Закрытая тема

Разговор о том, о чем предпочитают молчать

Как утверждают аналитики, экономика Казахстана движется вперед семимильными шагами: модернизируются старые производства, строятся новые, в общем объеме продукции растет удельный вес не только добывающей, но и перерабатывающей отраслей.

Однако, если верить журналу «Казахстан и страны СНГ», издаваемому Агентством РК по статистике, наша республика в рейтинге стран СНГ в первом полугодии прошлого года занимала второе место после России по количеству несчастных случаев на производстве и четвертое место после России, Украины и Беларуси — по численности пострадавших (из расчета на 10 тысяч работающих).

 

Факты — вещь упрямая

Не обходится без гибели людей и на предприятиях Жамбылской области. Редакция решила выяснить, как обстоят дела с обеспечением безопасности и охраны труда в одной из самых крупных компаний — ТОО «Казфосфат», где трудятся около шести тысяч человек. Тем более что и повод был: разговоры о том, что бывший работник Владимир Иванов не получает должного возмещения за увечье, печи на заводах взрываются, а в новом году уже произошел «дикий» несчастный случай и погиб человек.

Филиалы товарищества — горно-перерабатывающие комплексы и химические заводы — это сложные производства, относящиеся к категории повышенной опасности. И не только в силу вредных условий труда, но и по изначально высоким, в сравнении с другими отраслями, показателям производственного травматизма. Как, впрочем, та же обрабатывающая и металлургическая промышленность, строительство и транспорт, длительное время удерживающие «пальму первенства».

 

Как на духу

— Печи у нас, конечно, не взрываются, долгов по выплатам нет, а вот травматизм, хотя и значительно снизился за последние годы, по-прежнему остается проблемой. Компания существует 12 лет, за последние десять лет при общем количестве 126 несчастных случаев (легкая, тяжелая степени и летальный исход) мы, к сожалению, потеряли 21 работника. Причем все несчастные случаи, за исключением последнего на НДФЗ, не связаны напрямую с технологическим процессом, здесь присутствует так называемый человеческий фактор. Взять хотя бы случай на ЗМУ: парень выбил ногой колышек из-под вагона, в результате вагон наехал на ногу, ее пришлось ампутировать, однако человека спасти так и не удалось. Или недавний «дикий» случай на НДФЗ, когда опытный начальник отделения вместе с аппаратчиком готовил оборудование к ремонту и во время разгерметизации запорной арматуры допустил нарушение, которого никто в принципе не совершает. Оба получили химические ожоги, вследствие которых руководитель подразделения скончался. Опять же причина трагедии — не в сбое оборудования или непредвиденных технических неполадках. Как это вообще могло произойти, непонятно, — признался генеральный директор ТОО «Казфосфат» Мукаш Искандиров.

 

Горькая статистика

Четкую картину состояния травматизма в ТОО, начиная с 2002 года, можно отследить по диаграмме. Для удобства разделим эти годы на два пятилетия. В первом пик несчастных случаев приходится на 2004-й (21) и 2002-й (19) годы. В основном это травмы легкой степени, тяжелых было по пять, с летальным исходом — соответственно один и два случая. Всего — 80. Во втором пятилетии самым «кризисным» оказался 2008 год — 13 несчастных случаев, из них восемь — легких и пять — с летальным исходом. В целом за пятилетку — 44 травмы, то есть снижение количества несчастных случаев почти вдвое.

А теперь посмотрим, что же стало причиной смертельных травм в 2008 году. Железнодорожный транспортный комплекс: составитель поездов во время маневровой работы спрыгнул с лестничной площадки тепловоза. Горно-перерабатывающий комплекс «Каратау»: произошло обрушение куска руды на проходчика подземного рудника. Новоджамбулский фосфорный завод: в первом случае опрокинувшийся автокар придавил ехавшую на нем заведующую складом; во втором — аппаратчик при уборке просыпей на конвейере оказался зажат между поддерживающим роликом и лентой работающего конвейера; в третьем — замначальника цеха и слесарь-ремонтник при демонтаже оборудования задохнулись в емкости с азотом. Именно 2008 год стал самым трагичным во втором пятилетии. Выходит, за 10 лет — 20 случаев летального исхода, исключая 2007-й, 2009-й, 2010 годы, когда гибели людей не зафиксировано.

Плюс несчастный групповой случай 2012 года, о котором говорил М. Искандиров. Семье погибшего начальника отделения согласно коллективному договору предприятие выплатило пособие 300 тысяч тенге, взяло на себя затраты на погребение, дочери по договору аннуитета до совершеннолетия будет ежемесячно выплачиваться половина средней заработной платы отца — около 55 тысяч тенге.

Вопрос со вторым пострадавшим остается пока нерешенным. По Закону «Об обязательном страховании гражданско-правовой ответственности работодателя за причинение вреда жизни и здоровью работника» ему положена единовременная страховая выплата. В случае установления ему уровня нетрудоспособности от 60 до 89 процентов размер выплат составит 2 миллиона 427 тысяч тенге, при нетрудоспособности свыше 90 процентов — 3 миллиона 236 тысяч тенге. Плюс ежемесячные аннуитетные выплаты не менее 50 тысяч тенге, в зависимости от группы инвалидности.

