Каждому ребёнку нужна семья

Родительское тепло ничем не заменишь…

В дом ребенка «Үміт» малыши попадают по разным причинам: кого-то как отказника привезли прямо из роддома, кого-то забрали из семьи, подальше от неблагополучных родителей, кого-то передали на попечение государства сами родители. За каждой детской судьбой стоит грустная история. 

В доме ребенка «Үміт» я побывала впервые. Мне предоставили возможность поработать няней и провести с воспитанниками целый день.

По словам главврача Айжан Джаксымбетовой (она, кстати, работает здесь 22 года, из них семь — главврачом), Дом ребенка предназначен для постоянного и временного проживания малышей в возрасте от рождения до пяти лет. Сегодня здесь находятся 60 детей, большинство из них остались без попечения родителей и нуждаются в постоянном уходе, бытовом и медицинском обслуживании, а также в социальной адаптации и реабилитации.

— Раньше никогда такого не было, чтобы казахи бросали своих детей и родителей на произвол судьбы. Сейчас дела обстоят иначе. К примеру, недавно к нам поступил ребенок, чья мать — молодая казашка — беспросветно пила, — рассказала А. Джаксымбетова.

Запомнилась врачу и история с 23-летним парнем, бывшим воспитанником. Еще в роддоме от него отказалась мать. Через несколько лет из «Үміт» его забрала порядочная семья. Приемные родители дали мальчику достойное образование, женили. И вроде бы все складывалось хорошо. Но вскоре молодой человек решил найти свою биологическую мать. Приемные родители были не против. Сотрудники детского дома, подняв архив, дали координаты биологической матери. Однако она и знать о сыне не захотела, ведет праздный образ жизни.

— Парень признался, что жалеет, что нашел ее, — отметила А. Джаксымбетова.

К нашему разговору присоединилась воспитательница Хатима Бейсенбаева, которая трудится в доме ребенка 24 года. Когда-то она работала лаборантом химического анализа на фабрике первичной обработки шерсти, у нее четверо детей. Однажды она зашла в дом ребенка «Үміт», после чего стала навещать здешних малышей, привозила им одежду и гостинцы. А потом попросилась на работу воспитателем. Окончила педагогический годичный курс, затем факультет дошкольного воспитания Алма-Атинского педагогического института, Жамбылский педагогический институт. Сегодня Х. Бейсенбаева ничуть не жалеет о том, что в свое время спокойной должности лаборанта предпочла почти круглосуточную работу с детьми — социальными сиротами.

— В то время здесь не хватало воспитателей. А число брошенных детей с каждым годом увеличивалось. Мне поручили группу, в которой были дети в возрасте от двух до двух с половиной лет. До сих пор помню мальчика Ерсина, который страдал от тяжелых судорожных припадков. Я очень переживала и не отходила от него ни на шаг. Он чувствовал мою любовь к себе и вскоре стал даже имитировать обморок. И делал это очень правдоподобно. Врачи говорили, что с Ерсином все в порядке, он просто требует к себе внимания. Спустя два года его перевели в детский дом имени Сарымолдаева. Я очень болезненно перенесла его отъезд, — вспоминает воспитатель.

Когда мы вошли в группу «Надежда», нас сразу с интересом обступила детвора — каждому хотелось обратить на себя внимание, чтобы именно с ним поиграли… А один мальчишка даже назвал меня мамой. По словам воспитателей, дети, попавшие сюда прямо из родильных отделений, не знают, что означает слово «мама». Они слышат его от детей, чьи мамы по разным обстоятельствам временно оставили своих детей здесь и изредка их навещают. Ребятня с удовольствием общалась со мной, позировала перед фотокамерой.

Пока воспитатели репетировали с ребятами номера для празднования «Золотой осени», я подавала на стол десерт.

Приветливые и солнечные — пожалуй, именно так в двух словах можно описать самых маленьких обитателей дома из группы «Үміт» — новорожденных детей. Няни здесь должны находиться постоянно. Я подходила к малышам каждый раз, когда те начинали плакать. Дети нуждаются в индивидуальном кормлении каждые два — три часа. К этим крохам меня очень тянуло — взять на руки, прижать к себе. Но няни стараются реже брать их на руки, чтобы малыши не привыкли к этому. Это противоестественно: новорожденные не должны привыкать к теплу и ласке. Очень обидно, но няни не могут взять на руки сразу всех грудничков…

В этот день была в доме ребенка маленькая радость: один из воспитанников группы принимал гостей. К Арману пришли его новые опекуны.

