The news is by your side.

Кредит доверия

940x360_kredit_192a965

Почему деньги берут в банках, а не у друзей?

Редакция газеты «Знамя труда» продолжает следить за развитием ситуации в банковской сфере страны. Напомним, в прошлом году мы посвятили нюансам кредитной политики ряд статей. Многие жамбылцы стали жертвами собственной невнимательности, подписав заведомо невыгодные договоры. Впоследствии им пришлось платить по счетам чрезвычайно высокие проценты. Что сегодня предпринимается в целях защиты заемщиков и как это отразится на потребительском кредитовании в целом? Попробуем разобраться.

 

Гражданский вопрос

Начнем, пожалуй, с любопытного опроса, проведенного в социальных сетях одним из банков республики. Респондентам была предложена следующая ситуация.

«Предположим, что Вам необходимо 10000 тенге на личные нужды, которые Вы собираетесь вернуть через месяц, — пишется в опросе. — Вы можете занять эту сумму у друга и вернуть с шоколадкой стоимостью 1000 тенге в знак благодарности. Либо пойти в банк и взять кредит на сумму 10000 тенге под 56 процентов годовых. Какие условия являются более выгодными, если Вы собираетесь вернуть кредит через месяц?»

Из нескольких предложенных вариантов ответа 67,6 процента предпочли «занять деньги у друга» и лишь 17,5 процента — «взять кредит в банке». В то же время 0,5 процента отказались вообще быть в должниках.

Надо сказать, весьма реалистичная и показательная получилась картина. Для человека с нашим менталитетом действительно легче занять у друга, которому вообще-то не обязательно возвращать деньги с дорогостоящей шоколадкой, а в случае просрочки можно попросить подождать до лучших времен. Договориться же с банком значительно сложнее.

Большинство казахстанцев никак не отнесешь к грамотным с финансовой точки зрения людям. Ведь занимать у друзей — одно, а у банка — совсем другое дело. В результате сотни заемщиков стали заложниками собственной самоуверенности, попав в неприятные кредитные истории. Свидетельством тому являются многочисленные споры между заемщиками и банковскими структурами, широко освещавшиеся в СМИ. И только сейчас отдельные финансовые институты задумались о повышении финансовой грамотности населения. А государственный регулятор принял ряд мер по ограничению потребительского кредитования.

 

По новым правилам

К примеру, с 1 апреля текущего года финансовые учреждения страны ограничены в выдаче займов. Согласно постановлению Нацбанка, казахстанские банки будут вынуждены отказать заемщикам в выдаче кредита, если их ежемесячный платеж будет превышать половину ежемесячного дохода.

— На деле это означает, что при заработной плате 100 тысяч тенге банк не вправе будет выдать кредит, по которому погашение ежемесячного займа составит более 50 тысяч тенге, — говорит ветеран финансовой системы, отличник финансовой работы Ерназар Наурызбеков. — Конечно, замедления роста потребительского кредитования в ближайшее время следует ожидать, но вряд ли надо говорить о резком снижении. Нельзя исключать того, что некоторые учреждения выработают такие правила, которые фактически нивелируют постановление регулятора.

По словам эксперта, речь в данном случае может идти о правилах рассмотрения заявок, утверждаемых внутри самих банковских структур. Зачастую они построены таким образом, что одобрение займа зависит от тех данных, которые предоставил сам клиент.

— Фактически потенциальный заемщик может заявить уровень доходов гораздо выше, нежели существующий на самом деле, — считает Е. Наурызбеков. — И ответственность за достоверность сведений опять-таки ложится на самого клиента.

Наверняка по такой схеме, которая использовалась многими банками страны, работа продолжается и сегодня. Так что если рост потребительских кредитов и будет приостановлен, то несущественно.

 

Растем, как на дрожжах

По словам специалиста аналитической компании Ranking.kz Ляззат Жунисовой, прямо перед введением новых ограничений со стороны финрегулятора по-прежнему наблюдался бурный рост в сфере потребительского кредитования. И это несмотря на предостережения с высоких трибун.

— В феврале этого года в рес-публике объем потребительских займов составил 79 миллиардов тенге, — говорит она. — Из них жамбылцы набрали 800 миллионов тенге (плюс 41,5 процента по отношению к февралю прошлого года). Следует констатировать: у рынка по-прежнему высокий потенциал для дальнейшего активного роста.

Аналитики рейтингового агентства Moody`s Investors Service также прогнозируют дальнейший рост потребительского кредитования в текущем году, но уже не такой большой — около 25 процентов. В прошлом году рост составил 55 процентов.

