Дорогой легенд

Директор музея-заповедника «Памятники древнего Тараза» Рустам Бикенов говорит, что мавзолеи Айша-биби и Бабаджи-хатун притягательны для паломников.

К мавзолею восточной принцессы едут за благословением

Эх, давно я туристом не была! Туристом не с махровым полотенцем на белекском пляже, а таким настоящим, любознательным, с записной книжкой и фотоаппаратом — на культурно-историческом маршруте в родной Жамбылской области. В нашем сверхрациональном прагматичном мире вдруг так захочется древности, тайн, легенд, поэзии — и тогда ты бросаешь все и едешь… к мавзолею Айша-биби! 

«Поехать на Айша-биби» — кому из нас, коренных жамбылцев, не знакома эта фраза? Кому не знакома прогулка в свадебном кортеже под нетленное: «Обручальное кольцо — не простое украшенье, двух сердец оно решение…» Ну как же, всем известно, что без посещения мавзолея Айша-биби и свадьба не свадьба! И тогда, в 70 — 80-х, и до сих пор!

Выходит, в этом что-то есть! То, что заставляет любящие сердца прикасаться к средневековью. Но что?

Ответ на этот вопрос мы решили поискать вместе с дирекцией музея-заповедника «Памятники древнего Тараза», и вот уже маленькой компанией едем искать большой секрет!

— Расстояние от места захоронения Айша-биби до города, которым правил влюбленный в нее Карахан, — 18 километров. И 18 лет, по легенде, было красавице Айше. На 18-м ряду кладки мавзолея находится надпись, — рассказывает главный хранитель фондов музея-заповедника «Памятники древнего Тараза» Анна Крокошева. — И вот я решила замерить ширину плитки, которой выложено сооружение, оказалось, 18 сантиметров! Необыкновенные совпадения поружают нас в атмосферу загадочного и непостижимого. И главная непостижимость — как этот оригинальный памятник сохранился с ХІ — ХІІ веков до наших дней!

Действительно, невероятно! И пусть сохранилась лишь его западная часть, но ведь и она могла превратиться в пыль истории! А так мы имеем уникальный образец средневекового зодчества периода правления династии караханидов! Кстати, мавзолей Айша-биби в свое время был номинирован на вхождение в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО, но так и не попал туда — как раз из-за малой степени сохранности.

Тем не менее мавзолей остается памятником республиканского значения и охраняется государством. Недостающая часть стен была восстановлена по имеющимся рисункам, старым фотографиям и архитектурным фрагментам. А купол, которого никто никогда не видел, решили сделать в форме головного убора восточной невесты — саукеле. Большинство облицовочных плиток — калька старинных, при этом разница между реставрационной копией и оригиналом довольно существенная, чтобы не вводить туриста в заблуждение.

— Уникальность памятника именно в его облицовке, выполненной из резных терракотовых плиток, которыми стены мавзолея выложены со всех четырех сторон, начиная от фундамента и до завершения колонн, — рассказывает директор музея-заповедника Рустам Бикенев. — На плитке присутствует 60 видов орнамента: геометрический, зооморфный (так называемый бараний рог), растительный. Игра света и теней создает эффект ажурности и живого дыхания! Известный советский архитектор Толеу Басенов назвал мавзолей «музеем орнаментального искусства». И каждый наружный кирпич — это еще и строительная конструкция: он на самом деле не плоский, а конусо-образный, и им обложен каркас из арчи и скреплен глиной. А глина непростая. Ученые изучали ее свойства и обнаружили в ней органику: конский волос, яйца, курдючный жир. Может, были и другие секреты древней кладки, но их средневековые мастера унесли собой в могилу. Примечательно, что впервые мавзолей был исследован в 1893 году русским археологом Василием Бартольдом, затем его изучением активно занялся начальник Аулие-Атинского уезда Василий Каллаур, он же распорядился о его защите. Надо сказать, многие представители царской администрации того времени с их блестящим образованием были еще и страстными краеведами, они бережно и с любовью относились к культурно-историческому наследию.

И именно Василию Каллауру мы обязаны тем, что знаем, как выглядел мавзолей, когда еще не был так разрушен, так как он сделал первые фотографии сооружения, они сейчас хранятся в архиве Санкт-Петербурга.

И это еще не все «фишки» мавзолея! На 18-м ряду кладки (на высоте 3,4 метра) западных колонн хорошо видна надпись, выполненная куфическим стилем арабского письма. В переводе эти слова означают «Осень… Тучи… Земля прекрасна…» Какой поэт оставил нам на память свое настроение? Что он еще сказал такого, что не сохранилось? И чего недосказал?..

