Нелегка ноша переводчика

Каждый судья специализированного межрайонного суда по делам несовершеннолетних в месяц рассматривает более 40 дел.

Все участники судебного процесса ответственны за судьбу подростка

Изредка приходится проходить мимо областного специализированного межрайонного суда по делам несовершеннолетних. И каждый раз видишь возле здания этого ведомства подростков с тоскливыми глазами и их опечаленных родителей. Сюда никто по своей воле не приходит. Понятно, что сорванцы что-то натворили. Естественно, задаешься вопросом: что толкнуло несмышленных юнцов на нарушение закона? Может, в семье недосмотрели? Или таково влияние окружения? Эти вопросы не дают покоя, заставляя искать причины подростковой преступности. Так родилась идея присутствовать на судебных процессах не в качестве журналиста, а одного из участников. Поэтому пришлось на время поменять профессию. 

Оказалось, что быть участником процесса в качестве переводчика дело крайне трудное. В суде рассматривалось дело в отношении жителя села Карасу Жуалынского района Пернебека Игенбаева (имя и фамилия изменены. — Т.С.) за административное правонарушение. Пернебек — казах. Но он плохо знает родной язык, поэтому попросил помощи переводчика. Поскольку у меня есть соответствующее высшее образование, мне разрешили быть переводчиком.

Перед началом процесса секретарь судебного заседания приняла копии необходимых документов и взяла расписку о том, что я обязуюсь не допускать искажений при переводе. Затем судья Ербол Дуйсенбаев еще раз напомнил права и обязанности переводчика. Ответственность за достоверность перевода предусмотрена статьей 758 Кодекса об административных правонарушениях. Я узнал, что переводчик обязан явиться по вызову судьи, органа (должностного лица), в производстве которых находится дело об административном правонарушении, и выполнить полно и точно порученный ему перевод, удостоверить верность перевода своей подписью в соответствующем протоколе. Также переводчик предупреждается об административной ответственности за выполнение заведомо ложного перевода при рассмотрении дела об административном правонарушении органом (должностным лицом), уполномоченным рассматривать дела об административных правонарушениях, и об уголовной ответственности за совершение этого деяния в суде. Все это слегка напрягло, однако отступать было не к лицу.

Согласно материалам, дело происходило следующим образом. 24 октября текущего года во время рейда правоохранители в 00.10 ночи возле одного из интернет-клубов, расположенных в микрорайоне Самал города Тараза, задержали Айбека Игенбаева (имя изменено. — Т.С.), 1998 года рождения. Подросток в столь позднее время находился вдали от дома и глубокой ночью без сопровождения законных представителей. Айбек — младший сын Пернебека. По данному факту согласно статье 442, пункт 2 Кодекса об административных правонарушениях против П. Игенбаева как законного представителя А. Игенбаева было возбуждено административное дело. На судебном процессе Пернебек Игенбаев поначалу немного горячился, затем признал свою вину. Его можно понять, потому что ему пришлось краснеть за поступок сына. Суд, всесторонне рассмотрев дело, посчитал правильным сделать Игенбаеву предупреждение.

Оказалось, что каждый судья специализированного межрайонного суда по делам несовершеннолетних в месяц рассматривает более 40 дел. Конечно, среди них больше административных и гражданских. Однако немало и уголовных. Я был ошеломлен, узнав из беседы с судьями историю о том, что в отношении одной несовершеннолетней девочки было возбуждено уголовное дело по восьми эпизодам. Она выросла в полной семье, однако приучилась воровать. Подельницами выступили ее старшая сестра с подругой. В основном действовали в парикмахерских. Они заходили в качестве клиентов и зорко следили за тем, как другие посетители снимали верхнюю одежду, оставляли на столиках сумки, затем незаметно вытаскивали из карманов и сумок ценные вещи. Так было раскрыто 11 эпизодов, но трое потерпевших простили малолетнюю преступницу. Плюс к своим проделкам она, живя отдельно от семьи, забеременела. Суд при вынесении приговора учел все обстоятельства, в том числе и то, что она является матерью новорожденного ребенка, но обязал возместить материальный ущерб потерпевшим.