В 2010 году супруги Хамит Конысбаев и Сания Юсупалиева удочерили новорожденную девочку Адилю, которой сейчас восемь лет. Теперь семья хочет усыновить Армана.

— Адиля умничка, помощница моя. Учится на одни пятерки. Активистка в школе. Недавно она заговорила о братишке, ведь одной расти сложно. Придя сюда, мы встретили Армана. Он не такой, как все, — очень задумчивый. Адиле он настолько понравился, что о другом братишке и речи быть не могло, — говорит Сания.

Арману четыре года, у него косолапость. Врач травматолог-ортопед областной детской больницы Демеу Алипбаев, посещающий мальчишку, сообщил, что готовит его к операции, которая позволит встать на полную стопу и нормально ходить.

Как мне пояснила А. Джаксымбетова, такие плановые обследования по выявлению ортопедических заболеваний проводятся дважды в год.

Есть в доме ребенка и изолятор. С целью профилактики инфекций, передающихся воздушно-капельным путем, поступившие дети находятся здесь 21 день. Как мне рассказали, недавно сюда привезли новорожденного, мать которого лечится в тубдис-пансере. Пока женщина не выздоровеет, ребенок будет находиться в доме ребенка. Брат с сестрой Тауекел и Раяна поступили сюда уже в третий раз. У их матери шизофрения, и в период обострения недуга детей определяют в Дом ребенка.

Когда наступил тихий час, воспитатели уложили детей спать и приняли участие в удивительном сеансе релаксации. Мы все сели на стульчики и, закрыв глаза, наслаждались расслабляющей музыкой. По словам психолога Райхан Сураншиевой, эта процедура гармонизирует и приносит счастье. Ее здесь практикуют постоянно.

После обеда я присутствовала на заседании попечительского совета, в состав которого входят представители облфилиала партии «Нұр Отан», областных управлений и городских отделов образования и здравоохранения, департамента по защите прав детей. Основная функция попечительского совета, созданного в декабре прошлого года, — общественный контроль. Члены совета не только привлекают какие-то средства для обустройства дома ребенка, но и занимаются организацией воспитательного, образовательного процесса.

Юрист дома ребенка Абай Аленов привел некоторые интересные факты. В этом году большинство детей обретают не новую семью, а возвращаются к своим родителям. С начала года таких детей 59. Опекунство оформлено над 13 детьми, двое взяты на патронатное воспитание. А. Аленов добавил, что в последнее время люди воспринимают патронатное воспитание как вид работы, ведь им ежемесячно платят заработную плату и пособие на ребенка. Недобросовестные граждане берут нескольких детей на патронатное воспитание, а уже через несколько месяцев возвращают их обратно. Дети при этом испытывают серьезный стресс.

Участники встречи пришли к выводу, что в состав совета необходимо включить также представителей Жилстройсбербанка, куда перечисляются пособия на детей, перинатального центра, Дома малютки и совета ветеранов.

Меня впечатлила медчасть дома ребенка: есть кабинет физиотерапии, процедурный. Месяц назад в процедурном кабинете установили новый и очень необходимый электроотсос, а также кислородное оборудование. Каждый день дети проходят процедуры: массаж, ингаляции, прогревание.

После тихого часа была прогулка. Я с детьми вышла на улицу. Малыши играли, бегали, катались на качелях.

Добавлю, что месяц назад в доме ребенка открылось дневное отделение для разновозрастных детей с ограниченными возможностями и из малоимущих семей. С ними бесплатно с утра до вечера пять раз в неделю занимаются воспитатели и няни. Пособие за детьми сохраняется.

Безусловно, для маленьких обитателей дома ребенка созданы все условия. Сотрудники заботятся о каждом подопечном. Но уехать отсюда с легким сердцем у меня все равно не получилось… Ведь ребенок нуждается не только в уходе, ему нужна семья. Родительское тепло ничем не заменишь…

Лола НУРМАТОВА,
фото автора
и Хатимы БЕЙСЕНБАЕВОЙ

You must be logged in to post a comment Login

Свежие комментарии

Архивы

Поиск по сайту

RSS Подпишитесь на «Знамя труда»