The news is by your side.

Мальчики созрели

800x452_boys_

Почему растёт детская преступность на сексуальной почве?

Двоим таразским школьникам предстоит провести по нескольку лет в воспитательной колонии общего режима. Каждого из них специализированный межрайонный суд по уголовным делам Жамбылской области признал виновным в совершении преступлений на сексуальной почве. Семнадцатилетнего Малика (здесь и далее все имена изменены) осудили за изнасилование, пятнадцатилетнего Айрата — за мужеложство. 

Малик, одиннадцатиклассник одной из таразских школ, познакомился с 13-летней Адель в социальных сетях и влюбился в нее без памяти. Двухмесячная переписка их сблизила духовно, как показалось юноше. А на первом свидании в парке он стал добиваться близости физической. В итоге история о первой любви превратилась в криминальную драму, которая лишь по счастливой случайности не превратилась в триллер: девочку спасли полицейские. Парень, осужденный по статье 120 Уголовного кодекса Республики Казахстан, приговорен к шести годам лишения свободы.

Вместе с ним отбывать наказание в воспитательной колонии доведется и восьмикласснику другой таразской школы — Айрату. Подросток целыми днями шлялся по дачному участку в поисках приключений. И нашел: два дня подряд он измывался над шестилетним ребенком, сыном квартирантки, проживавшей в соседнем доме.

Мать Вани не сразу поняла, что произошло. Случайным свидетелем сцен насилия оказался ее младший сын Сашенька, который и рассказал, что Карим, сын хозяев, проживавший в одном доме с квартирантами, обижал брата.

После и сам Ваня рассказал, как издевались над ним Карим и его дружок. Судебно-медицинская экспертиза подтвердила наличие анатомических повреждений на теле мальчика.

— Пока перед судом предстал только Айрат, — рассказал судья Самат Толесбай. — Соучастник не предан суду лишь потому, что судебно-психиатрическая экспертиза на предмет оценки его умственного и психического состояния здоровья еще не готова.

Айрат же признан виновным по статье 121, часть 4 Уголовного кодекса (насильственные действия сексуального характера, совершенные в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, с использованием беспомощного состояния потерпевшего, совершенные неоднократно группой лиц по предварительному сговору). Моральный ущерб в сумме 500 тысяч тенге суд решил взыскать с его законного представителя, пока подсудимый не достигнет совершеннолетия. Приговор еще не вступил в законную силу, и адвокат семьи подростка намерен его обжаловать.

В прошлом году жертвами педофилов стали более полусотни детей региона. По данным ДВД, зарегистрировано 22 уголовных дела по статье 120 (изнасилование несовершеннолетнего), 11 — по все той же 121-й, 17 — по 122-й (половое сношение и иные действия сексуального характера), четыре — по 124-й статье (развращение малолетних). За два месяца текущего года возбуждено и расследуется 13 уголовных дел: семь — по 120-й статье, пять по 122-й, одно — по 124-й.

Потерпевшим, перенесшим душевную травму, практически никто, кроме близких, не помогает.

— Между тем реабилитация детей — жертв сексуального насилия — очень сложный процесс, в котором обязательно должны участвовать специально подготовленные психотерапевты, — говорит гештальт-терапевт Гульнар Альжанова. — В моей практике были примеры, когда взрослые люди не могли самостоятельно справиться с неврогенными проблемами. Только после нескольких сеансов нам удавалось добраться до истинных причин жизненных неудач и даже физических недугов. Оказалось, что корни всех бед кроются в маленьких трагедиях, пережитых в детстве. Работать с психологическими травмами такого рода тяжело хотя бы потому, что эта тема — табу, прежде всего для самой жертвы.

Что же касается насильников, то и с ними порой доводится работать психологам.

— Мне известен опыт российских коллег, которые пытались выяснить, какие дефекты имеются в воспитании педофила, когда и каким образом была заложена в нем программа насилия, почему именно таким способом насильник самоутверждается, — говорит Г. Альжанова. — Насколько я знаю, профессиональной выдержки хватало им на две-три сессии, а потом эмоции брали верх. Агрессия и злость по отношению к моральным уродам, ведомым только инстинктами, — это нормальная человеческая реакция.

Ожидать, что колонии перевоспитают несовершеннолетних насильников, тоже не приходится. Что же делать?

— Уроки самопознания и права, уроки нравственного воспитания в школах нацелены на то, чтобы дети задумались о собственной безопасности, о взаимоотношениях с противоположным полом, — говорит заместитель начальника областного управления образования Гульзия Заурбекова. — Но сколько бы учителя ни распинались, основы закладываются в семье. Многие дети предоставлены сами себе, представления о жизни, в том числе и очень сомнительные, черпают из Интернета и друг у друга. Если мама с папой многое пропустили в воспитании ребенка, то, как правило, этот пробел уже не восполнишь.

Гульжан АСАНОВА

Комментарии закрыты.