The news is by your side.

О тонкостях дознания

Трудно судиться с силовиками

Бывшие сотрудники второго отдела полиции УВД Тараза Галым Иген и Талгат Аужанов, осужденные за незаконное задержание граждан к двум и полутора годам ограничения свободы, вновь предстанут перед судом. Они добиваются оправдательного приговора, а вот потерпевшие считают себя жертвами пыток и настаивают на пересмотре дела. 

Первоначально полицейских обвиняли именно в совершении пыток. Но суд переквалифицировал ранее вменявшуюся им статью 141-1 Уголовного кодекса на статью 346 и освободил обоих из-под стражи в зале суда. С приговором не согласны потерпевшие Федор Кутепов и Сергей Степанов. Сами они отбывают наказание за то, что 9 сентяб-ря 2012 года обстреляли патрульную машину экипажа «Буран-10» в центре города, когда выясняли отношения со своими обидчиками из числа посетителей кафе «Шолпан». Дробины, говорят, попали в машину случайно. Но признались в содеянном не сразу, хотя и были задержаны по горячим следам.

800x600_IZH-27EM-1C_det

Обнаружив возле кафе две гильзы от патронов 12-го калибра и опросив свидетелей, полицейские оперативно вышли на след Кутепова и Степанова. Изъяли у них обрез ружья марки ИЖ-27М и три патрона того же калибра и доставили во второй отдел полиции Тараза, где и возбудили уголовное дело. Однако прокуратура города не поддержала ходатайство о санкционировании ареста, признав следственные действия недопустимыми в качестве доказательств по уголовному делу, и постановила освободить задержанных.

— Вместо того чтобы отпустить моих подзащитных, полицейские привезли их в отдел полиции под предлогом, что надо подписать какие-то документы, и опять оформили как задержанных, — рассказывает адвокат Роза Кушакова. — И не просто продержали, а кулаками выбивали из них показания. Более того, истязали, что подтвердили позднее эксперты. Спрашивается, зачем? В конечном счете причастность Степанова и Кутепова к стрельбе была же установлена.

Что же происходило 12 сентября 2012 года в стенах второго отдела полиции? Из показаний Кутепова и Степанова в ходе следствия и на суде следует, что утром их отвели в служебный кабинет Галыма Игена, на тот момент исполнявшего обязанности начальника отделения криминальной полиции. Там Иген, оперуполномоченный Талгат Аужанов и еще один полицейский стали их методично избивать, требуя признаться в содеянном.

Около 16.00 Кутепова и Степанова, находившихся уже в другом кабинете, обнаружил старший помощник прокурора города Баймолдаев и объяснил, что их удерживают в здании второго отдела полиции незаконно. К семи часам вечера незадачливые парни очутились в изоляторе временного содержания, откуда их и вызволили через три часа сотрудники прокуратуры. Факт незаконного задержания подтвердил и сотрудник дежурной части отдела полиции.

Так подозреваемые обрели статус потерпевших и уже в этом качестве зафиксировали следы побоев. Степанов настаивал еще и на том, что ему полицейские повредили глаз, когда надавливали на глазные яблоки. Однако в суде этот факт был опровергнут справкой врача, датированной 21 сентября 2011 года, о наличии у пациента пареза двигательного нерва. (Как сейчас выясняется, врач допустил ошибку, поскольку пациента он осматривал в указанный день 2012 года. Но об этом ниже. — Г. А.)

19 октября 2012 года прокуратура Тараза возбудила уголовное дело по статье 141-1 части 2 в отношении Аужанова и Игена, причем последнего привлекли к ответственности еще и по статье 354 (принуждение к даче показаний). Однако специальные прокуроры, которые вели следствие, не сумели доказать совершение пыток. В основном из-за процессуальных нарушений, допущенных сотрудниками прокуратуры Тараза. Те зарегистрировали заявления Степанова и Кутепова по поводу избиений с опозданием — лишь 25 сентября 2012 года.

Поэтому суд № 2 Тараза переквалифицировал действия Игена и Аужанова на статью 346 (заведомо незаконное задержание, заключение под стражу или содержание под стражей), а по статье 354 и вовсе оправдал. Первому назначили наказание в виде двух лет ограничения свободы с лишением звания капитана полиции и права занимать государственные должности, второго — к полутора годам ограничения свободы. Подсудимые обжаловали приговор, однако апелляционная коллегия по уголовным делам Жамбылского облсуда оставила их жалобы без удовлетворения, удовлетворив лишь протест прокурора: лишила Аужанова специального звания.

Теперь бывшие полицейские адресовали жалобы в кассационную инстанцию областного суда. Они просят отменить приговор, утверждая, что не являются лицами, имеющими полномочия задерживать, брать под стражу, продлять сроки содержания под стражей. Поэтому, мол, и статью 346 к ним применить нельзя. Вдобавок опровергают показания потерпевших и настаивают на своей невиновности.

Со своей стороны подали жалобы осужденные Кутепов и Степанов, чьи интересы и защищает Роза Кушакова.

— Все-таки XXI век на дворе, пора бы нам прийти к пониманию того, что и преступники — тоже люди, — говорит она. — Думаю, нам удастся добиться пересмотра этого дела с объективной оценкой деяний бывших полицейских. Следы побоев, как и повреждения глаза у Степанова, были зафиксированы, причем именно как следствие пыток. Врач, диагностировавший парез нерва у моего подзащитного 21 сентября 2012 года, сейчас утверждает, что машинально допустил ошибку в дате. Фактически же это фальсификация, в определенной мере повлиявшая на приговор суда. Поэтому мы и добиваемся его отмены.

Гульжан АСАНОВА

2 Комментарии
  1. Айжан Ауелбекова говорит

    С нашими полицейскими, да и вообще, с представителями правоХОРОНИТЕЛЬНЫХ органов связываться не стоит — греха не оберешься. Так заморочат голову, что сам не рад будешь. Говорю по личному опыту…

  2. Гульжан - для Айжан говорит

    Айжан, а можно подробнее? Хотя бы в виде поста. А еще лучше — письмом в газету.

Комментарии закрыты.