The news is by your side.

Мир вашему дому!

Хороший тамада - как кукловод, к каждому гостю ниточку должен протянуть и держать её. Свадьба - это же как концерт, театральное действо

Моя большая узбекская свадьба

Сначала я услышала её голос. Глубокий, бархатистый, гибкий, богатый различными гортанными оттенками. Голос человека, говорящего не «для себя», а умеющего отдавать голос аудитории. Но при этом в нем такая интимность и интонация личного разговора… Ещё через минуту возникло ощущение, что обладательница этого голоса наверняка получила филологическое образование. Так грамотно, интеллигентно и к месту вплетать в речь народные пословицы и поговорки умеют только преподаватели, проповедники и топовые телевизионные ведущие… 

Место за свадебным столом было не самое удобное — спиной к импровизированной сцене… Но голос, Боже, какой голос!.. Ладно, пусть обижаются гости напротив, что я невежливо повернусь к ним спиной. Я должна увидеть эту женщину. И расспросить ее. Так случилось интервью.

— Как стала тамадой? Случайно, — рассказывает Савриниссо Рафиева, — несколько лет назад это было. Пришла я на свадьбу племянницы. Пораньше пришла, помогать же надо сестре, неудобно как гостье приходить, к готовому столу. Смотрю, столы уже наполовину накрыты, музыканты аппаратуру налаживают, женщины суетятся, жарят-парят, каждый чем-нибудь занят. Подошла к сестре поздороваться, а у неё глаза заплаканные, красные. Говорит, представляешь, тамада нас кинула, обо всём было договорено, предоплату взяла, а сама на другую свадьбу смылась. Наверное, больше денег предложили. Вот разве можно так, кто так делает? Двести человек гостей придут…

А потом берёт со стола микрофон, мне в руку вкладывает его, пальцы мои зажимает и говорит: «Ты свадьбу проведёшь!» Как я испугалась… Говорю, ты что, с ума сошла? А она руки мои зажатыми держит, умоляюще в глаза смотрит и таким яростным шёпотом: «Если ты мне сейчас откажешь, я тебя знать не хочу!»

— Где Вы научились так красиво петь и так артистично танцевать? В семье у вас пели?

— Моя мама умерла, когда мне было два года. Через три года папа скончался. Меня тётя воспитывала. Но я её мамой называла, похоронили мы её несколько лет назад… Никто петь, танцевать не учил, само как-то пришло.

— И сразу после того случая стали проводить другие свадьбы?

— Нет, что вы, не сразу. Я же на базаре фруктами торговала семь лет.

— Мне сказали, у Вас педагогическое образование?

— Три курса проучилась на филологическом факультете, отделение «Русский язык и литература в национальной школе». Потом замуж вышла, и закончилась на том моя учёба, сами понимаете — бола-чақа (семья, дети). Я в институте в самодеятельности выступала, помните, литмонтажи на праздники готовили? Самые большие куски мне поручали… А после той свадьбы я поняла, что мне это очень нравится. Но мало ли что нравится… Надо же учиться этому, как и любому делу. У нас в махалле есть одна пожилая женщина, ей семьдесят два года, Сарвар-апа зовут. Знаете, такой уходящий тип величественных старух… Она яллачи. В стародавние времена так называли женщин, которые проводили всякие женские празднества. На русский точно не переведёшь. Если «ялла» — это и песня, и веселье, то, получается, яллачи — это такой массовик-затейник.

— Некоторые узбекские поговорки я услышала впервые от Вас. Вот эта, например: «Амма келдi — хамма келдi» («Тетушка пришла — значит все пришли»). Откуда Вы их вообще выуживаете, все эти острые словечки?

— У меня память размером с овощной склад. Ничего, что я хвастаюсь? Я же не ум свой хвалю, а только память… Где-нибудь точную, меткую фразу услышу — обязательно стараюсь запомнить.

— Не записываете?

— Нет, ничего не записываю. И сценарий заранее не пишу. Приду на свадьбу, вижу, что за публика, и сразу на месте импровизирую.

— Меня всегда удивляла способность узбекской общины собираться на мероприятия организованно. К назначенному времени все на местах сидят, никто не опаздывает. На иную свадьбу людей к шести часам вечера позовёшь, к десяти еле соберутся.

— Это у узбеков веками воспитанная привычка. В крови у нас, народный этикет… Да и потом, мы же компактно живём. Видно же, что по улице люди в один дом стекаются. Узбеку без махалли нельзя. Как свадьбу будешь проводить, если не будешь ходить на все тои, обрезания, келин тушты, бешик-тои? Ты не будешь ходить, и к тебе люди не придут. Конечно, нехорошо опаздывать, волновать хозяев, еда же стынет, опоздаешь — будешь беспокоить всех…

— А что приносят на свадьбы в качестве подарков?

— Как у всех, как везде. И деньги, и вещи, и бытовую технику. Богачи и квартиры дарят, и машины.

— Это сложно, когда много гостей?

— Конечно. Стоишь с микрофоном, смотришь, а столы куда-то туд-а-а вдаль сужаются. Я же должна думать о том, чтобы там, в конце зала, меня тоже слышали. Представляете, четыреста человек едят и при этом разговаривают. А тебе надо всех «держать».

— А какими качествами должен обладать тамада? Часто на свадьбах вижу, что тамада — развязный тип с пошлыми шуточками ниже пояса. С ним ансамбль из двух мальчиков и трёх девочек. Они поют-танцуют, а он в перерывах плоско шутит и устраивает среди гостей конкурсы с раздеванием. Выбирают среди гостей мужчину и женщину, загадки им задают, а если не отгадают, то должны снимать один предмет туалета. И такой тамада полагает, что это очень смешно и креативно.

— Да уж, обхохочешься… Много качеств надо иметь — знание психологии, чувство юмора, такт, внимательность. Нужно уметь петь-танцевать, без этого никак, надо знать все обычаи. Нужно здоровье, владение голосом, крепкие нервы — несколько часов на ногах, всех держать в фокусе внимания. На секунду садиться нельзя, всё развалится.

— Почему?

— Потому что хороший тамада — как кукловод, к каждому гостю ниточку должен протянуть и держать её. Свадьба — это же как концерт, театральное действо. Если, например, актёр может что-то улучшать, менять в рисунке роли, то у тамады этой возможности нет. Свадьбу не повторишь. Здесь и сейчас, именно для этой пары, ты должен её провести на высшем уровне, другого шанса не будет. Ничего нельзя будет исправить.

— Мне тут рассказали, что Вы очень востребованы, прямо нарасхват, в очереди стоят за Вашими услугами.

— Этим летом ни одного дня не отдыхала. Иногда в день два мероприятия проводишь: днём — бешик-той, мать невесты новорожденному внуку люльку дарит, застолье устраивает, а вечером в другом доме — свадебный той. Сейчас же свадьбы проводят в любой день недели. В Таразе свадьба в понедельник — обычное дело. Дочка Гузаль говорит: «Мама, ты как квартирантка, только ночевать приходишь».

— Я заметила, что таразские узбеки многое из казахских обычаев переняли.

— Да, сырга-тагу (обряд одевания сережек невесте) во время сватовства стали делать. Первое время некоторые наши сопротивлялись этому заимствованию. Говорили, зачем это надо, подаришь ей серьги за полмиллиона тенге, а она — раз! и передумает. И беташар, казахский обычай, стали проводить. В общем, взаимопроникновение культур, чему можно только радоваться.

Салима ДУЙСЕКОВА

Комментарии закрыты.