Начало и конец

О Тураре Рыскулове, его деятельности в Туркестане, России и Монголии

Газета «Зная труда»  начала публикацию серии статей о видном советском и государственном деятеле Тураре Рыскулове, которые редакции любезно предоставил его внук Владимир Рыскулов. Сегодня мы предлагаем вниманию читателей очередной материал. 

Турар Рыскулов родился 14 (26) декабря 1894 года в семье казахского кочевника Восточно-Талгарской волости Верненского уезда Семиреченской (ныне Алматинской) области. Отец его Рыскул Джилкайдаров, доведенный до отчаяния нуждой и издевательствами над своей семьей, застрелил волостного управителя и был приговорен к 10 годам каторжных работ. По пути на остров Сахалин он, убив часового, бежал в Казахстан, где вскоре умер от болезней.

В 1906 году Турара забрал к себе дядя. По окончании трехгодичной русско-казахской школы-интерната в 1910 году он работал помощником судебного следователя в Мерке. С октября 1910 по сентябрь 1914 года Рыскулов учился в Пишпекской (Бишкекской) сельскохозяйственной школе. После этого он некоторое время работал по найму в Мерке и Аулие-Ате (ныне Тараз), а затем садоводом под Ташкентом.

В разгар среднеазиатского восстания 1916 года его как одного из организаторов арестовали, однако из-за отсутствия улик вскоре выпустили. Затем он поступил в Ташкентский учительский институт, но весной 1917 года был арестован за пропагандистскую работу, направленную против Временного правительства.

В это время Т. Рыскулов сближается с социал-демократами и создает «Революционный союз казахской молодежи», в сентябре 1917 года становится членом большевистской партии. В апреле следующего года он заместитель председателя Аулие-Атинского Совета.

На VI съезде Советов Туркестана (5-14 октября 1918 года) он избирается в состав Центрального Исполнительного Комитета Советов Туркестанской республики и назначается народным комиссаром здравоохранения. А уже 28 ноября Т. Рыскулов возглавляет Чрезвычайную центральную комиссию по борьбе с голодом в Туркестане, которая была создана по его предложению. В декабре он избирается первым заместителем председателя ЦИК Туркестана, в марте 1919 года возглавляет Мусульманское бюро при Краевом комитете партии, в январе следующего года избран председателем ТуркЦИКа.

На III краевой конференции мусульманских организаций, проходившей под руководством Т. Рыскулова, и на V краевой конференции Компартии Туркестана он предложил впредь именовать Туркестанскую Советскую Социалистическую Республику Тюркской Советской Республикой, а Компартию Туркестана — Компартией тюркских народов. Но его предложения были отвергнуты Турккомиссией и ЦК РКП (б).

Отстаивая свою позицию, 17 мая 1920 года Рыскулов во главе делегации выезжает в Москву, представляет в ЦК РКП(б) докладную записку, а затем доклад со своими предложениями. 23 мая он вместе с членами делегации Н. Ходжаевым и Г. Бех-Ивановым представляет в ЦК РКП(б) «Проект положения о Туркестанской Автономной Советской Республике Российской Социалистической Федерации». На следующий день Ленин встретился с Рыскуловым и Ходжаевым. После чего 25 мая состоялось заседание Политбюро ЦК РКП(б) по туркестанским вопросам. На заседание были приглашены и принимали участие руководители Турккомиссии Ш.З. Элиава и Я. Э. Рудзутак, председатель ТуркЦИКа
Т. Р. Рыскулов. Но понадобился еще почти месяц работы специальной комиссии в составе видных деятелей партии Г. В. Чичерина,
Н. Н. Крестинского и Ш. З. Элиавы для подготовки решения ЦК партии по туркестанским вопросам. 13 и 22 июня 1920 года Политбюро ЦК РКП(б) вновь рассматривает проекты решения по туркестанским вопросам. Ленин, внимательно изучив все документы, делает существенные поправки. «Необходимо, на мой взгляд, — писал он 13 июня 1920 года, — проект товарища Рыскулова отклонить, проект комиссии принять…». Рекомендации Ленина легли в основу решения ЦК партии от 29 июня 1920 года «Об основных задачах РКП(б) в Туркестане».

