The news is by your side.

Прощай, Филя…

Филин занял оборонительную позу

Таразцы попытались спасти редкую птицу

Весной ночи еще прохладные. Степь за городом в поисках добычи прочесывают самые крупные и агрессивные представители клана ночных пернатых разбойников. Их движения легки и стремительны как в воздухе, так и на земле. Для таких слетать на охоту километров на 10 — 15 от дневки или гнезда — пустяки, но иногда они не возвращаются. 

Проводя большую часть жизни в городе, мы даже не подозреваем, что где-то совсем рядом в жесткой борьбе за место под луной живут уникальные, малоизученные, а потому загадочные животные.

Аккурат на 8 марта около полуночи на связь вышел старый приятель Максим, большой любитель дикой природы, который рассказал, что его знакомая девушка Катя на своей заброшенной даче, недалеко от кыргызской границы, наткнулась на большую раненую птицу. На высланных ею фотографиях было видно, как хищник, явно из семейства совиных, принял оборонительную позу, всем своим видом показывая, что голыми руками его не возьмешь.

«Лена, — писал Максим, — это очень редкая птица. Катя боится к ней подойти. Надо ее спасти: наложить шину, подлечить и через пару недель выпустить на свободу».

Ехать среди ночи, конечно, показалось бессмысленным: ну где этого пернатого, пусть даже и раненого, искать в темноте? Но когда Максим написал, что несчастного могут разорвать собаки, сердце дрогнуло: жаль такого красавца бросать на произвол судьбы, решили попробовать его спасти. Сломанное крыло не оставляло птице никаких шансов на самостоятельное выживание в условиях дикой природы.

Вооружившись фонарями, группой из четырех человек мы отправились за город. На месте уже оказалось, что искать нужно не на огражденном дачном участке, а в колючих зарослях диких кустарников и деревьев. В последний раз Катя видела здесь красавца больше пяти часов назад. Сомнения в успехе этого дела только усилились, ведь он мог уйти куда угодно. Мы разбили территорию на участки и начали ее методично прочесывать, начиная от канала — раненый хищник его не мог перелететь. Под ногами валялись гильзы от патронов, значит, здесь промышляют охотники, и вероятно, незаконно. Возможно, это они ему и перебили крыло, или пернатый пострадал от других своих врагов, коих в дикой природе немало. Через минут 30 — 40 активных поисков мы все-таки обнаружили птицу в ветвях низкорослых деревьев уже на границе с распаханным полем. Хищник испуганно мигал своими оранжевыми глазищами. Аккуратно завернув беднягу в куртку, Максим отвез его домой и разместил в безопасном месте. В третьем часу ночи волонтер отчитался:

— Дал сырого мяса — не ест, воду не пьет.

Наш старый знакомый орнитолог Владимир Колбинцев, взглянув на фотографию, определил, что нашли мы филина. Птица оказалась краснокнижной.

На следующий день ее осмотрел ветеринар и сообщил:

— Ранена она довольно серьезно, перебиты кости крыла, хорошо, если выживет.

Лечить он его не взялся. Сказал, что операцию могут сделать только очень опытные хирурги, прошедшие специальную подготовку в Объединенных Арабских Эмиратах.

Помочь вызвался знакомый любитель птиц, у которого был большой опыт по лечению пернатых. Филе, так его сразу окрестили, под местным наркозом прочистили рану, удалили осколки костей и наложили шину на крыло. Надели на него чулок, чтобы больное место было неподвижным, и дополнительно еще самого зафиксировали, чтобы поменьше двигался. Операция длилась больше пяти часов. Надо сказать, что после всех этих манипуляций он ожил, стал есть и пить, освоился, перестал бояться людей и даже начал требовать мясо, которое, надо сказать, ему доставлялось волонтерами. Уплетал по одному куриному окорочку в день. Максим разнообразил меню мелкими птахами, которых ловил в саду. Филя заглатывал эти жертвоприношения целиком вместе с перьями. Жуть. У хищника снова появился интерес к жизни. В эти дни он выглядел довольно бодрым. И мы успокоились, были почти уверены, что выживет. Через пару недель чулок сняли, но оказалось, что кости не срослись. Филя снова начал хиреть. Он заметно погрустнел. Видно было, что крыло сильно болит.

Почему-то мы чувствовали себя виноватыми перед ним. 31 марта Максим решился попробовать сделать еще одну операцию. Он нашел хирурга, который согласился помочь птице. В этот раз операция длилась больше шести часов. Была проведена филигранная работа по вставке и закреплению титановой спицы. Каждая из косточек была установлена на место и закреплена. Но, к сожалению, общего наркоза ослабленный организм птицы не вынес. Мы не могли поверить, что потеряли его. Катюша рыдала…

Позже, копаясь в научной литературе, мы узнали, что на воле эти хищники в среднем живут всего около 20 лет, в неволе самые везучие доживают лет до 70. Борьба у филинов за жизнь начинается сразу, как только птенцы появляются на свет. Младшие часто не выдерживают конкуренции со старшими за доступ к еде и умирают от голода либо становятся жертвой каннибализма. Птицы нередко погибают при пожарах, от удара током на линиях электропередачи или от удара о несущиеся автомобили на автострадах. Кроме того, филинов незаконно добывают охотники, чтобы украсить красивыми перьями птицы национальные наряды. К сожалению, несмотря на принимаемые меры, краснокнижные звери и птицы продолжают исчезать в дикой природе.

Елена ЕФИМОВА

Комментарии закрыты.