The news is by your side.

Нервы сдали

Почти 20 процентов рыскуловских выпускников не смогли пройти пороговый уровень тестирования.

ЕНТ в Рыскуловском районе едва не закончилось трагедией

В Рыскуловском районе из 807 выпускников школ, принявших участие в Едином национальном тестировании, 193 не смогли пройти пороговый уровень в 50 баллов. Провальные результаты здесь отчасти объясняют нервозной обстановкой, которую создали в дни экзаменов представители Министерства образования и науки (МОН). Одному ребенку она чуть не стоила жизни.  

Средний балл, который набрали ученики по району, — 65,4, самый высокий — 121. Знания на «Алтын белгi» из 27 претендентов подтвердили только пятеро, восемь учеников не смогли сдать на аттестаты особого образца.

В прошлом году в Рыскуловском районе был зафиксирован самый высокий средний балл по ЕНТ в области — 86. Тогда из 18 претендентов на золотой знак свои знания подтвердили 14, из семи отличников пятеро получили аттестат особого образца. Похоже, поэтому представителями МОН в кулановской школе, где проходило ЕНТ, были приняты беспрецедентные меры «безопасности».

Прибывшие в Жамбылскую область представители министерства говорили, что приехали с заданием провести ЕНТ без нарушений. Действительно, они с энтузиазмом взялись сканировать детей. Как говорят выпускники, гости устроили «карусель», заставляя по кругу проходить через металлоискатель чуть ли не каждого ученика от трех до восьми раз подряд. Конечно, у некоторых изымались сотовые телефоны, калькуляторы и шпаргалки, не без этого. Но стоило ли досконально всех шерстить, накаляя обстановку в такой ответственный момент, если вся сотовая связь была заблокирована, а в аудиториях находились наблюдатели?

— В нынешнем году представители Министерства образования и науки сами нарушили инструкцию по организации и проведению ЕНТ. По этому документу в девять часов утра дети уже должны сидеть за партами в аудиториях. Однако 2 июня последняя группа села отвечать на вопросы в 11 часов 30 минут, а 4 июня — часов в одиннадцать, — констатирует руководитель отдела образования акимата Рыскуловского района, член государственной комиссии по сдаче ЕНТ Ляззат Утеулиева.

— Если учесть, что встали выпускники в день ЕНТ в шесть утра, а позавтракали в семь, то получается, что последние группы к концу ЕНТ не ели уже семь — восемь часов, — говорит Жолшыбек Торламбай, дедушка одного из выпускников. — Не всякий взрослый выдержит напряженную умственную работу в течение трех с половиной часов на голодный желудок, тем более что ранним утром аппетита, как правило, нет, особенно у людей, которым предстоит сдавать главный экзамен в своей жизни.

— Я сдавала ЕНТ 2 июня, — вспоминает Екатерина Музафарова, выпускница средней школы № 2. — Понимаю, что строгость нужна, но меня, например, даже в туалет не пускали.

А четыре биотуалета, между прочим, были совсем близко, даже, надо подчеркнуть, неприятно близко. Видимо, тоже из соображений безопасности, но вопреки санитарным нормам, как утверждают сотрудники райотдела образования, по настоянию руководителя отдела Национального центра тестирования Салтанат Балкыбаевой, возглавлявшей группу от МОН, в здание школы занесли четыре биотуалета, которые, конечно, не благоухали.

— В тот же день нам позвонили из прокуратуры с требованием вынести сортиры на улицу, после чего Салтанат Балкыбаева неожиданно заявила, что разрешила вынести их еще утром. Все это происходило во время тестирования, когда уже внутрь никого не пускали, — говорит Ляззат Утеулиева. — Людям пришлось весь день дышать этим смрадом.

— После того как детей пять — шесть раз проверили, они сели сдавать ЕНТ напуганные. В шестой аудитории наблюдатель не пускал в туа-лет моего сына. Но когда его все-таки отпустили, женщина из министерства по имени Салтанат бесцеремонно открыла дверь мужского туалета, чтобы проверить, чем там занимается мой сын. Какое она имела право так поступать? Он спросил ее: «Что вы делаете? Вы зашли в мужской туалет!», а она ответила: «Мне все равно», — рассказывает Райгуль Байхожаева, мама Нурлана Айдына, ученика из Кулана. — Парень был просто подавлен этой выходкой.

Удивил и тот факт, что в аудиториях школы все оконные ручки были выкручены, а окна закрыты наглухо! А что, если пожар, землетрясение или (не приведи господи) теракт? В помещениях стояли кондиционеры, но, по словам детей, они не справлялись с нагрузкой. В среднем, получается, в каждом классе было человек по сорок.

