The news is by your side.

На дне

800x450_alkash_000404_065-20 17

Наркоманов и алкоголиков заставят трудиться

Число зависимых от наркотиков и алкоголя в регионе снизилось за последние десять лет более чем на три тысячи человек. Однако областной наркодиспансер без пациентов не остается. Многие из них обратились к медикам за помощью сами, кто-то оказался здесь не по своей воле и не впервые. Некоторым, возможно, предстоит сюда вернуться. 

— Действует пять отделений, в том числе два принудительных, — рассказывает о буднях клиники ее главный врач Жакып Жексембиев. — Планируем открыть цех по выпуску стройматериалов, где пациенты будут проходить курсы трудотерапии. Пагубным пристрастиям подвержены жамбылцы в возрасте от семи до семидесяти с лишним лет, люди разных национальностей и положения в обществе. На 216 больных приходится около 230 человек медперсонала.

Экскурсию по клинике заместитель главного врача Гульмира Каримова сопровождает рассказом о том, какую помощь получают больные:

— В курс лечения входит очистка организма от шлаков и токсинов, общеукрепляющие процедуры, прием витаминов, лекарств для улучшения работы печени и мозгового кровообращения. Наркозависимым назначают препараты для устранения абстинентного синдрома, то есть ломки. Мы можем снять физическую зависимость, оказать психологическую помощь. Но на 90 процентов результат зависит от осознания проблемы самим пациентом и его желания избавиться от нее.

От хотя бы кратковременного визита в общедиспансерное отделение, между тем, не застрахован никто. Здесь проводят экспертизу на употребление психоактивных веществ, например, проверяют задержанных водителей на наличие алкоголя и наркотика в организме. В зависимости от данных выдают справку о том, не состоит ли проверяемый на учете, или ставят на учет. Здесь же работает аналог вытрезвителя — центр временной адаптации и детоксикации на 20 коек.

По сравнению с теми, кто оказался здесь случайно, в куда худшем положении пациенты принудительных отделений. Время их пребывания в диспансере может варьироваться от полугода до трех лет. Окружающий пейзаж они чаще видят через решетки на окнах. Вне стен учреждения окажутся только во время положенной по режиму прогулки.

Вот фабула одной из историй. Гражданин N в течение 20 лет употреблял наркотики, ранее проходил лечение добровольно, но результата нет — так же подвержен героиновой зависимости. Ворует из дома и продает вещи, на вырученные деньги приобретает очередную дозу. Лечился в местах лишения свободы, где отбывал срок за распространение наркотиков. Сюда направлен на шесть месяцев по заявлению матери.

Другой пациент, 34-летний Тимур, лечится от пьянства. Пришел в диспансер сам — в 11-й раз за последние полтора года. У него высшее экономическое образование, работает программистом по частным заказам. Рассказывает о себе охотно. В ответ на комплимент медсестры о хорошей осанке замечает, что раньше занимался бальными танцами. Беседуем в библиотеке, такие есть в каждом отделении, на фоне томиков с говорящими названиями — «Сад радостей земных» и «Большая книга ужасов».

— У меня двое детей. Начал пить семь лет назад, после развода с первой женой. До этого, как все нормальные люди, употреблял иногда, по праздникам. Чтобы забыть первую жену, женился во второй раз. Это не помогло. Я продолжал пить и снова развелся.

Похмелье, по словам собеседника, теперь сопровождается болями в сердце и плохим самочувствием, которые он снимает алкоголем, уходя постепенно в многодневный запой. А когда спиртное перестает «помогать», обращается в наркодиспансер. Здесь его откачивают.

— У меня больше психологическая зависимость, — признается Тимур. — Хочется поднять себе настроение, забыть о проблемах, это помогает повысить самооценку. Здесь мне хорошо помогают. Сейчас подлечусь, но отказываться от алкоголя не буду. У меня перерыв между запоями увеличился в последний раз до трех месяцев. Но раза четыре в году я хочу сильно напиваться. Мне нравится получать таким образом удовольствие, как бы это дико ни звучало. Я знаю, что могу умереть, но не боюсь смерти. Мама советует жениться, тогда, мол, все пройдет…

Между тем общая ситуация по количеству зависимых от наркотиков и алкоголя в нашей области, судя по цифрам, улучшается. На начало года состоит на учете в наркодиспансере 11641 человек. С 2004 года, когда этот показатель составлял около 15000, идет стабильное снижение. Из общего количества 8844 человека зарегистрировано с диагнозом «алкоголизм», в прошлом году — 8880, то есть сегодня меньше на 36. Употребляющих наркотические средства на тот же период — 2781 человек, на 75 меньше, чем в прошлом году. Все названные цифры ниже соответствующих республиканских значений. Правда, в связи с близостью Шуской долины у нас в 1,6 раза больше употребляющих каннабис.

— По сравнению с концом 90-х — началом 2000-х ситуация стабилизировалась, — объясняет Жакып Жексембиев. — Сказывается и работа правоохранительных органов. И сознательность людей растет.

Если остановиться на нынешних особенностях проблемы, то они связаны с расширением группы наркотических веществ за счет лекарственных препаратов, некоторые из которых уже сняты с производства. Популярны также пиво и энергетические напитки.

Общая картина вроде бы дает повод для оптимизма. Но за каждой цифрой чья-то потерянная жизнь. Обращают на себя внимание случаи, подобные истории Тимура, когда даже неплохо устроенные в жизни люди склонны попадать во власть опасных пристрастий, при том, что риск возвращения к ним достаточно высок. По словам врачей, в Казахстане и нашем регионе только 15 — 20 пациентов диспансеров не возвратятся в течение года к пагубной привычке.

С чем это связано? От чего зависит, потянется ли человек в минуту душевной невзгоды за рюмкой? Что делать обреченным, не способным избавиться от зависимости?

Есть гипотеза, что определенный процент населения Земли с рождения расположен к алкоголизму, а наркоманом может стать любой, решивший попробовать. Фоном могут быть неблагоприятная социальная среда, отягощенная наследственность, особенности характера и даже низкий уровень эндорфинов (так называемого гормона радости в человеческом организме).

Решать проблему нужно комплексно, считают эксперты. Это поле деятельности не только для медиков, но и психологов и психотерапевтов, педагогов и социологов, всего общества.

Елена ЛЯЛИНА,
Виктор БАРБАШ (фото)

Комментарии закрыты.