The news is by your side.

Много на себя берут

Статистика женской преступности выглядит пугающе. В 2011 году в регионе за особо тяжкие преступления осуждены 19 женщин. В 2012 году - 18, из них 11- за убийство

О женской агрессии и ее последствиях

Киношные образы прекрасных дам-воительниц, с легкостью побеждающих в сражениях оппонентов мужского пола, меркнут перед суровой правдой жизни. Некоторые наши современницы не уступают экранным героиням в силе характера, так же легко и бесповоротно решаясь на роковой шаг от любви до ненависти. И не задумываясь убивают тех, кого еще вчера любили. 

Статистика женской преступности выглядит пугающе. В 2011 году в регионе за особо тяжкие преступления осуждены 19 женщин. В 2012 году — 18, из них 11- за убийство. Их жертвы — близкие, некогда любимые мужчины.

Судья специализированного межрайонного суда по уголовным делам Жамбылской области Самат Толесбай обобщил судебную практику по делам о женском насилии и поделился своими наблюдениями.

— Обстоятельства каждого преступ-ления, прояснившиеся в ходе судебного следствия, складываются в довольно банальную картину: ссора в семье безо всякой причины, чаще на пьяную голову, взаимные оскорбления и — взмах кухонным ножом, который ставит точку в конфликте, — говорит судья. — Собирательный образ женщины, способной всадить нож в сердце «дорогому и единственному», не вызывает сочувствия. Ведь она на самом деле не дорожит отношениями, не испытывает привязанности ни к жертве, ни к своим родным. Обуреваемая ненавистью, она забывает о родителях и даже собственных детях, их дальнейшей судьбе. К примеру, одна из обвиняемых еще до суда была лишена родительских прав, ее единственный сын воспитывается в детском доме. Другая — мать годовалого ребенка, готовясь к разводу с мужем, заказала его убийство. Если учесть и те случаи, когда потерпевшим были нанесены тяжкие телесные повреждения и только по счастливой случайности они остались живы, можно судить о масштабах женской агрессии.

Пьющая, не обремененная заботой о детях, не работающая. Вот штрихи к портрету женщины-убийцы. Добавьте сюда широкими мазками отчаяние из-за безделья «сильной половинки» и ожесточение, вызванное необходимостью выживать.

Вместе с тем с каждым конкретным случаем надо бы разобраться психологам и социологам, считает судья. У кого «крыша едет» на почве алкоголизма, кого стали раздражать мужья, особенно безработные, кто пытается нести не свою ношу и выбивается из сил? Почему вдруг женщина, по природе своей призванная дарить новую жизнь, решилась лишить жизни ближнего? Задавшись этими вопросами, Самат Толесбай стал искать научные публикации по названной теме. И отыскал отчет Института судебной психиатрии им. В. П. Сербского, где в период с 1995 по 2000 год прошли обследование более 200 женщин в возрасте от 18 до 70 лет, совершившие агрессивные противоправные действия против личности.

Более половины из них (62 процента) обвинялись в убийствах — детей, мужей, сожителей, родственников. Ранее привлекались к уголовной ответственности и отбывали наказание в колониях 26 женщин (13 процентов). В большинстве случаев обвиняемые признаны вменяемыми: 126, или 63 процента, совершили правонарушения в состоянии алкогольного опьянения, еще 18, или девять процентов, — в наркотическом дурмане. В то же время психиатры отметили рост различных форм психической патологии, клиническая картина которых определялась личностными расстройствами, у 109 женщин. Агрессивным выпадам предшествовал продолжительный период конфликтных отношений с потерпевшими.

— Сейчас общественные организации, объединяющие женщин, сконцентрировались на предпринимательстве. Что же, это дело нужное и актуальное, — подытожил Самат Толесбай. — Но конкуренция слабого пола с сильной половиной, стремление доминировать обходятся обществу очень дорого. Ведь корень многих негативных явлений — от детского суицида до подростковой преступности — в том, что женщины вынуждены быть добытчицами, они все чаще забывают о своем главном предназначении. Напомнить о нем — как раз задача институтов гражданского общества.

Эту точку зрения разделяет и врач-невропатолог городской поликлиники № 5 Гульнара Альжанова. Правда, она предлагает подойти более обстоятельно к решению проблемы.

— Нужно признать, что появился новый психотип женщин, сильно отличающийся от образа женщины-матери, хранительницы очага. Это тип одиночки, воспитывающей одного или нескольких детей, или бездетной, но все равно вынужденной выживать, — считает она. — Ей приходится быть эмансипированной, сильной, чтобы поспевать за стремительным темпом жизни, она примеряет несвойственную слабому полу роль и остается в ней навсегда. Ей тяжело. Больно. Страшно одной. И запредельное ощущение боли заставляет переступить черту. Думаю, виноват в этом социум: в нем все меньше уважения к женщине и все больше требований. И эта тенденция с каждым годом проявляется все cильнее. Посмотрите на свое окружение: все больше детей растет в неполных семьях, только с мамами. Безотцовщине не с кого брать пример, чтобы научиться по-мужски оберегать мать и свою будущую жену. Нужно что-то делать, чтобы разорвать этот круг…

Гульжан АСАНОВА

Комментарии закрыты.