The news is by your side.

Посчитали — прослезились

940x382_test_050613-042

Комплексное тестирование — шлагбаум для абитуриентов

Плачевные результаты, показанные абитуриентами на комплексном тестировании, состоявшемся в конце прошлой недели, заставляют подумать о будущем не только самих претендентов на высшее образование, но и о будущем страны в целом. Если знаний большей части выпускников колледжей (а это уже дипломированные специалисты) не хватило на то, чтобы преодолеть пороговый уровень, то чего от них можно ожидать на производстве? С другой стороны, так ли неграмотны они?

Я как член государственной комиссии уже много лет принимаю участие в проведении Единого национального тестирования, а с прошлого года — и комплексного тестирования. И второй год разочаровываюсь. Например, в пункте комплексного тестирования в Таразском государственном педагогическом институте тест сдавали 903 выпускника школ прошлых лет и выпускники колледжей. Из них только 180 человек набрали более 50 баллов и получили возможность учиться в высших учебных заведениях. А это с натяжкой 20 процентов от общего числа претендентов. В тестировании по физике участвовали 173 абитуриента, из них лишь 30 одолели пороговый уровень, то есть 17,3 процента. При этом средний балл по физике составил всего 7,73, а по математике — 8,14. Видя такие показатели, поневоле задумаешься, что будет с нашей экономикой лет через двадцать.

Результаты, мягко говоря, неутешительные. Тем более что они наблюдаются уже второй год, с того самого дня, как в прошлом году ввели комплексное тестирование. И тут вспоминается, как это происходило. Тестирование стало неприятной неожиданностью для выпускников колледжей прошлого года! Дети были попросту шокированы! Конечно, не мне, дилетанту от образования, решать, нужно ли комплексное тестирование или нет. Но коль скоро Министерство образования и науки посчитало, что нужно, то оно, по крайней мере, должно было продумать, как сделать это безболезненно для детей. Например, обкатать опыт в одном регионе или не ставить детей перед фактом, а объявить выпускникам будущего года, что они будут сдавать комплексное тестирование. И у них было бы время подготовиться.

Еще один немаловажный фактор, который в прошлом году сыграл злую шутку с выпускниками колледжей, — это то, что тестирование проводилось по тестам, ориентированным на полную школьную программу. Но ведь дети, поступившие в колледжи после девятого класса общеобразовательной школы, программу десятого и одиннадцатого классов в колледжах проходили в сокращенном варианте, за один год. Поэтому они слабо знали предметы. В нынешнем году данная проблема вроде решалась дифференцированным подходом к разным категориям абитуриентов, однако видимого улучшения показателей не наблюдалось.

С другой стороны, ни для кого не секрет, что школьники вторую половину завершающего учебного года посвящают подготовке к Единому национальному тестированию, чуть ли не еженедельно проходят пробное тестирование. ЕНТ для них есть и выпускной, и вступительный экзамен. А вот студенты колледжей в конце завершающего учебного года заняты подготовкой к государственной аттестации по специальным программам (или выполняют дипломные проекты) по соответствующим специальностям. А государственная аттестация у них проводится в конце июня. Поэтому у них не остается времени подготовиться к комплексному тестированию. Все эти факторы и стали тормозом на пути выпускников колледжей к вузу, вот почему так резко разнятся результаты ЕНТ школьников и комплексного тестирования выпускников колледжей.

И здесь напрашивается один вывод: коль скоро комплексное тестирование уже введено, для выпускников колледжей надо бы акцент сделать не на общеобразовательные дисциплины школьной программы, а на знание ими общепрофессиональных и специальных дисциплин соответствующих специальностей. Возможно, это отнимет больше времени у организаторов комплексного тестирования, потребуются изменения в организации процесса, дополнительные финансовые расходы, но все это окупится тем, что дети смогут преодолеть пороговый уровень и получат возможность продолжать обучение в вузах.

Кстати, и в самой процедуре проведения комплексного тестирования есть нюансы, на которые надо обратить внимание. Например, в первый день в тестировании в пединституте приняли участие трое детей-инвалидов. Члены государственной комиссии приняли решение, чтобы разместить их в отдельной комнате. Предполагалось, что им так будет комфортнее. Однако сама обстановка перед началом тестирования очень негативно подействовала на этих детей. Девочка-инвалид, войдя в здание, была на общих основаниях подвергнута досмотру металлоискателем. Видимо, не ожидавшая этого, она разрыдалась. Но до нее никому и дела нет. Я подошел к ней и хотел успокоить: «Доченька, не плачь, все будет хорошо». Но в ее глазах увидел лишь испуг и обиду. Она меня совсем не слышала. Я еще раз сказал ей теплые слова, чтобы она успокоилась и собралась с мыслями. Но стресс, полученный ребенком, был настолько силен, что она не сдала тест. Не сдали тест и два других абитуриента-инвалида. И никого не было рядом, чтобы поддержать их в этой ситуации. Напротив, в кабинете находился человек, который следил, чтобы они не пользовались шпаргалками и сотовыми телефонами. Но эти ребята были настолько беспомощными, что физически не смогли бы этого сделать.

После этого случая я подумал вот о чем: почему бы таким детям не создать особые условия? Например, чтобы они сдавали тесты не со всеми вместе, а отдельно, в другое время, без обидных досмотров металлоискателями. Более того, видя их физические недостатки, можно было помочь им заполнять листы. Короче, проявить человечность. Но правила для всех одинаковые. Так мы ломаем судьбы людей, которым и без подобных испытаний приходится трудно. На 903 абитуриента всего три таких ребенка! Учитывая их стремление к высшему образованию, их борьбу с недугом и смелость, надо было им предоставить возможность учиться и без тестирования!

А теперь поразмышляем вот над чем: что делать восьмидесяти процентам абитуриентов, не сдавшим комплексное тестирование (имеются в виду данные пункта комплексного тестирования в ТарГПИ)? Не верится, что все они трудоустроятся. Давайте будем объективно смотреть на вещи: разве наша экономика в состоянии обеспечить работой такую армию специалистов среднего звена, которым закрыли дорогу в высшие учебные заведения? Следовательно, одним из главных негативных результатов комплексного тестирования является резкое увеличение безработицы среди молодежи. А потом удивляемся, откуда рост правонарушений и преступности среди неработающей молодежи. Все в этом мире взаимосвязано.

Вот такие горестные мысли не дают покоя с тех пор, как я столкнулся с комплексным тестированием. Возможно, я в чем-то ошибаюсь. Если так, то надеюсь, что специалисты развеют мои сомнения. Возможно, они скажут, что тестированиям осталось «жить» всего один год, что через год их отменят. Но и в этом случае будем еще раз наблюдать ту же картину, которая болью отдается в сердцах наших детей.

Бекет МОМЫНКУЛ

Комментарии закрыты.