The news is by your side.

Полгода плохая погода

800x450_uragan_DSC_2134

Ураган и гроза нанесли области ущерб в миллиарды тенге

Как в области отслеживаются природные пожары, куда мигрируют клещи, почему крестьяне неохотно страхуют посевы — вопросы, связанные с безопасностью нашей жизни, осветилa пресс-конференция, организованная областным управлением внутренней политики. 

Высоко летим, далеко глядим

С приходом знойного лета самой актуальной темой в контексте предупреждения чрезвычайных ситуаций становится борьба с природными пожарами. В нашей области особенный урон они приносят саксаульникам. Для предупреждения пожаров и борьбы с ними мобилизованы самолет и вертолет. Самолет предназначен только для облета территорий. Участков, пригодных для посадки и взлета, в природных условиях нет, поэтому пилот и второй член экипажа могут только обнаружить огонь или задымление, уточнить координаты и сообщить об этом пожарным. У вертолетчиков те же самые функции, но из-за большей маневренности в нем есть группа, которая может высадиться и самостоятельно потушить пожар, если он небольшой и не представляет угрозы для их жизни. Техника работает второй год, заступает на дежурство с началом мая. Облеты производятся ежедневно, у каждого борта свой периметр.

Кроме того, область уже третий год подряд закупает услуги космического мониторинга. Два раза в сутки поступают скрин-карты, на которых четко видно, что происходит даже в самых труднодоступных уголках области. Можно сказать, что более половины пожаров потушено или предотвращено благодаря мониторингу с воздуха и из космоса.

Сейчас область к пожарам в основном готова. Однако есть около десяти крупных поселков с населением более пяти тысяч человек, где не имеется пожарных частей.

Например, в Кордайском районе в населенных пунктах Сортобе, Масанчи, Аухатты в общей сложности проживает 50 тысяч человек. Значит, пожарные части нужны в обязательном порядке. В каждом районе области есть места, которые находятся на расстоянии более 50 километров от пожарных расчетов. Это Акыртобе, Тогызкент, Досбол, три аула в низовьях Шу. Вопрос о строительстве депо поставлен перед МЧС, где идет его рассмотрение: как всегда все упирается в финансы — одно пожарное депо обходится примерно в 150 миллионов тенге. А пока областные органы эту проблему решают доступными способами. На местах готовятся добровольцы. Во всех лесхозах есть насосы, они должны помочь и населенным пунктам.

Ещё раз о граде

Всем памятна гроза двухнедельной давности с градом, более часа бушевавшая над территорией Шуского района. Град прошел полосой в 15 километров. Ущерб, конечно, нанесен огромный, он до сих пор подсчитывается. Журналисты поинтересовались, почему по одним источникам предварительный ущерб составил 35 миллионов тенге, по другим — четверть миллиарда.

Как нам объяснили, четверть миллиарда — общие убытки. Часть из них крестьяне покроют за счет страховки, часть спишется за счет субсидий, которые уже получены за посевы различных культур. Сумма в 35 миллионов — деньги, которые придется потратить на восстановление социальных объектов, жилых строений и для компенсации потерь поголовья скота. На погашение ущерба денег из республиканского бюджета не предвидится, данная ЧС обозначена как местная. Есть специальная сетка для квалификации чрезвычайных ситуаций. При ущербе от 15 до 55 месячных расчетных показателей ЧС считается районной.

— Вообще из республиканского бюджета у нас очень много денег уходит на помощь. А в мировой практике чрезвычайные ситуации компенсируются за счет страховок, — отметил бывший начальник областного управления по предупреждению и ликвидации ЧС Болат Мадикенов. — Сейчас МЧС готовит изменения в законодательство об обязательном страховании жизни и имущества. Если случится катаклизм, человек спокойно получит страховку. Постоянно государство не может платить, тем более сейчас климат меняется, стало больше природных аномалий — это подтопления, ураганы, засуха… У нас еще зона сейсмической опасности. Бюджет не может запланировать последствия буранов и паводков. Определенная сумма, конечно, резервируется, но ее может не хватить. Вот, например, ураган, который зимой случился. Областной резерв даже пяти процентов ущерба не покрыл. А миллиарды мы не можем зарезервировать — нет таких денег: по закону в резерв идет два процента от налогов, которые мы сами собираем.

Однако на данный момент крестьяне не спешат страховать поля и скотину: доказать ущерб проблематично. Нужно собрать кучу документов. Иногда на их сбор тратится слишком много времени и средств. Опять же свою роль играет человеческий фактор: есть недобросовестные служащие, вымогающие вознаграждение за предоставление справок.

Куда ползет клещ?

С начала нынешнего года зафиксировано 347 случаев обращения к медикам по поводу укуса клеща. Причем 200 укушенных — в Таразе. Это рекордное количество нападения насекомых на человека, оказывается, связано с миграцией клещей в предгорных районах.

К счастью, из 12 тысяч клещей, собранных в Таразе, ни один не оказался иксодовым — разносчиком конго-крымской геморрагической лихорадки.

Предполагается, что в областном центре клещи множатся из-за неконтролируемых перемещений скота. К тому же мало оборудованных боен. Несколько десятков лет назад клещ — разносчик ККГЛ — впервые появился у нас в области в Сарысуском районе. В соседних областях о нем не слышали. Сейчас большие территории в ЮКО и Кызылординской области заражены клещем. Сказывается отсутствие профилактики. Возможно, в ЮКО упустили контроль. В жамбылских очагах ККГЛ в Мойынкумском, Сарысуском и Таласском районах в прошлом году зараженность была два процента. В нынешнем пока 0,9 процента. Мы стали еще осенью обрабатывать. Относительное благополучие региона специалисты объясняют тем, что в области в последнее время регулярно проводились профилактические мероприятия: ежегодно устраивали химические защитные пояса, обрабатывали кошары, населенные пункты. В этом году планируется возродить купку мелкого рогатого скота.

Индира БОТАШЕВА,
Агадил РЫСМАХАН (фото)

Комментарии закрыты.