные. Взять, к примеру, Министерство обороны, где четко определены сроки призыва, количество призывников, штаты кадрового и офицерского составов. Срок исполнения договора — три месяца. Что мешает министерству дать объявление загодя, хотя бы в ноябре? В декабре бы перечислили деньги, с февраля могли начать поставку. В реальности все наоборот: на начало первого месяца еще ничего нет, после предоплаты начинаем закупать материалы, а к 10 апреля уже необходимо выполнить часть обязательств: поставить заказчику первые 14 из 61 тысячи пар обуви. Вопрос: кому нужны такие тендеры? Как в сжатые сроки выполнить солидный заказ? И дело даже не в людях, а в агрегатах, которые выше своей проектной мощности — не более 1200 пар за две смены — выдать не могут. Подобные договоры по тендеру должны быть как минимум на три года, а не на три месяца.

 

Доля-долюшка…

При всем этом предприятие еще должно соблюдать процентную долю казахстанского содержания материалов в своей продукции. На первый взгляд для кожевенно-обувного объединения это несложно: количество скота ежегодно растет, сырья — хоть отбавляй, хромовые и жесткие кожи выпускает собственный завод. Но казахстанская доля в легкой промышленности дается нелегко, и главная проблема — именно сырье.

По словам Е. Байтурсынова, руководство ТОО «Таразкожобувь» на самых разных уровнях поднимало вопрос нелегального экспорта кожевенного сырья, предлагало повысить государственную пошлину за вывоз шкур и ввести ограничительную квоту с тем, чтобы наконец заработало собственное производство, отечественный производитель ощутил реальную поддержку. Маркетинговые исследования показали: в тех странах, где госпошлины высоки, сырье остается на месте.

На данный момент закупом сырья занимаются кожсырьевой завод и хромовый завод ТОО. Цена за килограмм напрямую зависит от качества и сорта шкуры. В северных регионах страны шкуры цельные, толстые, отвечают необходимым требованиям. Там и цена иная. Наше местное сырье из Кордайского, Жуалынского, Таласского и Сарысуского районов, кроме местных заводов, скупают шымкентцы, но большей частью, к сожалению, оно уходит в Турцию и Китай. Это выгоднее фермеру даже при одинаковой цене за шкуру, ведь нелегальный бизнес принимает ее без справок от ветеринарных служб и претензий по качеству, которого при стихийном забое скота на частных подворьях зачастую просто нет.

Что касается непосредственно казахстанского содержания, то на выпускаемую продукцию составляется калькуляция, отражающая доли материалов местного и закупаемого производства: чем выше планка местного, тем лучше. Есть и другие критерии, способствующие процентному повышению этого содержания. По мнению специалистов товарищества, такой подход ничего не отражает: необходимо наглядно оценивать производственную базу предприятия, учитывать, что оно само производит сырье, а не занимается коммерцией, отдавать предпочтение не маленьким цехам, работающим на китайских заготовках, а уникальным предприятиям, начинающим производственный цикл от закупа сырья до выпуска конечной продукции — кожи и обуви. Именно таким предприятием является «Таразкожобувь»: только на красильно-жировальном участке кожевенного завода установлены пять барабанов из красного дерева стоимостью 80 тысяч евро каждый, на обувной фабрике — две германские линии «Dеsmа» для прилива подошвы сырой резиной стоимостью 1,5 миллиона евро.

В республике у товарищества практически нет конкурентов: фабрика «Жетысу» только начинает развиваться, все остальные — мелкие коммерческие структуры, состоящие из одного-двух мини-цехов. Да и о сырьевой базе следовало бы позаботиться: из материалов для кожевенного производства свои только соль, дубитель хромовый, вода и известь, а все компоненты для обуви, в том числе и фурнитуру, несмотря на выгодную для нас при Таможенном союзе нулевую ставку, мы по-прежнему закупаем в России. Конечно, коммерсанты могут привезти что душе угодно, но исходить все же следует из того, что потребитель наш в основном небогатый, а каждая пошлина на оборудование, запчасти, замки и пряжки лишь утяжеляет себестоимость отечественной продукции. Кстати, она у жамбылских обувщиков вполне приемлемая.

