The news is by your side.

Кентавры «Аулие-аты»

Победа будет общей. В древности, глядя на кочевников, словно сросшихся с лошадьми, придумали кентавров.

Пятнадцать лет на пьедестале

К этим жеребцам нельзя приближаться ни женщинам, ни кобылицам. Звучит неправдоподобно, но это давняя традиция, которая, как уверяют специалисты по кокпару, работает. 

Приближаться, собственно, преувеличение. Просто женщинам не разрешают на них кататься — плохая примета. А вот что касается кобылиц и продолжения рода, действительно, на всем протяжении спортивной карьеры эти кони остаются «монахами».

— Конечно, многим бы хотелось иметь в своих конюшнях потомков легендарных жеребцов, но размножение забирает много сил, а они нужны для соревнований, — объясняет тренер сборной Жамбылской области по кокпару Мухамедали Куралов. — Кокпар — экстремальный спорт для сильных и мужественных.

— Это чисто мужская игра, мужская энергия, — вторит заместитель директора конноспортивного клуба «Аулие-ата» Толеген Жуматаев. — В нашей конюшне нет ни одного мерина. В других командах есть, и они редко выигрывают. А в нашей нет. Потому что природа так устроена: жеребец должен быть сильным и смелым, чтоб защищать свой табун. Жеребец — это стихия. Перед стихией трудно устоять.

Отбор четвероногих участников команды не сложен. Соблюдаются три условия: не моложе пяти лет, здоровый и с характером. Сложности начинаются потом, во время обучения. Важно, с одной стороны, норовистость коня не сломать и в то же время научить слушаться наездника.

— От точности взаимодействия коня и шабандоса (всадника) зависит все, — считает Т. Жуматаев. — Поэтому спортсмены стараются наладить отношения со своими «партнерами». Чаще всего это удается. Но встречаются и очень своенравные личности. Например, у нас есть жеребец Изумруд, который ни с кем не хочет работать, кроме Галымжана Акылова. Они уже 12 лет в паре играют.

На протяжении веков кокпар был атрибутом больших праздников. Без него не обходился ни один серьезный той. Признанные кокпаршы, чье мастерство передавалось по семейной линии из поколения в поколение, не дали угаснуть народной игре и в советскую эпоху, когда в кокпар играли, как в карты, — подпольно.

— Любители игры уходили в безлюдные места и там проводили конноспортивные баталии, аул на аул. Из села Головачевка (ныне Айшабиби), например, кокпаршы ходили в предгорья Каратау, — продолжает свой рассказ Т. Жуматаев. — Там игры были уже «международные», с киргизскими командами. Кстати, именно в Айша биби сейчас находится база жамбылских кокпаристов.

Впервые из подполья кокпар в нашей области вышел в 1998 году благодаря потомственному кокпаршы Наби Момынову. Он собрал команду на собственные средства и пожертвования спонсоров. Уже в следующем году возникла официальная федерация конных видов спорта, а в 2001 году появился клуб «Аулие-ата», начались официальные чемпионаты. И с тех пор жамбылская команда еще ни разу не покидала пьедестал.

Если говорить футбольным языком, жамбылцы — октакампеоны: восемь раз были золотыми медалистами. Еще пять раз завоевывали серебро, дважды — бронзу.

— У нас на юге кокпар не прекращался, а другие регионы его возрождают. Поэтому за нами преимущество, — объясняет статистику Т. Жуматаев.

Попадают в сборную области обычно те, кто хорошо себя показал на областных соревнованиях.

— Костяк по-прежнему составляют представители Жамбылского района, среди которых потомки основателя команды Наби Момынова. Его сын Нурдаулет долгое время был капитаном команды. Сейчас он возглавляет наш клуб, — говорит М. Куралов. — Есть в команде представители Жуалов и Байзака. В этих районах тоже сильны традиции кокпара. А вот один из лучших игроков Атамекен Рустемов попал в команду случайно. В 2005 году проходил чемпионат в Павлодаре. На предыдущих играх часть наших игроков дисквалифицировали. Атамекен тогда школу только окончил, поехал просто поболеть. Место в команде было, его взяли за конями присмотреть. А он все время просился поиграть. Тренер его в финале и выпустил. Думает, терять уже нечего. Тогда Наби Момынов был еще жив. Он очень переживал — не привык, что ученики проигрывают. На весь Айша биби имелись одна-две сотки, связь плохая. Вот Наби-ага с телефоном повыше на сеновал заберется и звонит, выясняет, как дела, расстраивается: победа уходит. И вдруг — радость: Атамекен забросил победную тушу. Так в команде и остался.

Сейчас команда Жамбылской области готовится к республиканским соревнованиям, которые пройдут 10 апреля. Игроки с каникул вернулись на базу и потихоньку тренируют коней, давая разогреться застоявшимся за зиму мускулам.

— Через две недели будем в полной форме, смотрите нас по телевизору, — шутят игроки…

Однако все возрастные игроки имеют как минимум по одному перелому — раньше правила были менее суровы ко всяким силовым приемам. Сейчас они ужесточаются, травматизма меньше. И у людей, и у животных. Хотя у любителей кокпара до сих пор вызывает неприятие архитектура ворот. Сейчас это большая круглая насыпь с углублением посередине. Чтобы кони на полном скаку не ломали об нее ноги, насыпь для амортизации обкладывают автомобильными шинами, сейчас идет речь о разработке латексной обшивки насыпи.

— Это все полумеры, — считает страстный поклонник кокпара Бекет Момынкул. — Чтобы обезопасить коней, нужно менять форму ворот. Они выглядят как усеченный конус, а нужно сконструировать что-то вроде рюмки или по крайней мере цилиндра.

На мой взгляд, каждый вид спорта похож на определенный человеческий типаж. Теннис немного надменен. А футбол — баловень. Игроку ничего не стоит купить мяч, найти единомышленников и ровную площадку — тренируйся, играй. Однако футболист не станет играть без солидной зарплаты. А кокпаристы ради игры могут пожертвовать своими средствами. В кокпаре же игрок сам по себе мало что значит без коня. Самое недорогое животное стоит не меньше среднего качества машины.

— В первые годы, когда все только начиналось, наши спортсмены выступали либо на собственных лошадях, либо предоставленных спонсорами. Федерации не было, не было и зарплаты. Ее никто и не просил. Потом, когда этот вид спорта государство взяло на финансирование, зарплаты были небольшими, но никто не ушел искать больших денег. Сейчас зарплату добавили. До футболистов — как до космоса, но спортсмены довольны, — вполне искренне отвечает на вопрос о заработках М. Куралов.

Понятно, что в силу объективных причин кокпар не может быть таким же массовым, как футбол. Но это не значит, что он не может быть столь же популярным. После того как конноспортивные соревнования стали показывать по телевизору, и имена наездников, и клички жеребцов знают многие казахстанцы. Уже мальчишки играют в своих любимых героев. Потому что кокпар — это, наверное, один из важных элементов самоиндентификации. То, из чего вырастет любовь к Родине.

Индира БОТАШЕВА,
Виктор БАРБАШ (фото)

Комментарии закрыты.