От стыда сгорают?

Медиков, продававших детей, судят в закрытом режиме

В Таразском горсуде № 2 начался второй закрытый судебный процесс по факту продажи детей. О первом, прошедшем в Жамбылском районном суде, наша газета писала уже неоднократно. Тогда по обвинению в торговле детьми были осуждены к семи годам лишения свободы бывший директор Дома ребенка «Умит» Кунсулу Ержигитова, врач-педиатр Сауле Шинасилова и заведующая гинекологическим отделением Таразской поликлиники № 4 Райхан Копбасканова.

Однако приговор еще не вступил в законную силу, поскольку осужденные подали апелляционную жалобу в областной суд, и дело сейчас рассматривается в апелляционной инстанции. 

Разную «географию» частей одного и того же дела председатель апелляционной коллегии Жамбылского областного суда Газиза Мусабекова объяснила тем, что процесс был переведен из Жамбылского района в областной центр для более оперативной работы: все фигуранты, свидетели и эксперты живут и работают в Таразе. Сейчас на скамье подсудимых — бывший главврач медцентра «Сенім» Раушан Арынгазина, акушер-гинеколог областного перинатального центра Райхан Ербатырова, акушер-гинеколог поликлиники № 7 Дмитрий Бобров и частный предприниматель Бектемир Кабдуллин. Медикам вменяется торговля несовершеннолетними группой лиц с использованием своего служебного положения, что влечет наказание в виде лишения свободы от 7 до 10 лет; подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, за что предусмотрено лишение свободы сроком до четырех лет. Кроме того, Раушан Арынгазина обвиняется еще и в злоупотреблении полномочиями. Бектемиру Кабдуллину предъявлено только обвинение в торговле несовершеннолетними.

Мера пресечения у подсудимых тоже разная. Р. Арынгазина и Б. Кабдуллин заключены под стражу, Р. Ербатырова находится под домашним арестом, а Д. Бобров — под подпиской о невыезде и надлежащем поведении.

Другие детали и подробности этого дела Газиза Мусабекова сообщать не стала, объяснив, что процесс по просьбе его участников проходит в закрытом режиме. Если учесть, что на суде не звучат фамилии несовершеннолетних, он не касается жертв сексуального насилия и далек от государственных секретов, закрытость процесса по просьбе обвиняемых вызывает, мягко говоря, недоумение. Возможно ли в таком случае полное оправдание обвиняемых, если они внесут такое ходатайство?

Белла МУН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свежие комментарии

Архивы

Поиск по сайту

RSS Подпишитесь на «Знамя труда»