The news is by your side.

Между строк

940x382_aeropl4_n_s

Комиссия что-то недоговаривает, комментируя авиапроисшествия

На запрос «Знамёнки» от 27 марта текущего года пришел ответ Министерства транспорта и коммуникаций РК с разъяснениями относительно двух авиационных происшествий, имевших место в ноябре 2012 года и январе 2013 года с самолетами авиакомпании «SCAT». В итоге вместо ответов мы получили еще больше вопросов. 

Конец прошлого и начало нынешнего года у казахстанского авиаперевозчика «SCAT» выдались серо-черными.

29 января в нескольких километрах от аэропорта Алматы потерпел крушение пассажирский самолет CRJ-200, принадлежащий данной компании. Он упал в момент ухода на второй круг из-за плохих погодных условий. На борту находились 16 пассажиров и пять членов экипажа.

Тогда причину катастрофы не мог назвать никто. По одной из предварительных версий, самолету не хватило топлива для ухода на второй круг и повторного захода на посадку.

27 марта мы сделали официальный запрос в Министерство транспорта и коммуникаций РК с просьбой предоставить результаты расследования данного происшествия. Судя по ответу за подписью вице-министра Романа Скляра, и сегодня, спустя четыре месяца, ответить на вопрос, почему же рухнул самолет, специалисты не могут.

Цитируем (грамматика и стилистика сохранены): «Комиссией проведен полевой этап расследования вышеизложенного авиационного происшествия (работы по сбору информации на месте падения самолета, участие специалистов государств — изготовителя и разработчика авиационных двигателей — Канада, США), статистика и материалы аналогичных авиационных происшествий, расшифровка и анализ полетной информации, подготовка предварительных отчетов рабочих групп и подкомиссией и т.д. …При рассмотрении материалов расшифровок полетной информации и проведенных исследований на воздушном судне CRJ-200 установлено, что отказов систем и агрегатов на нем не было, двигатели самолета работали до столкновения с земной поверхностью. Топливо на борту самолета было достаточно для выполнения ухода на второй круг и повторного захода на посадку, а также ухода воздушного судна на запасной аэродром. …Комиссия МТР РК совместно с уполномоченными специалистами Канады, России и США продолжает работу по установлению причин данного авиационного происшествия».

На вопрос, почему же самолет не взорвался при ударе о землю, если в его баках было достаточно топлива, ответ был следующим: «После столкновения воздушного судна с земной поверхностью комиссией установлено, что взрыва и пожара не произошло по причине касания нижней частью фюзеляжа в глубокий снег и мягкий грунт».

В этом же запросе в Минтранском мы попросили разъяснить еще одно происшествие, случившееся с самолетом этой же авиакомпании 22 ноября прошлого года («На честном слове», «Знамя труда» № 137 от 24 ноября 2012 года). Тогда пассажиры рейса Астана — Тараз испытали настоящий шок, так как через некоторое время после взлета поняли, что борт летит с одним работающим двигателем. В итоге воздушное судно совершило аварийную посадку не в Таразе, как предполагалось, а в Шымкенте.

Из ответа следует (грамматика и стилистика сохранены): «По авиационному событию произошедшего 22 ноября 2012 года, при выполнении рейса по маршруту Астана — Тараз, уполномоченным органом была создана комиссия по расследованию и проведена расследование по факту посадки в аэропорту г. Шымкент. Предварительной причиной авиационного события с…». На этом фраза обрывается. Что, по мнению Романа Скляра, стало причиной авиационного происшествия, так и осталось для нас загадкой. Такой ответ — это безразличие или некомпетентность?

Татьяна БОРИСЕНКО

Комментарии закрыты.