The news is by your side.

Несладкая тема. Казахстан способен обеспечить себя сахаром в достаточном количестве

Казахстан способен обеспечить себя сахаром в достаточном количестве

В этом году в республике произошел резкий скачок цен на сахар, который повлек за собой подорожание кондитерских изделий и ажиотажный спрос на сам продукт.

На рынках сейчас никого не удивляют ценники — «750 тенге за килограмм», а доставший сладкий песок по 500 тенге считается счастливчиком. Разумеется, многие хотели бы понять, как и почему сложилось подобное положение и есть ли шанс обуздать цены на сахар.

Председатель областного филиала Народной партии Казахстана Жанат Бастаубаева инициировала проведение заседания круглого стола на тему «Как решить проблему нехватки сахара в Жамбылской области». В обсуждении приняли участие руководитель управления сельского хозяйства Ербол Жиенкулов, руководитель отдела торговли управления предпринимательства и индустриально-инновационного развития Бахытжан Орынтаев, заместитель председателя СПК «Тараз» Арман Туймебаев, председатель свекловодческой ассоциации «Аулие-ата» Саха Манатов, директор ТОО «Таразский сахарный завод» Александр Шлегель, представители крестьянских хозяйств, занимающихся выращиванием сахарной свеклы.

— Дефицит сахара и одновременное подорожание его в этом году оказали негативное влияние на малоимущих сограждан, — считает Ж. Бастаубаева. — Пострадали также местные производители кондитерских изделий, сладкого творога и мороженого, которым пришлось значительно сократить ассортимент выпускаемой продукции.

Встает вечный вопрос — что делать? Строить новые современные заводы, переходить на переработку кукурузы вместо свеклы? Или, наоборот, вкладываться в развитие собственного свекловодства? Каждый из этих вариантов имеет свои плюсы и минусы, видимые даже неспециалистам. Например, кукуруза дает высокий урожай, отлично подходит как сырье для выработки сиропа (очень популярен в США), обеспечивает животноводство кормами. Но та же культура требует много воды для полива, очень истощает почву, ей необходимы и огромное количество удобрений, и запас отдохнувших почв. А почвы у нас и так далеко не чернозем, и те же свекловичники жалуются на недостаток поливной воды и самих земель.

Свое видение ситуации изложил и специалист с 40-летним стажем, агроном по первой профессии, прошедший путь от простого рабочего до директора предприятия Александр Шлегель.

— Что до производства самого сахара, ситуация такова. Казахстан потребляет в год около 530-550 тысяч тонн сахара. Максимальная допустимая мощность нашего завода — 240 тысяч тонн в год. Сахарных заводов, действующих в Казахстане, насчитывается пять, и при их полной загрузке мы можем обеспечить республику продукцией полностью, — отметил он. — Почему этого не происходит сейчас? Последние пять-шесть лет ситуация складывалась следующим образом. Шел большой поток российского сахара по демпинговым ценам, и нашим производителям было просто невыгодно работать. Весь Северный Казахстан и центральные регионы тоже, включая столицу, потребляли российский сахар. Явление для рыночной экономики обычное — берут там, где дешевле! За счет чего складывалось такое положение? У нас для выращивания свеклы используются бедные, поливные земли, плюс большая доля ручного труда, слабая механизация. В России свеклу выращивают на черноземье, да еще и дожди там идут. Плюс высокая механизация работы. А у нас что? Заводу, чтобы работать круглый год, требуется более двух миллионов тонн сахарной свеклы в год. Сколько в этом году планируют собрать в области? Сто тысяч тонн. Звучит вроде солидно для незнающего человека. Но это количество нам на две недели работы максимум. Что делать в остальное время? Простаивать? Потеряем специалистов, а они у нас штучные. Таких нынче в Казахстане нигде не готовят, теперь мы сами их обучаем, иначе никак. В итоге всю свеклу, какая есть, отправляем на Меркенский сахарный завод — это рентабельнее, чем делить этот мизер между нашими предприятиями. И вот уже несколько лет, как мы полностью перешли на выработку сахара из сырца, покупаем его в Бразилии. Из-за малой загрузки предприятия прибыль была в эти годы — один-два процента. Можно ли при ней развивать как-то производство? Все изменилось после известных событий 24 февраля этого года. Из-за торгового эмбарго, наложенного на Российскую Федерацию, там перестали вывозить сахар к нам. Пришлось нам оперативно договариваться с поставщиками из Бразилии, покупать там сырец, везти его морем через весь мир, а это время. Возник пресловутый дефицит, выросли цены. Многие граждане, которые раньше и килограмма сахара в месяц не потребляли, сейчас имеют в запасе мешок-два. Как ажиотаж спадет — резко упадет и спрос на продукт, это будет. Мы в любом случае держим цену на минимуме, отпуская сахар покупателям по 450 тенге килограмм. Все остальное — «услуги» нашей торговли. Что до использования технологий, то они такие же, как и в других странах.

Что касается торговли, то, как сообщил Арман Туймебаев, сейчас в Таразе действуют 17 социальных магазинов, в которых сахар продается по 480 тенге за килограмм. То есть торговая накрутка там минимальная. Завоз продукта происходит четыре раза в неделю, так что купить там сахар вполне реально, и не надо переплачивать за него в других точках.

Саха Манатов дал такие выкладки: для стимулирования выращивания сладкого корня требуется дотация в сумме 40 миллиардов тенге. Почему такая сумма? Расходы для фермеров нереальные — поливной воды, которая идет из соседней республики, не хватает, необходимо бурить скважины, каж­дая из которых стоит по 15 миллионов тенге, а на участок их требуется минимум две. Дождевальные машины стоят по 30-40 миллионов тенге, из-за высокой стоимости машин, тех же сеялок, свекловоды по старинке все делают вручную. На один гектар свеклы требуется по четыре миллиона тенге дотаций.

Правда, замечу от себя, тут есть и свои подводные камни. Исследования по возобновлению подземных вод не проводились лет 30. Вот набурят в регионе тысячу скважин, а через год-два вода уйдет на недосягаемую глубину, и высохнут все колодцы. Что будет в итоге, предполагать пока не будем.

Еще свекловоды пожаловались на нехватку земель, о чем уже говорилось выше. Тут и возникает вопрос: а может, стоит переключиться на другую, не менее полезную культуру? А заводы пусть работают на бразильском сырце, как когда-то исправно работали на кубинском. Канал поставки вроде налажен. Еще вопрос коснулся качества нынешнего сахара, мол, он стал не таким сладким. Жанат Бастаубаева привела в пример свое детство, когда на стакан чая хватало одной ложки сладкого песка.

— Впечатления типа, что раньше и солнце светило ярче, и трава была зеленее, — грустно отшутился Александр Шлегель. — Субъективно, тростниковый сахар на первый вкус не такой сладкий, как из свеклы, потому что гранулы его по размеру больше. Что до сахарозы, то она везде по ГОСТу — 99,8 процента. Во всех видах сахара. Кроме того, сорта сахара различают не по сладости, а по цвету.

Какой же можно сделать вывод? Прежде чем думать о субсидиях на свекловодство, нужно научно оценить все за и против, в том числе, с точки зрения рентабельности. И с точки зрения экологии, ведь падение уровня подпочвенных вод поставит крест не только на свекловодстве.

Юрий ЕФИМОВ

Комментарии закрыты.