The news is by your side.

Мой отец лётчик

Дружба в небе и на земле

Об этом должны знать потомки

Все меньше и меньше остается участников Великой Отечественной войны. Поэтому уже со слов отцов пишут воспоминания о войне их дети. 

Мой отец Василий Никифорович Казаков родился 1 января 1919 года в семье уральского казака. Отец его, мой дед, прошел поля Первой мировой войны с начала 1915 по 1917 год. В 1917 году перешел на сторону большевиков. В 1918 — 1920 годы воевал в составе Чапаевской дивизии. В 1920 году на польском фронте получил ранение и вернулся домой.

Отец в конце 1941 года был призван в ряды Красной Армии и направлен в Иркутское авиационное училище учиться на летчика-истребителя.

В училище он познакомился с курсантом А. В. Гримзиным, с которым их судьба еще сведет через много лет. По рассказам отца, учиться было трудно: кормили очень плохо, паек был тыловой, на занятиях были случаи голодного обморока. Летом 1942 года состоялся выпуск и отправка на фронт, но отца оставили в качестве инструктора, а Гримзина отправили начальником небольшого аэропорта в городе Джамбуле. Аэропорт находился в районе железнодорожного вокзала (сейчас там улица Авиаторская и Почтовая) и насчитывал несколько самолетов ПО-2. Отец писал рапорты, чтобы его отправили на фронт, и в начале 1943 года он попал в истребительный полк, который воевал на Кубани.

Воевали в это время на стареньких английских «харрикейнах» и американских «аэрокобрах», которые поставляли союзники по ленд-лизу, кстати, в российском фильме «Перегон» показаны американские «аэрокобры».

В конце весны и начале лета 1943 года развернулась битва за Кубань. В небе сошлись воздушные армии СССР и Германии. У фашистов было вначале преимущество — опытные пилоты и хорошие самолеты. Советским пилотам недоставало опыта, «харрикейны» и «аэрокобры» проигрывали «мессершмиттам». Поэтому вначале несли большие потери, бывало, с задания возвращалась половина, а то и меньше самолетов. Отца спасало то, что он хорошо владел техникой пилотирования. К концу лета 1943-го начали получать отечественные самолеты Миг-3 и Ла-5, и ситуация изменилась в нашу пользу. Доходило до того, что стали сбивать на спор: перед вылетом летчики называли номер немецкой машины и если сбивали, то выигрывали пари. Спорили. Конечно, бывало и наоборот…

В конце 1943-го самолет отца был сбит. Сам он попал в госпиталь, после лечения на истребителе летать запретили. Отец попал в бомбардировочную авиацию пилотом на американский Б-25. Два полка таких самолетов были в Красной Армии. Отец воевал в Югославии, сбрасывал разные грузы югославским партизанам. Бомбил Германию. Закончил войну в Берлине.

После войны служил в разных гарнизонах по всему Советскому Союзу.

Когда полк стоял в Западной Украине, отец получил еще одну контузию. Вечером, идя с аэродрома домой, попал в засаду, бандеровцы сильно ударили прикладом автомата по голове, отец всю оставшуюся жизнь плохо слышал правым ухом. В то время бандеровцы охотились за советскими военными, особенно за офицерами.

В октябре 1960 года отец закончил военную службу на острове Сахалин. Решил ехать в Джамбул, где его судьба опять свела с однокурсником А. В. Гримзиным, который в то время был начальником Джамбулского аэропорта. Тот взял отца на летную работу в качестве пилота самолета Ан-2, на котором он и пролетал семь лет до своей скоропостижной смерти, сказались фронтовые раны и контузия. Ему было всего 52 года.

От отца остались на память наушники с бомбардировщика Б-25, фотографии и летная книжка времен Великой Отечественной войны. Награды, ордена и медали, к сожалению, были украдены в лихие 90-е. Память об отце передаю внукам, чтобы они помнили и не забывали своих героических дедов.

Александр КАЗАКОВ,
житель Тараза

Комментарии закрыты.