Наступил кадровый голод

Уровень технического образования в водном хозяйстве упал

На Шу-Таласском бассейновом совете в Таразе состоялось эмоциональное обсуждение проблемы дефицита кадров для водного хозяйства региона. Заседание прошло при поддержке офиса программ Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) в Астане. 

— Проанализировав ситуацию за последние 25 лет, официально заявляю, что на сегодняшний день в усилиях по устойчивому управлению водными ресурсами прогресса нет, — считает председатель общественного фонда «Водное партнерство Казахстана» Нариман Кыпшакбаев.

Участники заседания пытались разобраться, почему так происходит, и указали на изъяны в системе образования.

Сейтхан Койбаков, проректор ТарГУ имени М. Х. Дулати, рассказал о том, что подготовка кадров для водного хозяйства осуществляется в вузах Тараза, Кызылорды, Шымкента, Атырау, Алматы и Усть-Каменогорска. В ТарГУ есть кафедры «Водные ресурсы и водопользование» и «Мелиорация и рекультивация охранных земель». Там учатся студенты по шести специальностям: «Гидромелиорация», «Механизация мелиоративных работ», «Водоснабжение и канализация», «Водные ресурсы и водопользование», «Мелиорация и рекультивация охранных земель». Подготовка специалистов по такой специальности, как «Гидротехническое строительство и сооружения», в стране осуществляется только на базе ТарГУ.

— Но здесь есть парадокс: в классификаторе бакалавриата отсутствует такая специальность, хотя в магистратуре и докторантуре есть. Туда, к слову, принимают выпускников смежных специальностей. Это не совсем правильно, должно быть базовое образование. Последние несколько лет мы пытаемся открыть профильный бакалавриат, может быть, в этом году, наконец, вопрос решится, — надеется Сейтхан Койбаков.

Он сетует на то, что разрозненность между министерствами образования и науки и сельского хозяйства мешает оперативному принятию решений, касающихся образовательного процесса.

— Кроме этой проблемы у нас еще отсутствует связь науки с производством. Мы оформляем ежегодно 40 — 50 патентов, но они не применяются на практике, — говорит проректор.

Обратил он внимание и на очень важную деталь.

— Бакалавры получают неполное образование. Поэтому их на работу принимают с трудом. Магистранты — это уже ученые, которые могут преподавать, а промежуточного образовательного звена, которое готовит инженеров, нет. Кроме того, количество мест в магистратуру и докторантуру сильно ограничено. В связи с этим сейчас идет старение действующих кадров. Средний возраст преподавателей — примерно 50 лет и больше. Доктора в основном предпенсионного и пенсионного возраста, — говорит Сейтхан Койбаков.

Судя по высказываниям, которые прозвучали следом, современные специалисты водного хозяйства похожи на мыльные пузыри, которые лопаются уже во время собеседований при приеме на работу.

Денис Коновалов, руководитель производственного участка «Кордай» филиала РГП «Казводхоз», называет сложившуюся ситуацию катастрофической:

— Инженеров-гидромелиораторов единицы. Молодые специалисты, у которых диплом с отличием, не владеют элементарными знаниями. Они даже не ведают, в каких единицах измеряется вода, что такое гидрология и метрология, как работать со средствами учета. Конечно, деваться некуда, мы принимаем людей на работу и фактически начинаем с нуля обучать профессии.

Нурлан Балгабаев, директор ТОО «КазНИИВХ», назвал свое выступление криком души.

— Мне как директору научно-исследовательского института абсолютно непонятно, что преподают в вузах по специальности «Водные ресурсы и водопользование». В одном из названных вузов среди преподавателей одни гидрогеологи. Как они могут подготовить специалиста по водным ресурсам? В КазНИИВХ приходят устраиваться на работу молодые специалисты из пяти вузов Казахстана. Они даже не могут определить площадь треугольника или круга, таблицу умножения не знают! Сейчас благодаря нашему законодательству любой вуз может получить лицензию на обучение. А каким путем это делается? В Государственной программе развития АПК было запланировано открыть отдельное высшее учебное заведение в Таразе по подготовке кадров для водного хозяйства, но его до сих пор нет, — возмущается ученый.

Своих коллег поддержала секретарь Балхаш-Алакольского бассейна Анара Тлеулесова.

