The news is by your side.

Я расскажу тебе об этом, Мирослава…

Слева направо: Екатерина Аксёновна Олийнык, Мария Ивановна Прокофьева и Лидия Яковлевна Логвиненко. Жизнь продолжается!

Не стесняйтесь говорить о прошлом

Недавно у моего племянника, живущего в Украине, родилась дочь. Мирослава. Я стала бабушкой. Знаю, как трудно им живется, сколько забот. Молодые, все хотят успеть, бегут вперед, нет у них времени на прошлое. Им некогда. 

А страна тем временем меняется. В связи с последними событиями в Украине я все чаще думаю о том, что меняются там не только руководители, режимы, но и идеалы, ценности, которые раньше нам казались вечными и незыблемыми. И уже на передний план выходят националисты, запрещаются торжества по случаю Дня Победы… Страшно подумать, что еще немного, и молодежь окончательно потеряет представление о Великой Отечественной войне. Когда Мирослава подрастет, я расскажу ей о том, что знаю сама от мамы и бабушек о том страшном времени, которое перекроило судьбы миллионов.

Я расскажу ей о том, что ее прапрадед Никита Прокофий был среди тех, кто после ранения попал в плен, а затем прошел все круги ада, чтобы вернуться в строй. И умер, задыхаясь, потому что ранение в легкое не оставляло никаких шансов.

Я расскажу ей о том, как ее прапрабабушка Татьяна Сидоровна кашеварила для партизан из отряда Ковпака.

Я расскажу, что старший брат моей мамы Николай Иванович был призван в армию, когда ей было всего два года, в 39-м, а вернулся домой только в 48-м. Это был чужой для нее дядька, в руках которого огромный, как ей казалось, чемодан, а рядом — тетенька с перманентом, жена. Нездешняя.

Я расскажу ей о том, что это за номера-татуировки на руках Лидии Яковлевны и моей крестной Екатерины Аксёновны, соседок моей мамы в селе Красном на Днепропетровщине. Они, как и другие 15-16-летние их односельчане, были угнаны в Германию, где работали на фермах и заводах. Невыносимые условия и тяжелый труд не сломили их. Молодость брала своё. Они жили, мечтали вернуться домой и… влюблялись. И когда пришла Победа, по-разному сложилась их судьба.

Одна из девушек решила не возвращаться на родину и уехала со своим возлюбленным в Англию. И только в конце 70-х годов прошлого столетия она один раз приезжала в наше село. Это было сенсацией для Красного: иностранка, да еще, как говорили, в сопровождении сотрудника КГБ!

А вот Мария Ильченко вернулась домой уже с новой жизнью под сердцем. Чернявый лейтенант, прошедший плен и теперь возвращающийся в армию, обещал после службы приехать к ней. Однако судьба распорядилась иначе. Вернее, распорядились люди.

Мама рассказывала, что когда Мария вернулась домой, село гудело: как же, нагуляла. А она все ждала весточки от любимого. Шло время. Вот уже и рожать скоро. Увы, не объявляется лейтенант. Ситуация разрешилась случайно. Как-то зашла Мария в хату к почтальону Марфе и обомлела: с фотографии, прибитой гвоздиком к стене, улыбался ее любимый. Что тут было!.. Оказывается, Марфа с братом читали все письма, которые приносили в село, и по своему разумению и симпатии вершили судьбы людские. А чернявый лейтенант им понравился, вот и повесили фото, да и письма читали с удовольствием. Как ни пыталась Мария потом найти отца своего сына Ивана, ничего не вышло. Может, погиб где лейтенант, может, решил, что разлюбила его девушка.

Я расскажу, что несмотря на все тяготы, которые выпали на долю этих женщин, равно как и других, чья молодость пришлась на военные годы, они достойно жили, вышли замуж, родили детей. И стойко шли дальше, работая, служа опорой для семьи и страны. И что меня всегда удивляло и восхищало, они не потеряли вкуса к жизни! Они поднимали детей, растили внуков, радуются правнукам. И, как говорит моя мама, не умеют не работать, хотя возраст уже не дает разогнаться.

Я расскажу Мирославе о том, каким был мой сосед — дядя Вася Омельченко. Вот несутся по улице кони, запряженные в бричку. На бричке дядя Вася: спина прямая, как у белогвардейского офицера в кино, взгляд твердый, жесткий. Батог то и дело опускается на спины уже одуревших от гонки лошадей. Это мирный день, просто дядя Вася обедать едет. Служба в кавалерийских войсках для него не закончилась с наступлением мира. Вот уж точно: всю Европу прошагали и проехали на лошадях такие, как дядя Вася. И так же твердо он стоял на ногах в мирной жизни, погоняя лошадей и проносясь по улицам, распугивая собак и кур. Ну и пил так же — основательно и крепко.

Я расскажу о том, как пережила войну бабушка моего мужа Нина Семеновна. Ее судьба — это судьба тысяч советских женщин. Перед войной она вышла замуж за офицера Красной Армии, который служил в Прибалтике. Молодые, красивые, они радовались друг другу и жизни, строили совместные планы. А местное население косилось и называло жен офицеров «советками». Нина нашла общий язык с литовцем, у которого молодая семья квартировала. Однажды он пришел поздно вечером и предупредил «советку», что завтра их ждет погром… А затем грянула война. И вот уже молодая вдова с годовалым ребенком на руках мотается в санитарном поезде на границу с Восточной Пруссией. А кругом кровь, стоны, смерть… И ребенок этот, сейчас уже бабушка Тамара Николаевна, удивляется, как вообще они остались живы — и она, и ее мама…

В канун Дня Победы я думаю об этих знакомых мне людях. О том, какое было детство у моей мамы Марии Ивановны, ее сестер, детей войны, как называют их в Украине. И о том, что жизнь этого поколения — это действительно подвиг. Подвиг ежедневный, ежечасный. И боль. И пример всеобъемлющей любви к миру и всему живому.

Я расскажу тебе об этом, Мирослава…

Валентина ПРОКОФЬЕВА

Комментарии закрыты.