 

Халатность или небрежность?

Среди причин травматизма присутствуют ожоги электродугой, кислотой, отказ тормозов, нарушения производства работ с грузоподъемными механизмами либо на высоте, непредвиденные выбросы пара или шлама, чаще — легкие травмы, полученные при падении. Есть горькие и смешные одновременно: провалился сквозь шифер навеса, собирая абрикосы во дворе офиса. Так что же это — небрежность работника или халатность специалистов, отвечающих за безопасность и охрану труда на производстве?

Второе предположение категорически отверг главный технический руководитель ТОО «Казфосфат» по охране труда Борис Чернышов.

— Для обеспечения контроля и эффективности работы по безопасности и охране труда в компании разработано Положение по профилактической работе, которое определяет работу всех звеньев, участвующих в производственном процессе, начиная от рабочего и заканчивая генеральным директором,- сказал он.- Там оговорены все должностные обязанности и предусмотрена система четырехступенчатого контроля. Только по первой ступени ежегодно на рабочих местах проводится около 50 тысяч проверок состояния безопасности. Во всех структурных подразделениях четверг — День охраны труда. Ежемесячно советы по профилактике разбирают нарушителей норм и правил безопасности и охраны труда. Согласно графику идут комплексные и целевые проверки. А еще колоссальные средства тратятся на замену устаревшего оборудования, внедрение современных экологически безопасных технологий. За период работы «Казфосфата» мы полностью убрали загазованность. Если в 2011 году затраты на улучшение состояния охраны труда и техники безопасности составили 757 миллионов 260 тысяч тенге, то на 2012 год запланировали уже 834 миллиона 238 тысяч тенге. Чтобы стимулировать работников, в 2010 году даже ввели систему талонов. Оторвали один талон за нарушение — работник лишается 15 процентов премии, два — 30 процентов, три — и его дальнейшая судьба в руках совета по профилактике нарушений, который может принять жесткое решение вплоть до увольнения.

В таком случае остается непонятным, почему, несмотря на усиленный контроль, имеют место несуразные случаи травматизма? Вопрос этот мы адресовали и проверяющей организации, и лидерам профсоюзных комитетов, призванных стоять на защите интересов человека труда.

Заместитель директора департамента контроля и социальной защиты населения Жамбылской области, главный инспектор по труду Жамбылской области Владимир Борода не припомнит грубых нарушений техники безопасности со стороны ТОО «Казфосфат», а также случаев сокрытия несчастных случаев на предприятиях товарищества:

— За последние два-три года с «Казфосфата» к нам обращались человек шесть-семь: с каратауской промзоны по факту незаконного увольнения; по неправильному начислению выплат, которые после сдачи работником недостающих справок были доначислены; по увольнению в связи с достижением пенсионного возраста и другие. Все они нашли свое решение. Вопросам безопасности в компании уделяют серьезное внимание, особенно на НДФЗ и ЗМУ. Нарушений технологического порядка не было, а несчастные случаи, на мой взгляд, происходят либо по недоработке надзора, либо по вине самого работника.

— Здесь имеют место различные факторы. Если раньше на предприятие устраивались квалифицированные работники с высшим и средним профессиональным образованием, то сейчас пожинаем горькие плоды разрухи: сказался как отток высококлассных специалистов за рубеж, так и необразованность целого поколения, попавшего «в яму» 90-х годов, плюс слабые теоретические знания нынешних выпускников средних специальных учебных заведений, — считает профсоюзный лидер НДФЗ Шахтыбай Байганов.- Все условия профсоюза по охране труда администрация выполнила, ужесточила требования, но несчастные случаи нет-нет да и «проскакивают», ведь химия — опасное производство. Скрыть их практически невозможно: нужно оперативно подыскать замену травмированному работнику, да и самому пострадавшему нет смысла скрывать случай: если в дальнейшем начнутся осложнения, оплачивать лечение или утрату здоровья ему никто не будет.

— По всей видимости, у людей, работающих в опасных для жизни условиях, с годами притупляется чувство опасности: один лежа толкает ногами мешки на движущийся конвейер, другой в рабочее время оказывается там, где его вообще быть не должно,- говорит председатель проф-кома ЗМУ Тамара Томах.- Каждый несчастный случай предполагает потерю здоровья, за которой может последовать чья-то личная трагедия. Но, как бы жестоко это ни звучало, количество произошедших на заводе несчастных случаев для такого опасного предприятия, как наше, — это немного (по статданным, 19 случаев за 10 лет, из них три — с летальным исходом — прим. автора).

Со статистикой, если она, конечно, объективная, не поспоришь. Однако сухие цифры не могут чувствовать и сострадать, а ведь за каждым таким ЧП стоит чье-то горе. Выходит, чтобы уберечь свое здоровье, не стать инвалидом, нужно не только вникать в правила профилактики, соблюдать безопасные условия труда, но и менять отношение к работе и собственный психологический настрой.