 

Не хуже других

Что выберет для себя рациональный покупатель — замшевые туфли местного производства или китайские из «бумажного набука»? При одинаковой стоимости в пять-шесть тысяч тенге, вероятнее всего, — натуральную замшу: не порвется, не облезет после первой носки, более практична и долговечна. Именно такую обувь выпускает сейчас на итальянских агрегатах «Lim» и германских «Dеsmа» обувная фабрика ТОО «Таразкожобувь».

Дизайн моделей отличается оригинальностью, совмещает несколько цветовых гамм. Этот эксклюзив уже реализуется в недавно открытом на проходной предприятия магазинчике. В скором времени на первом этаже административного здания откроется фирменный магазин, в котором можно будет приобрести кожу, велюр вет-блю, модельную мужскую, детскую, школьную, женскую обувь, в том числе на заказ, разработкой которой занимается экспериментальный цех. Под руководством опытного модельера из Украины Александра Калиновского здесь готовят экспериментальную партию военной парадной (белой) обуви для морского флота. Новое время требует современных технологий, таких, как компьютерное моделирование и маркетинг, в чем Александр как раз-таки силен. В Таразе подобных специалистов не было, теперь начинаем «растить» у себя, заключили также договор с училищем по подготовке профессиональных швей. Разработанная Калиновским продукция нового поколения уже получила признание. Устроила и цена — до семи тысяч тенге, в соседнем Алматы подобная обувка доходит в цене до 20 тысяч.

Вдобавок ко всему наметилась хорошая перспектива: есть выгодная договоренность о сотрудничестве с греческой фирмой. Она берет на себя поставку оборудования по выпуску модельной обуви и обучение пяти специалистов в Греции. Образцы представленной женской и мужской обуви неплохие: оригинальные, красивые, легкие, модные. С приходом греческих инвесторов будут созданы новые рабочие места, повысится заработная плата. Первый шаг к этому уже сделан: с марта предприятие постепенно переходит от повременной оплаты труда к сдельной. Эффект налицо: заработная плата увеличивается на восемь-десять тысяч тенге. Так что есть надежда на начало возрождения этой нелегкой легкой промышленности, на то, что с запуском нового цеха производство обуви в ТОО «Таразкожобувь» уже в нынешнем году перевалит имеющийся предел — миллион пар обуви в год, расширится и станет успешным.

Наталья ПЕРФИЛЬЕВА,
Виктор БАРБАШ (фото)

Комментарии: 4 к статье Суперлегкая отрасль

  1. Светлана Васильевна 29 апреля 2012 в 16:03

    А ведь было время, когда за обувью Джамбулского кожобувьобъединения выстраивалась очередь даже в Ленинграде. Сама видела и была, честно говоря, поражена.

    Ответить
  2. Наталья Перфильева 7 мая 2012 в 17:45

    Все еще впереди, есть надежда на греков.

    Ответить
  3. Татьяна Васильевна 15 июля 2012 в 16:46

    Желаю всему коллективу кожевенно-обувного комбината успехов преодолеть все трудности и стать таким же успешным предприяитем.как и раньше. Работала на кожсырьевом заводе с 1975 по 1982..по направлению после окончания московского механико-технолог.техникума.Затем окончила Дтилппп.по семейным обстоятельствам была вынуждена уехать из Вашего чудесного города.Огромная просьба помочь мне связаться с отделом кадров кожсырьевого завода.Еще раз с наилучшими пожеланиями Теслева Татьяна Васильевна

    Ответить
  4. Лариса Гуляева 6 декабря 2012 в 14:48

    Китайская обувь уже показала на что она годится, и что минимум 2 пары на сезон покупать приходится. Теперь многие стремятся покупать прочную добротную обувь, вам бы расширить ассортимент и открыть специализированный магазин, где можно было не только выбрать понравившуюся модель, но и при необходимости заказать нужный размер. Пусть это займёт определённое время, но зато клиент получит то, что он хочет, а это определённого рода сервиз который не предлагает ни кто.
    От чистого сердца желаю Вам процветания и интенсивного развития! Вы нужны нашему городу и Таразцам!

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свежие комментарии

Архивы

Поиск по сайту

RSS Подпишитесь на «Знамя труда»