Назвали слабые места

Селу нужны механизаторы. А механизаторам - жилье и достойные условия труда.

Крестьяне просят поменять условия господдержки

Предложения жамбылских аграриев по улучшению государственной политики в сфере сельскохозяйственного производства собрал президент ОО «Союз фермеров Казахстана» Ауезхан Даринов, который побывал в регионе и встретился с членами организации. 

В республике насчитывается 165 тысяч крестьянских хозяйств. В Cоюзе фермеров состоят 10 тысяч членов (600 из Жамбылской области, всего в регионе 17 тысяч крестьянских хозяйств).

— В стране создано много сельскохозяйственных потребительских коо-перативов, а реальной отдачи от них нет, потому что механизм их функционирования не продуман. Для полноценной господдержки СПК не хватает средств. Казахстан субсидирует стоимость произведенной аграриями продукции в процентном соотношении меньше, чем Россия, там — на уровне 10 процентов, а в Беларуси — порядка 17 — 18 процентов, у нас в этом году было 7 — 8 процентов. Нужно все страны по данной позиции привести к одному показателю — 10 процентам. Это вопрос национальной безопасности Казахстана. Республика может попасть в зависимость от дешевой продукции соседних государств. Мы поддерживаем южноказахстанских и жамбылских аграриев, которые категорически против начавшегося сокращения субсидирования сельского хозяйства, — сказал в интервью нашей газете Ауезхан Даринов.

Во время встречи президента общественного объединения с жамбылскими крестьянами ветеран сельского хозяйства Дуйсехан Садыров из Мерке обратил внимание на то, что сэкономленные на субсидировании средства Минсельхоз планирует направить на льготное кредитование аграриев.

— 24 миллиарда тенге мы сэкономим за счет сокращения на 10 процентов объемов и видов субсидирования. А Евросоюз субсидирует до 30 процентов общего объема произведенной сельхозпродукции. Как мы с ним будем конкурировать? Я считаю, что можно изменить виды господдержки, усилить контроль за использованием средств, но уменьшение объема субсидий — это в корне неправильная позиция, — заявил он и подкрепил свои слова таким аргументом: — В годы экономического коллапса и дикого бартера литр дизтоплива можно было обменять на 2 — 2,5 килограмма зерна, а сейчас для покупки литра удешевленной солярки нужно продать три килограмма зерна, коммерческое дизтопливо обходится уже в четыре килограмма.

Мади Теребаев, глава кордайского СПК «Qasyq», поднял проблему двойного налогообложения.

— По закону в кооператив аграрий вступает только в том случае, если он зарегистрирован как юридическое лицо. Его бизнес облагается трехпроцентным налогом. Если человек в год откармливает 50 — 60 голов крупного рогатого скота и его оборот составляет примерно 15 — 20 миллионов тенге, то он облагается налогом до 600 тысяч тенге. Кроме того, он должен платить пенсионные отчисления, социальные. Это большая финансовая нагрузка. Если бы аграрий был просто учредителем кооператива, работал у себя в личном хозяйстве, то мог бы и не платить какие-то налоги. Он вырастил быка и продал его кооперативу, задача которого — находить рынки сбыта. С полученного миллиона тенге оплатил 30 тысяч тенге налогов. Поскольку СПК является юридическим лицом, то также облагается налогом. Кооператив работает не по упрощенной, а по общеустановленной форме налогообложения. Значит, должен платить 12 процентов НДС и корпоративный подоходный налог в размере 10 процентов. Правда, у СПК есть льготы — 70 процентов налогов ему списываются. Но, в принципе, двойное налогообложение сохраняется. Если его не убрать, кооператив развалится, — бьет тревогу глава СПК «Qasyq».

По его словам, аграрию проще без всяких налогов торговать на рынке своей продукцией. А в кооперативах есть и другие расходы: нужно еще содержать ветеринара, зоотехника, обязательно купить бойню.

— Это большие денежные затраты. Наш кооператив организован в нынешнем году. Он специализируется на откорме крупного рогатого скота. Изначально в нем было 50 членов и около 1200 голов скота. Осталось 33 члена и 200 голов скота… Люди просто ушли. Они говорят, что не готовы платить такие налоги, — констатирует Мади Теребаев. Он считает, что сама идея кооперации хорошая, однако условия существования СПК нужно совершенствовать.