Еще один несовершеннолетний юнец промышлял на автостраде Западная Европа — Западный Китай. Он останавливал грузовые машины, ехавшие из Узбекистана в Астану, и требовал с водителей деньги. В своем последнем «походе» он на мосту невдалеке от села Мерке остановил четыре машины, груженные овощами. Уже имевшие дела с такими же «пиратами» водители предварительно заключили договор с одним охранным агентством из Шымкента на сопровождение их грузов. И в этот раз вместе с ними ехали представители агентства. Юный преступник повздорил с одним из них, а затем безжалостно избил его. Охранник, едва они отъехали от места происшествия на 30 километров, от полученных побоев скончался. Несовершеннолетний преступник из Мерке тотчас был арестован и осужден на пять лет лишения свободы.

По окончании судебного процесса выдалась возможность побеседовать с судьей Ерболом Дуйсенбаевым. Поскольку он по долгу службы часто сталкивается с уголовными, административными и гражданскими делами в отношении несовершеннолетних, я поинтересовался у него, почему молодые люди идут на такие преступления и правонарушения.

— Несовершеннолетние большей частью занимаются грабежами, воровством, мошенничеством и разбоем. К сожалению, многие из них не осо-знают, что совершают преступление, за которое законом предусмотрено жесткое наказание. Например, студенты одного учебного заведения попросили у сокурсника мобильный телефон. Получив отказ, они насильно вырвали из рук последнего телефон. Поступок студентов квалифицируется не иначе как открытый грабеж. Об этом молодые люди задумались только тогда, когда предстали в качестве ответчиков в суде. Народная мудрость гласит: птенец берет в самостоятельный полет то, что видит в гнезде. Говоря так, наши предки подразумевали, что воспитание начинается в семье. Поэтому родители хоть на один час в день должны отвлечься от нескончаемых забот и уделить время детям, побеседовать, пообщаться с ними. Это позволит им узнать, чем дышит ребенок, что заботит его, с камими проблемами он сталкивается. Дефицит родительского внимания чреват непредсказуемыми последствиями, так как его место могут занять улица, нежелательное криминальное окружение. Вот о чем должны задуматься родители, — поделился переживаниями Ербол Дуйсенбаев.

Затем он сказал о выстраданном: судьи при рассмотрении таких дел прилагают все силы к тому, чтобы примирить потерпевших с их обидчиками. Заключение несовершеннолетних в тюрьму не есть выход из положения, полагают они.

— Я считаю правильным оставить подростка на свободе, в обществе, а не отправлять его за колючую проволоку. Подавляющее большинство из них идет на преступления не от хорошей жизни. Наказывая через тюрьмы, не убиваем ли мы в несовершеннолетних человеческие качества, не плодим ли мы профессиональных воров, матерых преступников? Каким будет завтрашний день молодого человека, если сегодня он не видит вокруг ничего хорошего? А ведь они же наше будущее! Так каким будет наше будущее, если сегодня всех малолетних правонарушителей пересажаем в тюрьмы? Эти вопросы не риторические, ими мы руководствуемся, когда рассматриваем судебные дела с участием подростков, — говорит Ербол Дуйсенбаев.

Так, побывав в качестве судебного переводчика, я узнал много из практики судей, о судьбах несовершеннолетних правонарушителей.

Выходя из здания суда, я вновь увидел нескольких растерянных родителей, которые хмуро ждали участи своих отпрысков. Уходил с надеждой, что судьбу их детей будут решать судьи, которым небезразлично будущее нашей страны.

Турсынбек СУЛТАНБЕК

You must be logged in to post a comment Login

Свежие комментарии

Архивы

Поиск по сайту

RSS Подпишитесь на «Знамя труда»