The news is by your side.

Перекати-поле — горькая доля

Многие цыгане не имеют ни образования, ни документов.

В Таразе целые семьи существуют без каких-либо документов

В Жамбылской области проживают семьи, члены которых не имеют ни документов, ни образования, ни прописки, ни возможности получать социальные пособия. ОО «Центр социальной адаптации детей-сирот и выпускников детских домов «Мирэкл» снова поднимает эту проблему на страницах нашей газеты. 

В 1994 году Казахстан ратифицировал конвенцию Организации Объединенных Наций о правах ребенка, в которой говорится: «Ребенок регистрируется сразу после рождения и с момента рождения имеет право на имя и приобретение гражданства». В 2005 году республика также ратифицировала международный пакт ООН о гражданских и политических правах человека. В его 24-й статье написано: «Каждый ребенок должен быть зарегистрирован немедленно после его рождения и должен иметь имя».

Однако в Таразе до сих пор остается много детей, не имеющих свидетельств о рождении, в том числе школьного возраста. В большинстве случаев это связано с отсутствием документов, удостоверяющих личность, у самих родителей, которые в силу своей безграмотности, а иногда и безответственности не занимались их оформлением. В подав-ляющем большинстве это связано с отсутствием собственного жилья и, следовательно, возможности зарегистрироваться по месту жительства. Многие из-за высокой стоимости юридических услуг (начиная примерно от 30 тысяч тенге и выше) не оформляют наследство умерших родителей и поэтому не имеют права производить регистрацию своих детей по месту проживания. Часть из них вынуждена вести асоциальный образ жизни и заниматься попрошайничеством.

— История Елизаветы Маковецкой может послужить темой для сценария какого-нибудь сериала. В двухмесячном возрасте мама оставила ее на руках у знакомых и навсегда исчезла. Девочка выросла, не проучившись в школе ни одного дня. Когда гражданский муж привез Елизавету в роддом, ее сначала не приняли: потребовали удостоверение личности. Кто-то из персонала подсказал: дайте чей-нибудь документ. После того как малышка Диана появилась на свет, в регистрационной книге в качестве мамы записали сестру отца ребенка. Никто не имел права поступать таким образом. Так же как и никто не имел права не принимать роды у пациентки только потому, что у нее нет удостоверения личности, — говорит член совета центра «Мирэкл» Рауф Сабитов.

С тех пор жизненные пути настоящей матери и названной разошлись. Диане семь лет, и она осталась у своего отца, а Елизавета уехала искать счастья в город Алматы со старшей дочерью Софией, которая родилась в роддоме № 1 в южной столице еще в 2001 году при похожих обстоятельствах. Но там у нее никто не требовал удостоверения личности, и новорожденную девочку записали на имя настоящей мамы.

Сама Елизавета только недавно в результате двух обращений в суд получила удостоверение личности, но без посторонней помощи в Алматы она вряд ли сумеет оформить свидетельство о рождении старшей дочери. Для этого необходимо получить судебное решение.

В такой же непростой ситуации находится здесь, в Таразе, и отец девочек с младшенькой Дианой на руках.

Это не единичный случай. Такое ощущение, что в любой цыганской семье масса проблем с документами. Нет документов ни у двоих детей Раисы Морозовой, ни у нее самой. У Нины Треневой на руках лишь копия свидетельства о рождении, поэтому ее трехлетний сын до сих пор не зарегистрирован. Все эти семьи объединяет отсутствие жилья и, следовательно, невозможность прописаться по месту жительства, как этого требует закон.

Похожая ситуация и у переселенки из Таджикистана Гулсары Тухтамышевой. Двоих своих детей она родила в Казахстане: Камилу — в 2007-м, а Юнуса — в 2009 году. Свидетельства о рождении они смогли получить только сейчас. Кстати, первого ребенка Гулсара вынуждена была рожать дома из-за проблем с регистрацией.

— У некоторых женщин с детьми возникают сложные жизненные ситуации, когда они оказываются без крыши над головой. И тогда им некуда идти. Постановлением Правительства РК предусматривалось создание в центрах социальной адаптации для лиц без определенного места жительства специальных отдельных помещений для женщин с детьми. Но это постановление в Таразе так и не было выполнено, — говорит Рауф Сабитов.

Проблема регистрации оказалась настоящим кошмаром и для одной из самых социально уязвимых групп населения — бывших воспитанников детских домов и одиноких бездом-ных мам. Выпускники прописаны в детских домах либо в Доме юношества, но их сыновья и дочери не имеют регистрации. По этой причине многие не получают ни адресной социальной помощи, ни жилищных пособий.

— Наглядным примером жертвы закона о регистрации является бездомная многодетная семья Олеси Сейтбаевой, которая была вынуждена содержать своих детей в церковных приютах города Алматы. В свое время органы социальной защиты заявили: «Мы не можем дать пособие одному ребенку (младший сын и сама мама имели регистрацию) — или всем, или никому» и лишили семью пособий, — рассказывает общественный правозащитник.

В центр «Мирэкл» за помощью в регистрации обращается немало людей. Но возможности организации не безграничны.

Жизнь — это не четко прописанная инструкция. В ней возникает много нестандартных ситуаций, которые требуют своевременного разрешения. Поэтому раз уж есть международные документы в защиту прав детей, ратифицированные Казахстаном, значит, нужно обеспечивать их выполнение.

К слову, сейчас наша страна готовит универсальный периодический обзор по правам человека для предоставления в ООН. Не исключено, что факты, подобные тем, что были описаны выше, правозащитниками будут озвучены на международном уровне: либо в докладе Правительства, либо в отчете коалиции неправительственных организаций, готовящей свое альтернативное сообщение по этому поводу.

Елена ЕФИМОВА,
Виктор БАРБАШ (фото)

Комментарии закрыты.