Находясь в Москве, Рыскулов получил возможность прочитать подготовленный Лениным «Первоначальный набросок тезисов по национальному и колониальному вопросам» для
II конгресса Коминтерна. 16 июня 1920 года
Т. Рыскулов вместе c Н. Ходжаевым от Туркестана, А. Валидовым и Х. Юмагуловым от Башкирии и А. Байтурсуновым и А. Ермековым от Киргизии (Казахстана) пишут «Добавления к тезисам товарища Ленина по колониальному и национальному вопросам представителей коммунистов: Башкирии, Туркестана и Киргизии».

По возвращении из Москвы 18 июля того же года на заседании Краевого комитета Компартии Туркестана он сложил с себя обязанности члена Крайкома и председателя Туркестанского ЦИКа. Подали в отставку и его соратники по работе в Мусульманском бюро Компартии Туркестана. Но ЦК РКП(б) и Турккомиссия не остались безучастными к Рыскулову. 14 апреля 1920 года М. В. Фрунзе писал
В. И. Ленину: «Крупнейшим представителем этих мусульманских коммунистов из киргизов (казахов — В. Р.) является Рыскулов… так как помимо ума обладает большой энергией и недюжинным характером». Член Турккомиссии В. В. Куйбышев в своем письме от 9 августа 1920 года писал секретарю ЦК РКП(б) Е. Д. Стасовой: «Рыскулов — незаурядная фигура и может обработаться в Москве в недюжинного коммуниста… Поэтому полагаем необходимой его поездку в Москву в распоряжение ЦК».

24 августа 1920 года Т. Р. Рыскулов назначается вторым заместителем народного комиссара по делам национальностей РСФСР И. В. Сталина. Ранее по рекомендации ЦК партии Т. Рыскулова направляют на I съезд народов Востока в Баку. 24 августа он избирается председателем Президиума коммунистической фракции съезда. 1 сентября согласно повестке дня «съезд открывает тов. Рыскулов с предложением приветствовать тов. Зиновьева и других членов Коминтерна». Его речь 5 сентября получила высокую оценку со стороны участников съезда. По воспоминаниям секретаря ЦК РКП(б)
Е. Д. Стасовой, с большим вниманием и теплотой отнесся к Т. Рыскулову Г. К. Орджоникидзе. О том впечатлении, которое произвела на делегатов страстность и убежденность Рыскулова, писал в своих мемуарах А. И. Микоян. На съезде Рыскулов был введен в состав Совета действия и пропаганды на Востоке.

14 мая 1922 года И. В. Сталин в телеграмме, направленной Г. К. Орджоникидзе в Ташкент, писал: «…баловать туркестанских комиссаров незачем, они этого не заслужили, последние два года показали, что они все вместе взятые ниже Рыскулова, против возвращения которого не возражаю». В сентябре ЦК РКП(б) ввел Т. Рыскулова в состав Средазбюро ЦК РКП(б), затем он был назначен председателем СНК Туркестана.

На XII съезде РКП(б) 23 апреля 1923 года Рыскулов выступил в прениях по национальному вопросу. Делегаты съезда избрали его кандидатом в члены ЦК РКП(б).

4 февраля 1924 года Политбюро ЦК РКП(б) рекомендует Т. Рыскулова на работу в Исполком Коминтерна. 15 апреля он назначен помощником (заместителем) заведующего секцией Среднего Востока Восточного отдела ИККИ. Позднее он становится заместителем заведующего Восточным отделом ИККИ.

