Идущий первым

Амантай Айзахметов

Творческое наследие Амантая Айзахметова ждёт своего исследователя

Недавно стала перечитывать книгу моего наставника журналиста и публициста Амантая Айзахметова «Путешествие в глубь веков» и поймала себя на мысли: его живые, увлекательные очерки об истории нашего края так и просятся на страницы «Знамёнки». Более того, они очень органично ложатся в идею духовной модернизации современного общества «Рухани жаңғыру». 

Возьму на себя смелость утверждать, что Амантай Абуович был первым исследователем из числа региональных журналистов, сумевшим организовать и провести масштабные этнокультурные и карстово-спелеологические экспедиции, а затем систематизировать результаты этих исследований в серии публикаций и сборников. Наверняка жамбылцы, выписывающие нашу газету на протяжении десятилетий, помнят его статьи и репортажи о результатах этих экспедиций по региону. Очень популярны были его материалы и труды в 90-е годы прошлого столетия.

Как раз тогда он организовал экспедицию для поиска и исследования пещеры, ведущей от Тектурмаса к городищу Акыртас. В главе «Загадка священной горы Тектурмас» книги «Путешествие в глубь веков» автор пишет: «…Членами нашей карстово-спелеологической экспедиции был обнаружен подземный ход. Стены хода сложены из больших каменных блоков…метров через 50 ход уходил вниз, в каменную породу… Внизу, под землей, совсем другой мир. Другие краски, другие ощущения. Камни, покрытые, как глазурью, солевыми отложениями, отражают неземной свет. Даже в летнюю жару здесь стоит холод. Прямо в лицо дует из глубины подземелья ледяной ветер. Непривычное для нашего слуха сплошное безмолвие, непривычная для нашего взора черная непроглядная мгла. Только лучи шахтерских фонарей, как стальные мечи, кромсают кромешную мглу. Страх, любопытство и неизвестность. Страх мы преодолеваем, любопытство придерживаем, а неизвестность все дальше и дальше отодвигается в глубь подземелья… Первая наша находка — это конская подкова… Слава Богу, что мы спустились сюда не с керосиновыми лампами, как наши предшественники сто лет назад. У нас есть все необходимое снаряжение. В этом большую помощь и поддержку оказал тогдашний глава администрации Жамбылской области Омирбек Байгелди».

Затем экспедиция во главе с А. Айзахметовым спустилась в пещеру в ущелье Бота-Мойнак, намереваясь проверить предположение, что подземный ход проходит под городом Жамбылом от древнего шахристана до Тектурмаса, соединяется с пещерами Бота-Мойнака, а оттуда ведет к Акыртасу, дворцовому комплексу в 40 километрах от областного центра. Отчет об экспедициях лег в основу документального фильма и серии пуб-ликаций.

В 1992 и 1997 годах вышли в свет его книги «Сыновья и дочери Пандов, или Тайны запредельного мира», «Белые гуси Дикого поля», «Рождение тюркского мира». В 2001 году издана научно-публицистическая монография «Колыбель царей человечества», в 2002-м — сборник очерков «Путешествие в глубь веков». Отдельные главы книг и статьи печатались в «Знамёнке».

Писал он не только о памятниках истории и археологии, но и о героях Казахского ханства — хане Кенесары, батырах Байзаке, Болтирике и Агыбае, исследовал тайну этнононима «казах», высказывал довольно смелые версии о возрасте прототюркской цивилизации. Многие читатели хранили вырезки из газет с его статьями. Некоторые приходили с ними в редакцию: кто-то вступал в полемику с автором, кто-то благодарил за творческий подход. Были и те, кто, прочитав статьи А. Айзахметова, выходил на маршрут, чтобы выверить его выводы и оценки. К примеру, учитель истории Назарбаев Интеллектуальной школы Любовь Исатаева рассказывает, что интерес к краеведению пробудил в ней как раз один из его очерков «Акырташ — брат пирамид».

Надо отдать должное Амантаю Абуовичу, кроме экспедиций, получивших серьезную финансовую поддержку со стороны местных исполнительных органов, он часто выезжал в обычные командировки, чаще всего в отдаленные районы. Работе репортера отдавался со всей страстью своей увлекающейся натуры. А по приезде отписывался довольно скоро и снова уезжал. Конечно, в этих бесконечных поездках по глубинке, в общении с людьми и раскрывался дар исследователя, оттачивался своеобразный стиль рассказчика, умеющего заинтриговать и увлечь за собой читателя. Ну и, похоже, работоспособность и профессионализм были у него в крови. Известно, что его отец Абу Айзахметов в свое время работал первым главным редактором Акмолинской областной газеты «Сталин туы».

В газете «Знамя труда» я работаю с 1997 года и помню, как горячо обсуждались материалы Амантая Абуовича на планерках. Отзывам и оценкам он внимал молча, не прерывая говорящего. Сидел, как будто набычившись. Потом, подняв голову, обводил глазами аудиторию, одаривал всех благодарной улыбкой (даже если не все отзывы были комплиментарными), говорил «спасибо» и после планерки с загадочным видом направлялся в свой кабинет. Представители ареопага — маститые журналисты Альфред Славутский, Мнайдар Мурзагужинов, Светлана Манько, главный редактор Бекет Момынкул — многозначительно переглядывались: дескать, пошел за очередным шедевром.

