Болевой приём

Правозащитник Гусейнали Насиров задается вопросами, оставшимися за рамками суда и следствия.

Служебное рвение довело полицейского до судебной скамьи

Дорого обошлась жителю села Бурыл Гафару Нуриеву неправильная езда. Задержавший его участковый инспектор наказал автолюбителя тут же на месте: за нарушение правил дорожного движения он… сломал пожилому человеку руку

То был субботний день. Гафар Нуриев завел машину сына, чтобы отвезти внука к его прабабушке, а от нее забрать другого внука. По правде говоря, он не должен был садиться за руль со своими просроченными правами. Но теща жила на соседней улице, ехать — всего ничего, и Гафар решил рискнуть. Посадил ребенка на переднее сиденье — тоже, думал, прокатит…

Не прокатило. Свернув с Конаева на Хамдиева, заметил полицейскую машину. Оттуда прозвучало требование остановиться. Гафар припарковался у обочины и поплелся к патрульным держать ответ. Заглянул внутрь, оценил обстановку и даже вначале обрадовался: за рулем Галым Оспанбаев, в салоне Гарифулла Кенжебеков — этих двух участковых инспекторов МПС Байзакского РОВД он знал: село-то небольшое, где-нибудь как-нибудь все пересекаются. Гафар, сварщик от Бога, что-то даже варил по просьбе Гарифуллы. К нему и обратился: «Вы же меня знаете…» Штраф-то не хотелось платить. Вопрошающе посмотрел на инспектора. Тот поднял два пальца. «Две?» — обрадовался Гафар. Оказалось, что не две, а двадцать. «Таких денег у меня нет», — протянул сокрушенно. «Тогда — платная штрафстоянка!»

Незнакомый полицейский (позже выяснилось, что это был участковый инспектор Саги Нургожаев) сел за руль его жигуленка, Гафар опустился на сидение рядом — и поехали.

А думки гложут: что он теперь сыну скажет? Как семья без машины обходиться будет? И деньги-то какие: и штраф, и штрафстоянка… «Послушай, — обратился Гафар к инспектору, — давай как-то решим этот вопрос…» Тот как будто не услышал. Правда, машину остановил. И тогда Гафар предпринял попытку спасти положение — в отчаянии попытался выдернуть ключ зажигания. Полицейский оттолкнул его — в руке Гафара оказался сорванный брелок — пульт от сигнализации. В этот момент к машине подскочил Кенжебеков — они с Оспанбаевым на патрульном автомобиле ехали вслед за «Жигулями».

То, что произошло дальше, не вписывается ни в какие рамки: ни в законные, ни в человеческие.

…Из установочной части приговора суда:

«Кенжебеков, не выясняя причину инцидента, вытащил Нуриева из машины и, заломив за спину его правую руку, оттащил до служебного транспорта и, насильно сажая его на заднее сиденье, превышая должностные полномочия, чрезвычайно вывернув его правую руку через предплечье за спину, не обращая внимание на крики о боли и просьбы отпустить, надавив общей массой тела, сломал правую руку Нуриева Г.»

Из показаний потерпевшего Нуриева:

«…Он бросил меня на заднее сиденье лицом вниз, но мою руку, заломленную за спину, не отпускал. Я кричал, что мне больно, умолял отпустить. А он еще вдобавок навалился на меня всем телом, а руку потянул вверх. Я услышал хруст и почувствовал страшную боль. Кенжебеков тоже, видно, слышал этот хруст, но не отпускал меня до тех пор, пока сам не убедился, что рука сломана — она болталась, как плеть…»

Из показаний обвиняемого Кенжебекова:

«Я запихнул потерпевшего на заднее сиденье служебной машины, продолжая держать его руку в заломленном положении. Нуриев на родном языке (на азербайджанском. — Авт.) что-то говорил и кричал, но я не понял что. Затем Нуриев стал кричать по-русски: «Руку больно! Больно руку!» Тогда я отпустил его руку, и увидел, что она повисла. Я понял, что рука сломалась…»

Из заключения судмедэкспертизы № 794 от 31.10.2017 г.:

«Нуриеву Г. А. причинено повреждение в виде закрытого винтообразного перелома средней трети правой плечевой кости со смещением костных отломков и с повреждением лучевого нерва, которое причинило «средний» вред здоровью».