— Создавать кооператив по производству молока вообще невыгодно. Для фермерских хозяйств, имеющих по 50 фуражных коров, всего три условия субсидирования готовой продукции: наличие не менее полусотни фуражных коров, нужно проводить обязательные ветеринарные мероприятия, и еще на ферме должен быть доильный аппарат. Для кооператива таких условий очень много: для его организации нужно не менее 20 членов; СПК должен иметь молокоприемный пункт, который стоит не менее пяти миллионов тенге; в стаде должен находиться минимум один бык-производитель на каждые 30 фуражных коров, которого можно держать максимум два года, а его стоимость 700 — 800 тысяч тенге; молоко нужно сдавать на перерабатывающее предприятие. Только выполнив все эти условия, вы получите субсидии в размере 10 тенге за литр молока. А семейные хозяйства, имеющие 50 фуражных коров, получают 15 тенге субсидий за литр молока, которое они могут продавать хоть куда, главное, только чеки предоставлять для субсидирования. Я считаю, что кооперативу не нужен молокоприемный пункт. Ему достаточно составить договор с тем же ТОО «ФудМастер», которое бесплатно поставит в хозяйстве свой танкер. У нас были крестьяне, которые хотели создать молочные коо-перативы. Как только они поближе познакомились с условиями субсидирования, то сразу решили просто объединиться в семейные фермерские хозяйства. Они не работают по общей установленной форме. Платят свои три процента от дохода. Продали молоко за 100 тенге — получили 15 тенге дотации государства, налог там составляет чуть больше трех тенге за каждый литр. А кооператив продает литр молока по 100 тенге — получает 10 тенге субсидии. Члены СПК платят налоги по три тенге как индивидуальные предприниматели, еще 3,6 тенге доплачивает кооператив, который из них же и состоит. Вместе почти семь тенге налог на литр произведенного молока, — делится своими расчетами Мади Теребаев.

Он также обратил внимание на то, что СПК «Qasyq» столкнулся с проб-лемой ранжирования субсидий. Кооперативы, которые фактически объединяют десятки крестьянских семей, могут иметь больше трех тысяч голов крупного рогатого скота, но субсидии получают в размере 20 тысяч тенге на одну голову. А крестьянские хозяйства, которые имеют откормочные площадки на три тысячи голов крупного рогатого скота, получают по 45 тысяч на одно животное. У них условия получения субсидий гораздо легче, чем у СПК. Например, они могут забивать скот там, где им удобно, и продавать там, где захотят. А кооператив обязательно должен иметь свой убойный пункт. Его стоимость — 28 миллионов тенге. Половину от этой суммы государство погашает за счет бюджета. Но эти пункты за смену способны пропустить всего пять голов крупного рогатого скота.

— Если мы хотим пропустить через эти бойни две тысячи голов, которые у нас готовы, на это потребуется 400 дней. Есть меркенский мясокомбинат, в Кордайском районе тоже есть крупное предприятие «Первомайские деликатесы» — там за месяц могут принять 80 — 100 голов. Но в Кордайском районе сейчас создано 18 кооперативов. Если наш кооператив выйдет на полную мощность, то он один может закрыть потребность мясокомбината «Первомайские деликатесы», у остальных будут проблемы, — рассуждает спикер.

Очевидно, что логистика здесь хромает. Ведь мясокомбинаты области не загружены на полную мощность. Мади Теребаев предлагает упразднить такое условие, как обязательное наличие убойного пункта в кооперативе, чтобы СПК могли спокойно пользоваться услугами специализированных предприятий и на основании их актов забоя готовить материалы для субсидирования. Также он считает справедливым увеличить размеры субсидирования для СПК до 30 тысяч тенге за одну голову крупного рогатого скота.

Глава крестьянского хозяйства «Совет», председатель общества фермеров Меркенского района Совет Калманбетов коснулся дефицита кад-ров в районах.

— Нам нужны механизаторы, сварщики, токари, бухгалтеры, ветеринарные техники. Обучение для студентов, которые хотят получить эти специальности, должно быть бесплатным. Специалистов нужно обес-печивать жильем в селах, особенно механизаторов. Ученые должны нас обучать, как пользоваться техникой, как обрабатывать почву, как вносить удобрения. Сейчас низкая урожайность потому, что не соблюдается агротехника. В Алматинской области благодаря научному подходу к земледелию на богаре получают 50 центнеров зерна с гектара. Там занимаются подготовкой земель к севу, корневой подпиткой растений. А с поливных полей они получают до 100 центнеров с гектара, по шесть — восемь укосов в сезон с одного поля клевера — на капельном орошении, — привел он пример.

Фермеры также подняли тему льготных кредитов для покупки техники. Аграрии просят открыть агробанк, который давал бы долгосрочные кредиты сельчанам под четыре процента годовых. В качестве залога крестьянин должен иметь возможность ставить свою землю. Просят также, чтобы банк давал при этом два — три года каникул. Тогда сельское хозяйство будет развиваться, считают фермеры.

Елена ЕФИМОВА, фото автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свежие комментарии

Архивы

Поиск по сайту

RSS Подпишитесь на «Знамя труда»