Если же говорить о некой генеральной линии в его портрете, уместно вспомнить цитату общественного деятеля Элеоноры Рузвельт: «Великие умы обсуждают идеи, средние умы обсуждают события, а мелкие умы обсуждают людей». Первая часть цитаты — именно об Амантае Абуовиче. Он действительно далек был от редакционных сплетен и пустой болтовни. И вообще был из когорты тех, кто генерирует идеи (пусть и спорные), умеет видеть необычное в обычном. А если и рассказывает о людях, то обязательно самобытных, отличных от других. Так, в одной из командировок он разузнал о православных старообрядцах, обосновавшихся на берегу озера Биликуль еще в XVIII веке. И вот «Знамёнка» выдает серию уникальных материалов — о старообрядцах Канцевых, затем о «сакалдылар» («бородачах») из Жанаоткеля. Материалы эти перепечатывали потом респуб-ликанские издания, а затем со ссылкой на них и российские газеты. С таким же искренним интересом он рассказывал о чабанах и животноводах, золотоискателях и химиках, строителях и милиционерах — о рядовых наших согражданах, людях труда.

Ему всегда было что предложить в номер — яркий очерк, смелый репортаж, лирическую поэму или философское стихотворение, эссе на историческую тему. И пока Амантай Абуович был жив, нам казалось, так будет всегда. А в 2008 году его не стало. И появилось ощущение, что мы, его коллеги, общественность региона, не ценили его в должной мере.

Об этом, кстати, говорил и писатель, общественный деятель Аргынбай Бекбосын (ныне покойный) в интервью собкору агентства «Казинформ» Галине Скрипник в 2016 году: «Его поиски, исследования родного края — тяжелый, титанический труд. Оценен или нет на сегодняшний день этот труд — другой вопрос. Журналистика — это только одна сторона его творчества. Амантай был в то же время высокоодаренным, пламенным поэтом. Его поэзия смелая, глубокая, философская. Известен Амантай Айзахметов и как талантливый переводчик с казахского. Прекрасно владея русским языком, родной казахский он знал в совершенстве. Амантай многое сделал, чтобы ознакомить русскоязычного читателя с творчеством Кенена Азербаева, Акима Тарази и других поэтов и писателей. Я также имел честь быть переведенным им на русский язык, за что очень ему благодарен».

В 2009 году в Таразе состоялась конференция, посвященная памяти Амантая Айзахметова. Его друг скульптор Бахыт Абишев рассказывал тогда: «Мы познакомились с Амантаем в 1978 году на фестивале молодых талантов «Жігер» в Алматы. Он прочитал свою «Степную песню» и буквально взорвал аудиторию». Здесь же на конференции спикеры говорили о масштабе творческой личности, о разностороннем таланте Амантая Абуовича. Было обидно, что всех этих слов он не слышал при жизни.

Обидно было и то, что примерно с 2005 года в родной для него газете «Знамя труда», где он служил с 1980 года, его уже не печатали. Обычные материалы, как мы говорим, «проходные», выходили, а публицистика, рассказы и повести — нет. Его попросту «замолчали». Сказали «нецелесообразно», и все. Более того, тогдашний главный редактор ликвидировал редколлегию и отделы, из-за чего Амантая Абуовича (а он на протяжении 30 с лишним лет руководил и отделом культуры, и отделом информации, и отделом соцсферы) тоже понизили в должности. Конечно же, это была расправа. Амантай Абуович являлся нашим профсоюзным лидером и никого не боялся, яростно отстаивая наши права, пытался спасти от увольнения журналистов, достигших пенсионного возраста, но желавших работать, боролся с несправедливостью и наветами. Причем с открытым забралом, без доносов и грязи.

Та борьба его и подкосила. Он слег с инфарктом, а через несколько недель ушел навсегда.

Пусть хотя бы теперь понимание того, как мало мы ценили талантливого человека при жизни, поможет нам исправить чудовищную чужую ошибку. Думаю, было бы справедливым и логичным провести большой форум с участием ученых, писателей, журналистов и последователей нашего коллеги, популяризировать труды, инициировать туры по следам экспедиций Амантая Айзахметова. Продолжение исследований по его стопам поспособствует развитию туризма, вдохнет жизнь в работу краеведов, заставит по-новому взглянуть на объекты сакральной географии.

Его вклад в развитие журналистики региона, развитие истории края и Казахстана должен быть учтен в полной мере. Ведь он и впрямь был первопроходцем в тех проектах, которые реализуются сейчас в рамках национальной идеи «Рухани жаңғыру».

Идущий первым — мост надежды

Для тех, кто следует за ним, —

писал жамбылский поэт ветеран Великой Отечественной войны Степан Юрасов.

А мосты, особенно духовные, надо беречь.

Гульжан АСАНОВА

От редакции.

Недавно к нам обратилась группа ветеранов труда с предложением назвать одну из улиц Тараза именем Амантая Айзахметова. Мы поддерживаем эту идею и готовы помочь в ее реализации.

You must be logged in to post a comment Login

Свежие комментарии

Архивы

Поиск по сайту