— Я ЕНТ во втором потоке в третьей аудитории сдавала. В 10.40 мы начали писать тест. У нас было душно, потому что кондиционер работал не постоянно. У трех учеников были проблемы с давлением. У всех болела голова. В медпункт не пускали. В туалет отпустили только один раз. Мы плакали, но они (наблюдатели) никакого внимания не обращали. Вели себя нагло, — говорит расстроенная до слез Гульназ Карынтаева из села Когершин.

— У нас за все годы сдачи ЕНТ никогда такой нервозной обстановки не было. Раньше представители министерства вели себя доброжелательно, — выражает мнение многих, с кем нам приходилось говорить в минувший четверг, заведующая методическим кабинетом райотдела образования Айнур Баймуратова.

Жители Рыскуловского района считают, что руководитель отдела Национального центра тестирования Салтанат Балкыбаева вела себя в эти дни некорректно. В частности, глава группы МОН не разрешила ребенку с инвалидностью третьей группы сдавать ЕНТ в отдельном кабинете, как предусмотрено инструкцией.

— У Шынгыса Жолшыбека врожденный порок сердца, он перенес две операции, последнюю — год назад. Его родители 31 мая подали заявление в районную комиссию по проведению ЕНТ с просьбой позволить их ребенку сдавать экзамен в отдельной аудитории. В школу письмо с просьбой родителей пришло за неделю до ЕНТ, в акимат — за десять дней. Салтанат Балкыбаева мотивировала свой отказ тем, что подобные заявления нужно было делать в Национальный центр тестирования за месяц до ЕНТ. Но в инструкции не оговаривается, за сколько дней нужно подавать подобные заявки, — говорит Ляззат Утеулиева.

Сотрудники райотдела образования считают, что старшая группы от Министерства образования и науки должна была посадить юношу в резервной аудитории, тем более что она была оснащена видеонаблюдением. Однако этого не случилось, позже мальчика увезла скорая помощь.

Альфиния Тауркулова, медсестра школы-лицея № 1, добавила шокирующие подробности этой истории:

— Вообще-то прежде всего мы должны оказывать первую медицинскую помощь, но когда к нам приводили детей в плохом состоянии, в первую очередь у них проверяли карманы. Наблюдатели оказывали психологическое давление на детей. Выпускники были в стрессовом состоянии. У медиков забрали личные сотовые телефоны. По какому праву? Когда привели Шынгыса, я лично предупреждала, что он с врожденным пороком сердца, и предложила сначала его осмотреть, но сопровождавшая его женщина сначала обыскала его карманы, а потом мы вызвали скорую помощь.

— Шынгыс был госпитализирован 2 июня, он попал в реанимацию, — сообщила нам главный врач районной больницы Бота Узденбаева. — Его отец как чувствовал, и еще утром заходил в больницу, чтобы убедиться, что его ребенку в экстренном случае будет оказана помощь.

По словам врачей, мальчик попал в больницу в тяжелом состоянии, у него началась одышка, посинели губы, наблюдалась нехватка воздуха на фоне хронической сердечно-сосудистой недостаточности.

— Если бы ему не была оказана вовремя помощь, мы не знаем, чем это могло для него закончиться. В этот же день служба скорой медицинской помощи привезла с ЕНТ еще двух девочек. У них был истероидный синдром в результате стресса. Мы им вкололи успокоительные, — сообщила главврач.

По словам Альфинии Тауркуловой, в медпункт во время ЕНТ с жалобами на плохое самочувствие обращались десятки учеников.

— Моя сестра сдавала ЕНТ 4 июня. Тестирование началось не вовремя. У нее была сильная головная боль, но ее еле отпустили в медпункт. Там член комиссии по имени Салтанат лично обыскивала мою сестру. Какое она имеет право обыскивать учащихся? — возмущена Нуржамал Бейсенова, учительница школы-лицея № 1.

Видимо, обстановка действительно была напряженная. Екатерина Музафарова до сих пор не понимает, как она, призер конкурсов по казахскому языку, в том числе и респуб-ликанского, на ЕНТ набрала всего 11 баллов по этому предмету.

— Невозможно было сосредоточиться из-за психологической нагрузки. Читаешь и не можешь понять, о чем вопросы, хотя они были элементарные, — говорит девушка.

Мы попросили Салтанат Балкыбаеву как человека, возглавлявшего группу МОН РК и, судя по всему, игравшего не последнюю роль в описанных выше событиях, прокомментировать сложившуюся ситуацию, однако она не посчитала нужным это сделать.

Елена ЕФИМОВА, фото автора

Комментарии закрыты.