The news is by your side.

На краю географии

Пустыня показалась туроператорам самым экзотичным местом в области

В Мойынкумский район мы отправились из Тараза через Уланбель. По дороге примерно через 160 километров в окрестностях аула Болтирик шешен еще Таласского района начинаются первые саксаульники. Девственные заросли этих удивительных растений встречаются почти по всему пути нашего маршрута. У пустыни свои «административные» границы, и, говорят, они постепенно растягиваются: пески отвоевывают новые территории. 

Прошу остановить машину, чтобы сделать первые кадры в песковой зоне. Для большей части туроператоров, которые решились на эту поездку, организованную управлением предпринимательства и индустриально-инновационного развития Жамбылской области для разработки региональных маршрутов, это первая вылазка в Мойынкумы.

Слегка вьюжит. Снежинки неторопливо кружатся в воздухе, припорашивают барханы и плети пустынных стражей. Солнце всего на несколько минут прыснуло рассеянным светом в брешь между туч, чтобы напомнить землянам о своем существовании, и снова скрылось.

 

В Мойынкумском районе только саксаульники сдерживают наступление пустыни.

Саксаульники — единственное войско, сдерживающее аппетит пустыни. К счастью, их рубка запрещена. Словно чувствуя, что находятся в безопасности, растения в зимнем сне сладко потягиваются тонкими ветками в разные стороны. У дороги, на возвышенностях, как правило, они вырастают в невысокие деревца, но большая их часть — это все-таки небольшие кустарники.

Здесь все другое, непривычное. Признаков воды вообще нет — уходит сквозь песок. Звуки если и возникают, то как будто гасятся барханами.

Двигаемся дальше. По белоснежному ковру трассы едем, как первопроходцы, впереди нет ни одного следа от колес автомобилей.

Мойынкумский район — самый крупный по территории в области, он занимает 50,4 тысячи квадратных километров из 144264 квадратных километров всего региона. При этом он самый малонаселенный. По данным Агентства по статистике, здесь проживает всего 32532 человека.

 

Вам, слабым, нужна опора в этом качающемся мире...

Через 288 километров от точки старта попадаем в аул-призрак Малые Камкалы. Аким Уланбельского сельского округа Канат Бельгишев говорит, что здесь осталось пять жилых дворов. Все остальные дома разрушены. Среди саманных руин бродят привязанные друг к другу верблюд с осликом. На свалке что-то ищет одинокая корова. Бесхозное село вызывает смешанные чувства. Когда-то на этих улицах шла своим чередом жизнь: бегали дети, люди топили печи, готовили бешбармак, пекли хлеб. На одном доме среди развалин сохранилась надпись «Улица Подгорная». Наверное, в пустыне и небольшие холмы для людей уже горы.

Немногочисленных местных жителей с внешним миром связывают спутниковые «тарелки» — электричество, к счастью, есть. А вот питьевая вода привозная — серьезное неудобство, приходится экономить. Сотовую связь обнаружить нам не удалось, пробовали и в селе, и за селом. Но аким утверждает, что она есть. Наверное, места надо знать, где ее невидимые «лепестки» ложатся.

— В прежнее время в ауле Малые Камкалы было развито овцеводство. Проживало здесь полторы тысячи человек. Потом почти все местные жители уехали. Осталось пять крестьянских хозяйств. Весной здесь идет окот и стрижка овец. А сейчас стада на зимовках, — говорит Канат Бельгишев. По дороге встречаем машину, груженную тюками сена. Местное население живет здесь натуральным хозяйством, охотой да рыбалкой.

 

 На берегу замерзшего озера Малые Камкалы

— Вообще-то главная достопримечательность в этих краях — озеро Малые Камкалы, — деликатно переключает наше внимание Меруерт Сергеева, руководитель отдела туризма управления с длинным названием, по инициативе которого нас сюда и занесло. — Водоем находится в нескольких километрах от села. Берега у него скальные, а внизу песчаные. Летом загорать хорошо. Вода прозрачная. У одного из местных жителей есть летняя баня на плоту. Попарился — и в озеро ныряешь. Вот это отдых!

 

Живу я здесь!

Следит за всем этим водным царством каменный истукан. Если в декабре в остальных районах озера стояли незамерзшие, то это надежно сковало льдом еще в первый месяц зимы.