Судье Байзакского районного суда Ергазы Тилеубекову не пришлось ломать голову над приговором. Экспертиза недвусмысленная, подсудимый — участковый полицейский Гарифулла Кенжебеков — признался в содеянном, свидетели — участковые инспектора Саги Нургожаев и Галым Оспанбаев — подтвердили, что так оно и было. Да и потерпевший Гафар Нуриев проявил великодушие, простил своего обидчика и даже попросил не назначать ему наказание, связанное с лишением свободы.

В итоге суд определил Кенжебекову пять лет, десять месяцев условно, лишил его звания капитана полиции и права занимать должности на госслужбе сроком на четыре года.

Вроде бы справедливость восторжествовала. Однако «гладкость» приговора обманчива, у этой истории мог быть совсем другой конец. О том, что осталось за кадром, рассказал член Жамбылского филиала Общественной наблюдательной комиссии Гусейнали Насиров:

— Случай вопиющий. Мы часто упрекаем дорожных полицейских в неэтичном поведении, грубости, но чтобы руки ломать — до этого еще не доходило. Следствие и суд оперируют только фактами и не охватывают моральную сторону вопроса. А она здесь важна. Вот посмотрите, на каком фоне происходят эти события. Нуриев — гражданин Азербайджана, и права получал там. Но он уже лет тридцать живет в Казахстане, жена его — гражданка Казахстана, то есть здесь он человек не чужой. А поехать на родину и обновить водительский документ не хватает средств. И Кенжебеков прекрасно знает о его жизненных передрягах и… решает этим воспользоваться. Следствию не удалось доказать факт вымогательства со стороны полицейских, все сомнения, как известно, трактуются в пользу подозреваемых, но ведь почему-то же полицейские не выписали штраф на месте, а стали водворять транспортное средство на штрафстоянку! Какая была в том необходимость? И какая необходимость была ломать пожилому человеку руку — применять, как выразился Кенжебеков, «болевой прием»? Нуриев что, сопротивлялся? Или мог куда-то убежать? Или представлял какую-то угрозу?.. Наши патрульные полицейские до сих пор пребывают в уверенности, что они боги и цари на дорогах! Уж и правила этики для них писали (о которых сейчас почему-то никто не вспоминает), и показательные чистки устраивали, а все равно нет-нет да сотворят какой-нибудь произвол!

Г. Насиров, кстати, рассказал, как развивались события после злополучного перелома. Нашкодивший Кенжебеков с сослуживцами доставили Нуриева в ЦРБ Байзакского района, но там травмированному оказали только первую медицинскую помощь (хотя должны были экстренную) и предупредили, что он, не будучи гражданином Казахстана, станет лечиться платно. Затем инспектора повезли нарушителя в РОВД, а по дороге обрабатывали: скажи, дескать, что руку сам сломал, выпрыгивая (!) из машины. Тогда мы тебе и транспорт вернем, и с лечением поможем. А нет — так оформим все по закону, да еще и найдем повод депортировать!

— Боль в руке была такая, что я готов был и убийство на себя взять, лишь бы поскорее получить нормальную медицинскую помощь, — рассказывает Гафар Нуриев. — Ну и соврал, что «выпал из машины». В итоге все равно был прооперирован платно, помощь от покалечившего меня полицейского составила всего-то 50 тысяч тенге. Заручившись моим молчанием, обидчик быстро забыл про меня. А я остался с больной рукой и своей большой семьей, помочь которой я, ввиду временной нетрудоспособности, уже не мог. Ну, я и решил: посоветуюсь с правозащитниками…

Гусейнали Насиров и другие члены Общественной наблюдательной комиссии, услышав о случившемся, тут же обратились в управление специальных прокуроров прокуратуры области. Там заявление приняли, стали проверять. Когда факты подтвердились, возбудили уголовное дело по статье «превышение должностных полномочий с применением насилия» в отношении участкового Кенжебекова. А дальше — следствие, суд, приговор.

Галина ВЫБОРНОВА,
Ольга ЩУКИНА (фото)

You must be logged in to post a comment Login

Свежие комментарии

Архивы

Поиск по сайту

RSS Подпишитесь на «Знамя труда»