— Вопрос плохого качества подготовки специалистов водного хозяйства муссируется с 2011 года, но почему-то Министерство образования и науки не хочет им заниматься. Нужно в корне менять образовательную систему по подготовке специалистов этого профиля. В текущем году мы выступали по данной проблеме в Парламенте Казахстана. Нужно обязать Министерство образования и науки включить в классификатор нормальные специальности, пока еще есть живые люди, которые могут преподавать дисциплины. И если мы со всех сторон будем «продавливать» этот вопрос, то, может быть, сдвинем дело с мертвой точки, — эмоционально заключила она, рассчитывая, что и Шу-Таласский бассейновый совет не останется в стороне от проблемы, донесет озвученные предложения до вышестоящих инстанций.

— Если документально не закрепить, что должен уметь и знать специалист, прогресса в образовании не будет. Выпускник вуза должен знать различные математические модели, программы, иметь представление о космическом зондировании. Поэтому все это нужно учитывать в отраслевой рамке квалификаций, — убежден Сейтхан Койбаков.

Выслушав многочисленные жалобы на молодые кадры, он сказал:

— К сожалению, сейчас отношение молодежи к учебе не такое, как было раньше. Студентам главное получить дипломы, а не стать специалистами. Сознание подрастающего поколения, любовь к профессии нужно все-таки начинать формировать уже со школьной скамьи.

Заместитель генерального директора Казахстанского агентства прикладной экологии Малик Бурлибаев корень зла видит в подписании Болонской конвенции, к которой Казахстан присоединился.

— Учебные программы полностью нарушены. Количество учебных часов снижено, акцент делается на большую самостоятельную работу студентов. А молодежь сама учить сложные предметы не будет. У нас менталитет не тот. Нужно пересмотреть действующие учебные программы. Жамбылский гидромелиоративно-строительный институт, который вошел в состав ТарГУ, нужно снова сделать самостоятельным вузом. Если дальше мы будем придерживаться Болонской конвенции, то у нас ничего не выйдет, — считает он.

Нариман Кыпшакбаев тоже поддерживает коллег:

— Лучше для отрасли — создать один специализированный вуз и готовить на его базе полноценных инженеров водного хозяйства.

Он также уверен, что специалисты по управлению водными ресурсами должны знать, как налаживать межгосударственные водные отношения.

— Я много раз просил министерства образования и науки, а также сельского хозяйства обратить внимание на подготовку специалистов по переговорным процессам для работы по трансграничным водным ресурсам. Им нужно преподавать психологию и дипломатию, учить ораторскому искусству, убеждению собеседника. Нам нужно вести переговоры с россиянами, китайцами, кыргызами, чтобы приходить к взаимовыгодному сотрудничеству. В этой сфере нужны высококвалифицированные кадры, потому что Казахстан без воды существовать не может, — говорит он.

Денис Коновалов обратил внимание присутствующих и на другую сторону вопроса.

— Молодежь не привлечь в отрасль, потому что здесь очень тяжелые условия труда, низкая заработная плата — в среднем до 55 тысяч тенге. Работать приходится с раннего утра и до позднего вечера. Дальше с кадрами будет еще хуже, потому что сейчас уже уходят наши ветераны, а их заменить некем. Если в государстве этот вопрос не будет поставлен на контроль, то через пять — семь лет отрасль останется вообще без специалистов-практиков. Поручать управлять поливными ресурсами дилетантам нельзя — вода просто застрянет где-то в середине каналов, а это чревато очень неприятными последствиями, — говорит руководитель ПУ «Кордай».

Рати Джапаридзе, заведующий отделом экономики и экологии офиса программ ОБСЕ в Астане, считает, что недостаток количества водных ресурсов, ухудшение их качества могут негативно влиять на ситуацию как на локальном, так и на региональном уровнях.

— По этой причине ОБСЕ старается проводить подобные мероприятия, чтобы улучшить управление водными ресурсами и вовлекать в этот процесс заинтересованные стороны. Управление водными ресурсами должно быть комплексным, с учетом потребностей всего бассейна, — подчеркнул он.

Но, судя по диалогу специалистов, без профессиональных кадров такой процесс наладить невозможно.

На 13-м заседании Шу-Таласского бассейна был рассмотрен также ряд других важных вопросов. К ним мы вернемся в следующих публикациях.

Елена ЕФИМОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свежие комментарии

Архивы

Поиск по сайту