Канат Бельгишев, проживший в Мойынкумах 55 лет, рассказывает:

— Весной на озеро прилетают лебеди, гуси и утки. Они тут гнездятся и выводят потомство. С морозами улетают. Рыбаки ловят щуку, подъязиков, судака, окуня. Сазан бывает по 8 — 10 килограммов. В окрестностях водятся кабаны, сайга, куланы, волки, лисы, зайцы, фазаны.

На берегу озера до относительно недавнего времени стоял мавзолей Куралай сулу. По народной легенде, его примерно в конце XVIII — начале XIX века построил Келден батыр. В середине 50-х годов прошлого века сооружение уже почти разрушилось. Когда исторический объект обследовали в 1985 году, сохранилась только его северо-восточная стена, но и она сегодня утрачена. Тем не менее к могиле девушки до сих пор приезжают охотники. Других сюда редко заносит.

История Куралай сулу чем-то похожа на легенду об Айше биби. О трагедии, разыгравшейся здесь несколько веков назад, знают многие местные жители.

— С этим захоронением связывают историю влюбленных девушки и джигита, — рассказал Канат Бельгишев. — Родители парня не дали им благословения. Молодые сбежали сюда и какое-то время находились у озера. Куралай сулу пошла купаться, а в камышах на девушку напал хищный зверь и растерзал ее.

 

Со временем, может быть, получится восстановить мавзолей.

По словам акима, в этом году на месте разрушенного мазара будет поставлен гранитный памятник. Со временем, может быть, получится и мавзолей восстановить. Это один из немногих объектов, связанных с народным эпосом. К слову, по мотивам устного народного творчества поэт-импровизатор Иса Байзаков в начале прошлого века увековечил эту историю в поэме «Куралай сулу».

 

 Жазылбек Куанышбаев: «У меня есть две Звезды, две жены и два сына!»

Недавно высказывание экс-замминистра сельского хозяйства Марата Толибаева в соцсети о легализации института многоженства в стране вызвало бурную дискуссию. Вспомнилось оно в связи с тем, что самый знаменитый мойынкумец, дважды Герой Социалистического Труда Жазылбек Куанышбаев имел две жены, и обе ему родили по сыну. Судя по фамилии, человек был радостный. Тайны из своей личной жизни чабан не делал даже в советские времена. Так и говорил: «У меня есть две Звезды, две жены и два сына!» Как его за «аморальное» поведение не наказали по партийной линии, уму непостижимо. На стенде в местном музее хранятся фотографии всего его семейства. А может, и трудился животновод славно потому, что не отрывался от истоков своих, жил в гармонии с природой и личная жизнь у него была налажена в патриархальных традициях?

 

 Ориентируемся в пустыне по карте.

Административный центр село Мойынкум расположено в 350 километрах северо-восточнее города Тараза. В одних источниках говорится, что оно основано в 1906 — 1909 годах русскими земледельцами, а на памятном камне возле местного музея указана более ранняя дата — 1898 год. Сначала село было названо Гуляевкой в честь первого переселенца Федора Гуляева. В 1935 году оно было переименовано в Фурмановку, в 1997 году — в Мойынкум.

 

 Мавзолей Ботабая, XIX век.

В десяти километрах к востоку от села Кумозек находится мавзолей Ботабая. Принадлежал этот человек к роду жалаиров. Здесь же, по словам местных жителей, похоронены два его брата и племянник. Сооружение датируется XIX веком. Его купол большей частью уже обрушился. Внутри него сохранились росписи орнаментов с растительными и гео-метрическими узорами. В низовьях реки Шу насчитывается всего три мавзолея с росписями в интерьере (два других — Кырбаса и Онгарбая). По словам акима Карабогетского аульного округа Биржана Алимбаева, Ботабая звали при жизни Сары кожа. Умер он в дороге во время кочевки. Потом его племянник построил мазар, и Ботабай был перезахоронен здесь. Говорят, он был настолько состоятельным человеком, что когда кочевал, навьючивали 500 верблюдов.

Елена ЕФИМОВА, фото автора

1 Комментарий
  1. Амире говорит

    Это мой край родной

Комментарии закрыты.