 

До конца жизни

Говорят, инвалидность — не приговор, а лишь ограничение возможностей. И даже деньги, полученные как возмещение за причиненный ущерб здоровью, не компенсируют пострадавшему ощущения неполноценности. Тем не менее выплачивает ТОО «Казфосфат» своим бывшим работникам суммы немалые. Только по филиалу НДФЗ в 2011 году месячное возмещение ущерба по трудовому увечью составило 1 миллион 074 тысячи 972 тенге, по утрате кормильца — 369 тысяч 713 тенге, по профзаболеванию — 7 миллионов 608 тысяч 342 тенге, всего по жамбылским филиалам все виды выплат с возмещением вреда составили 14 миллионов 437 тысяч 768 тенге. И даже неудачливый ходок за абрикосами получил 184 тысячи 672 тенге.

Самая расходная статья — выплаты профбольным, особой категории бывших работников. У многих из них стаж во вредных производствах превысил три десятка лет. Пик получения инвалидности по профессио-нальному заболеванию пришелся на начало деятельности компании. В 2003 году профбольными признаны 44 человека со стажем работы от 11 до 25 лет, в 2004 году — 43 со стажем от 7 до 27 лет. Всего же с 2002 по 2006 год к данной категории отнесены 133 человека, с 2007 по 2011 год — 93, причем за пять лет снизилось не только количество «профи», но и их стаж — от 4 до 11 лет. В общем за 12 лет
профзаболевание получили 262 человека. Не многовато ли?

— Дело в том, — поясняет начальник юридического отдела компании Олег Калентьев, — что товарищество «Казфосфат», не являясь правопреемником предыдущих управляющих компаний, вместе с имущественным комплексом приобрело, образно говоря, и сотрудников, которые заболели задолго до того, как стали работниками компании. Если трудовой стаж такого сотрудника на предприятии равен 20 годам, пять из которых приходится на ТОО, то процент «вины» компании соответственно составит четвертую часть, или 25 процентов. Эту сумму в долевом порядке (с учетом индексации по тем должностям, которые остались в филиалах) предприятие им и выплачивает. С момента введения закона об обязательном страховании гражданско-правовой ответственности ответственность несут страховые организации, получающие страховые премии.

В филиале «Минеральные удобрения» суммы возмещения процента ущерба за 2011 год, к примеру, составили отдельно взятым работникам от 19 до 70 тысяч тенге, по профзаболеваниям — почти 146 тысяч тенге, а в целом выплаты по трудовым увечьям, профзаболеваниям, потере кормильца и другим превысили 1 миллион 752 тысячи тенге.

 

Персона нон грата

Особняком в категории профбольных стоит упомянутый выше кузнец В. Иванов. В 2002 году при заготовке форм для дюз ему оторвало кисть правой руки. С тех пор он ищет справедливости и денег на протезирование в дирекциях НДФЗ, «Казфосфата», других инстанциях. Помнит его и генеральный директор М. Искандиров:

— Средства на протезирование в клинику мы перечисляли, но по неизвестным причинам они вернулись назад. Кроме того, НДФЗ оказывал ему материальную помощь как бывшему работнику. Если придет с заявлением, рассмотрим и это обращение. А выплаты производим по сей день в соответствии с законом.

Свои доводы директор подтвердил справкой о начисленных доходах, которая свидетельствует: за десять лет возмещение ущерба составило
3 миллиона 197 тысяч 012,12 тенге, плюс 30 тысяч 494 тенге за январь 2012 года.

 

Вместо эпилога

Возможно, цифры, приведенные в этой статье, некоторым покажутся чересчур большими, кто-то скажет, что безопасность людей важнее денег, и было бы лучше компании вообще не выплачивать их в связи с отсутствием несчастных случаев (и он, безусловно, окажется прав), а другой проанализирует их, сравнит с показателями близких отраслей и сделает собственный вывод. Мы отдаем эти цифры на «откуп» читателю.

В завершение разговора хотелось бы напомнить одну прописную истину: жизнь — самая главная ценность, и снижение травматизма, охрана труда должны стать главным приоритетом не только для предприятия, но и для самих сотрудников. Каждый, уходя утром на работу, должен помнить, что он обязательно должен вернуться домой, к семье, целым и невредимым.

Наталья ПЕРФИЛЬЕВА

Один комментарий к статье Закрытая тема

  1. Савелий 14 февраля 2012 в 14:43

    Все равно что-то очень много жертв у флагмана химической промышленности. И еще вот это момент говорит о том, бардаке, что творится на предприятиях КазФосфата: «Взять хотя бы случай на ЗМУ: парень выбил ногой колышек из-под вагона, в результате вагон наехал на ногу, ее пришлось ампутировать, однако человека спасти так и не удалось», — КАКОЙ НА ФИГ КОЛЫШЕК? ВЫ ЧТО, С ДУБА РУХНУЛИ??? НЕ ЗНАЕТЕ ЧТО ДЛЯ ЭТОГО ЕСТЬ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫЕ БАШМАКИ? Отсюда у вас и 126 несчастных случаев за 12 лент работы. Сами делаете грубейшие нарушения при эксплуатации подвижного состава, господа!

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свежие комментарии

Архивы

Поиск по сайту

RSS Подпишитесь на «Знамя труда»