6 октября 1924 года он прибывает в Монголию в качестве уполномоченного ИККИ и вскоре пишет в Москву: «В соответствии с директивами Коминтерна, сознавая вполне свои задачи, я решил сразу поставить себя на надлежащую позицию. Монголы думали, что я буду простым спецом — инструктором при них от Коминтерна, буду писать доклады и инструкции, которые они пожелают — примут, не пожелают — отвергнут». Далее Рыскулов указывает, что «таким образом, поставил себя постепенно на положение фактически руководящего работами ЦК Народной партии… Монголы теперь приучились, что я прежде всего выдвигаю предложения по важным вопросам, во-вторых, что такое предложение нужно будет принимать, в-третьих, нужно будет соблюдать дисциплину Коминтерна, поскольку Народная партия находится в руках Коминтерна».

В Урге (ныне Улан-Батор) он работает до июля 1925 года, при этом составил проекты Конституции страны, решений о финансовой и хозяйственной политике, новой программы и устава МНРП. В ноябре 1924 года в ходе работы I Великого Народного Хурала, утвердившего Конституцию Монголии, он принял участие в обсуждении вопросов повестки дня, в том числе о переименовании столицы. По его предложению, столица Монголии была названа Улан-Батор — Красный Богатырь.

Весной 1925 года в составе делегации Монголии Рыскулов побывал в Китае для переговоров с генералом Фын Юйсяном о транзитных поставках оружия из СССР.

Нужно упомянуть о серьезном личном и политическом конфликте Турара Рыскулова с бурятом Элбек-Доржи Ринчино, командированным в Монголию Дальневосточным секретариатом Коминтерна в 1921 году в качестве советника правительства, но к тому времени уже занимавшим посты предвоенсовета Монголии, члена Президиума ЦК МНРП и члена Президиума правительства. Ринчино поддерживал советский полпред в Монголии А. Н. Васильев, который знал Рыскулова по Туркестану и был его недругом. Обстановка настолько накалилась, что 15 июня 1925 года на закрытом заседании ЦК МНРП было принято решение отправить Рыскулова и Ринчино в Москву.

6 июля 1925 года для разбора этого дела в Ургу приехал Г. Н. Войтинский. В своем письме руководителю Восточного отдела ИККИ Ф. Ф. Петрову (Раскольникову) от 9 июля он изложил суть конфликта между Рыскуловым и Ринчино: «…Целью посылки нами тов. Рыскулова в Монголию было углубить работу партийного строительства в Монголии, больше демократизировать государственный строй и постепенно освободить монгол от влияния Ринчино». Далее он отмечал, что в процессе работы Рыскулов встретил сопротивление Ринчино в проведении необходимых мероприятий, которое
«…вытекает из его националистических и панмонголистских настроений и народнической идеологии, прикрытых революционной фразой». Об этом говорит инструкция ЦК МНРП для делегации к Фын Юйсяну, редактором которой был Ринчино, и воззвание о восстании во внутренней Монголии. «…На заседаниях ЦК Нарревпартии Ринчино составлял постоянную оппозицию Рыскулову именно вследствие своих взглядов на развитие революционного движения среди народов Дальнего Востока». Далее Войтинский писал: «В этой сложной обстановке, надо сказать, Рыскулов не смог найти соответствующую тактическую линию. Он вначале (когда Ринчино… не выступал четко по принципиальным вопросам) стремился ужиться и сработаться с Ринчино, отчасти даже опираться на него, а затем резко повернулся против него. Рыскулов также переоценил свое влияние на ЦК и на группу, которая, как он полагал, поддерживает его идейно. А на самом деле он составил механически группу последователей, недовольных опекунством Ринчино. Рыскулов абстрактно представил себе, что процессы некоторой дифференциации и расслоения, происходящие в монгольских массах, получили непосредственное отражение в ЦК Нарревпартии и уже время по этому признаку составлять фракцию в ЦК. Отсюда вытекали его слишком крутые методы работы в самом ЦК, приемы давления авторитетом Коминтерна на некоторых членов ЦК и т.д. Этими ошибками в полной мере воспользовался Ринчино, который свои принципиальные разногласия с Рыскуловым прятал за вопросами личными». Г. Войтинский отмечал, что «…без Ринчино плохие методы работы Рыскулова еще долгое время не смогли бы привести к тем результатам, которые мы имеем, что он (Рыскулов) сработался бы с монголами. Каждый день пребывания Ринчино в Монголии означал подрыв в общем плодотворной работы Рыскулова. При поддержке Ринчино со стороны полпредства в последние месяцы в Монголии происходила борьба между представительством НКИД и Коминтерном. Монголы, по-видимому, это поняли и только по этой причине решили вынести резолюцию об отзыве нашего представителя».