Однако в целом как и Moody`s, так и другое агентство Fitch, дают банковской системе страны негативный прогноз. К оценке серьезных зарубежных агентств есть смысл прислушаться. Аналитики считают, что банки республики должны позаботиться о качестве своих активов. Опасения вызывает быстрый рост потребкредитования, не подкрепленный соответствующим увеличением доходов заемщиков. Доля проблемных кредитов в этой категории составила 40 процентов, и в определенный момент банкам элементарно не хватит капитала для дальнейшей работы. Это чревато чувствительным снижением ссудного портфеля банков.

 

Корректировка курса

Что касается девальвации тенге, то она, по идее, должна была сформировать осторожный подход банков к выдаче кредитов в национальной валюте. Однако, по всей видимости, финансистов подобное развитие событий не застало врасплох, и скорее нужно говорить о корректировке ссудного портфеля самими банками. Понимая необходимость пересмотра кредитной политики, топ-менеджеры выражают готовность играть в новых условиях по новым правилам.

— Действительно, мы ужесточаем условия выдачи кредитов, но это связано не с девальвацией тенге, — сказал в интервью нашему корреспонденту председатель правления Kaspi Bank Михаил Ломтадзе. — В этом году мы планируем рост в рамках ограничений, которые ввел Национальный Банк. Если в 2013 году наш кредитный портфель вырос на 80 процентов, то в этом году мы планируем оказаться в установленном коридоре: по новым требованиям регулятора, введенным для всех казахстанских банков, рост потребительских займов не должен превышать 30 процентов. Таким образом, мы будем ориентироваться в первую очередь на качество кредитной истории потенциальных заемщиков.

Однако, по словам М. Ломтадзе, для подачи кредитной заявки по-прежнему нужно будет предоставить всего один документ — удостоверение личности. Также банк не собирается из-за девальвации уменьшать долю тенговых займов в ссудном портфеле.

— Последние пять лет мы предоставляем потребительские кредиты своим клиентам только в национальной валюте, — подчеркивает финансист. — Таким образом мы можем обезопасить своих клиентов от валютных рис-ков, фактически перекладывая их на себя.

Вообще же, по словам собеседника, процесс девальвации проходит и в соседних странах, например, в России, хоть и несколько завуалированно.

По мнению Л. Жунисовой, девальвация тенге действительно продемонстрировала относительную прочность финансовой системы страны. Так, в феврале жамбылцы скупили в обменных пунк-тах 42 миллиона долларов — лишь на 20 процентов больше, чем в январе этого года.

— Следует, правда, учесть, что с 11 февраля граждане покупали доллары по новому курсу, — уточняет эксперт. — Но даже с учетом этого не стоит говорить о панике среди населения, у которого, похоже, выработался своеобразный иммунитет на всякого рода неожиданности. Следовательно, и весь финансовый сектор чувствовал себя довольно спокойно.

 

Нехорошие активы

Тем не менее описанные факторы заставят банки сместить акценты на кредитование малого и среднего предпринимательства (крупные промышленные гиганты в стране в основном предпочитают обходиться без займов). Придется также сосредоточиться на другой задаче — улучшении ситуации с плохими кредитами либо на процессах их списания. Однако механизмов по упрощенному списанию проблемных займов еще нет, и эта процедура отнимает немало сил и средств.

Кстати, по этому поводу в обществе возникает все больше вопросов: насколько законны действия банков, когда они начинают звонить проб-лемным заемщикам домой, на работу, родственникам, причем зачастую в выходные дни? Полемика по этому поводу разгорается в социальных сетях, где представлены официальные странички некоторых финучреждений.

— На минуту поставьте себя на наше место и скажите, что вы будете делать, если одолжили деньги знакомому, а он не возвращает их? — задается вопросом управляющий директор одного из банков второго уровня Бакытжан Умурзакова. — Наверное, вы постараетесь найти заемщика через общих знакомых и друзей. Мы в первую очередь заинтересованы, чтобы заемщик был информирован о платежах и не портил свою кредитную историю. Если выплата просрочена, финучреждение предпринимает дополнительные меры. В частности, может обратиться к тем контактным лицам, данные о которых оставил сам клиент. Такой способ донесения информации предусмотрен подписанным клиентом заявлением.

В этом году банковский сектор страны уже доказал свою состоятельность, успешно справившись с последствиями девальвации и другими негативными факторами (к примеру, нежданно случившимся из-за дезинформации огромным оттоком депозитов). Не должны сказаться на нем фатальным образом и вступившие в силу ограничения со стороны регулятора. Остается позаботиться о плохих кредитах. То, что финансовая дисциплина станет более жесткой, понятно. С другой стороны, и сами заемщики уже ощутили на своей шкуре все прелести банковских услуг, на практике получив бесценные уроки финансовой грамотности.

Но в том-то и дело, что друзей, готовых в любую минуту одолжить хотя бы 10000 тенге, не говоря уже о сотнях тысяч или миллионах, бывает очень мало. Вот и приходится людям брать кредиты в банках. С официально разрешенной 56-процентной накруткой…

Шухрат ХАШИМОВ

Комментарии закрыты.