Тайны, загадки…

Спит под толщей земли восточная принцесса Айша, а рядом по соседству нашла свой последний приют ее верная няня Бабаджи-хатун. Усыпальница няни, конечно, попроще, чем мавзолей Айши. Постройка из жженого кирпича. Стены вообще без какой-либо декоративной отделки, однако все же с архитектурными изысками: кирпичной кладкой в виде арочных проемов и солярных знаков. Самое интересное в этом памятнике — его купол конусообразной формы с 16 гранями. И здесь тоже надпись на арабском, но вполне прозаическая: «Это величественная гробница, называемая Бабаджи-хатун. Строитель ее…» Все. Имя мастера — за семью печатями. Печатями времени…

Пытаюсь воскресить в памяти свои более ранние впечатления от посещения этих двух мавзолеев. Это было в начале 80-х, и, конечно же, то была свадьба подруги. Но все здесь выглядело тогда по- другому… Купол! Полуразрушенный мавзолей Айша-биби находился под стеклянным куполом кубической формы!

— Все правильно, после сильного землетрясения, случившегося в 1971 году, над мавзолеем возвели стеклянный саркофаг, — поясняет Анна. — Но неожиданно по памятнику поползла плесень. Пришлось от затеи со стеклом отказаться и… достроить недостающую часть мавзолея с использованием, насколько это было возможно, родных материалов.

Но старинных кирпичей, естественно, не хватило, так как все это время неохраняемый памятник активно растаскивался «по бревнышку, по кирпичику». И сейчас древние изразцы, скорее всего, украшают собой частные дома и частные коллекции.

Вторая жизнь мавзолеев началась в нулевые, после выделения значительных средств на их реставрацию. В эти же годы с мавзолеями произошла и духовная трансформация: историко-культурологическую функцию они дополнили сакральной, став местом паломничества почитателей предков и эзотериков. И это связано с легендой, которая имеет несколько версий, но мы приведем ту, что была записана Василием Каллауром (запись хранится в Ташкентском архиве).

…У местного святого по имени Зенги-баба (ученика, кстати, Ходжи Ахмета Яссави) была красавица дочь. Звали ее Айша. Однажды девушку увидел правитель Тараза Карахан, находясь в военном походе. Сраженный ее неземной красотой, он полюбил ее с первого взгляда и, как положено, попросил руки красавицы у ее отца. Однако Зенги-баба отказал военачальнику. Айша не ожидала такого поворота — ведь она тоже всем сердцем полюбила Карахана. Осознав, что не может жить без него, она решилась бежать к своему возлюбленному. Под покровом ночи Айша покинула отчий дом, переодевшись в мужское платье. В побеге ее сопровождала любимая няня по имени Бабаджи. Примкнув к одному из караванов, беглянки почти добрались до Тараза, но внезапно путь им преградила река. Айша решила искупаться, чтобы предстать перед очами Карахана во всей своей белизне и чистоте. Она уже приготовила костюм невесты для свидания с возлюбленным, но не заметила, как в головной убор — саукеле — заползла змея. Змеиное жало вонзилось в нежную кожу Айши… Поняв, что умирает, она послала сообщить об этом своему суженому. Карахан тотчас же примчался, он поднял с земли любимую, и у него на руках она и скончалась, оставшись вечной невестой… И тогда Карахан собрал лучших зодчих в округе и заказал им усыпальницу. И они построили этот небывалой красоты мавзолей в память о вечной любви. А преданная няня так и осталась жить на том месте, где упокоилась ее воспитанница. И когда отошла в вечность, великодушный Карахан и ей поставил достойный памятник!

Эту красивую легенду я услышала в пересказе Анны Крокошевой на пути из села Айша-биби в Тараз. Что интересно, новорожденным девочкам в этих местах нередко дают имя Айша. А о рождении детей будущие мамы просят у стен мавзолея.

Что касается безутешного Карахана, то он похоронен в его родном Таразе. Величественный мазар именуется мавзолеем Карахана и тоже является сакральным местом. Под конец жизни Карахан обрел ореол святости, его стали называть «святой отец» — «аулие-ата». А в 1856 году его именем Аулие-Ата назвали город Тараз.

Но это уже другая история…

Галина ВЫБОРНОВА

Фото предоставлено музеем-заповедником
«Памятники древнего Тараза».

You must be logged in to post a comment Login

Свежие комментарии

Архивы

Поиск по сайту

RSS Подпишитесь на «Знамя труда»