ЦК МНРП 8 июля 1925 года, отмечая положительные результаты работы Т. Рыскулова в Монголии, все же посчитал конфликт между ним и Ринчино неразрешимым и постановил «…просить Коминтерн об отзыве т. Рыскулова и присылке вместо него другого представителя, а т. Ринчино направить в Москву». Вскоре отбыл из Монголии и Васильев. Вместе с тем нарком по иностранным делам СССР Г. В. Чичерин, отзываясь о работе Т. Рыскулова в Монголии, в августе 1925 года писал Я. Х. Петерсу: «Его политическая линия в общем глубоко правильна и должна быть нами поддерживаема».

31 мая 1926 года Т. Рыскулов назначен третьим заместителем председателя Совета Народных Комиссаров РСФСР. На данном посту он оставался до конца своей жизни.

В эти годы он избирался делегатом на XV, XVI и XVII съезды партии, на все съезды Советов РСФСР, являлся членом ВЦИК и ЦИК СССР ряда созывов, был избран в депутаты Верховного Совета СССР и РСФСР первых созывов.

Находясь на посту заместителя председателя СНК России, Т. Рыскулов был также председателем Хлопкового комитета при Экономическом Совещании (ЭКОСО) РСФСР (1926 — 1930 гг.), а позднее заместителем председателя ЭКОСО РСФСР, председателем Комитета содействия строительству Турксиба при СНК РСФСР (1927 — 1930 гг.), начальником Главного управления коммунального хозяйства при СНК РСФСР (1930 — 1931 гг.), возглавлял Экспортное Совещание РСФСР (1930 — 1934 гг.), Совет содействия общественному питанию при СНК РСФСР (1930 — 1934 гг.), Комитет кустарной промышленности и промысловой кооперации при ЭКОСО РСФСР (1932 — 1934 гг.) и другие государственные органы.

29 сентября 1932 года и 9 марта 1933 года он направил Сталину два письма о гибельных последствиях коллективизации в Казахстане. И хотя Рыскулов считался сталинским фаворитом, вождь ему этого не простил.

21 мая 1937 года Т. Рыскулов, находясь на отдыхе в Кисловодске, был арестован. Суд, состоявшийся 8 февраля следующего года в Москве под председательством Ульриха, длился всего 14 минут. Военная коллегия Верховного суда Союза ССР признала Т. Рыскулова виновным в совершении преступлений, предусмотренных статьями 58-1-а (измена Родине), 58-8 (террор), 58-9 (диверсия), 58-11 (участие в контрреволюционной организации), и «приговорила к высшей мере наказания — расстрелу с конфискацией всего лично ему принадлежащего имущества».

В соответствии со справкой органов НКВД приговор о расстреле Т. Рыскулова был приведен в исполнение в Москве 10 февраля 1938 года. Турара Рыскулова реабилитировали 8 декабря 1956 года. 6 февраля 1957 года решением бюро Московского городского комитета КПСС он был реабилитирован и в партийном порядке.

Постскриптум: Эта статья о моем родном деде ранее публиковалась в сборнике в Германии в моем же переводе на английский язык под заголовком: Turar Ryskulov`s pass between Turkestan, Russia and Mongolia // Historische Kommunismus-Forschung. 9. 2003 (N 16). Ausbau-Verlag.

Владимир РЫСКУЛОВ

You must be logged in to post a comment Login

Свежие комментарии

Архивы

Поиск по сайту

RSS Подпишитесь на «Знамя труда»