Незыблемые правила

Александр Гибнер, директор гимназии № 40

Школа должна давать фундаментальные знания

Директор гимназии № 40 города Тараза Александр Гибнер убежден, что академизм знаний в сегодняшнем среднем образовании вовсе не недостаток. Напротив, это фундамент воспитания нового конкурентоспособного поколения, способного адаптироваться к меняющимся условиям и совершенствоваться. 

Детство Александра Абрамовича прошло на Урале, в Свердловской области. Трудные послевоенные годы, единый устав для всех школ.

— У большинства детей моей эпохи была мечта стать космонавтом, — вспоминает он. — Почти все мечтали повторить полет Юрия Гагарина. А мне всегда представлялось, что я артист цирка или театра, играть у меня получалось очень хорошо. Привлекала и работа на природе, отец советовал мне стать агрономом. А учитель физики Валентина Васильевна Барышникова в девятом классе буквально подсовывала книги о школе. Я читал их с большим интересом и в какой-то момент понял, что и сам хочу работать в школе. Валентина Васильевна была моим идеалом. Она и другие педагоги были настолько интересными, что мне хотелось быть похожим на них, чтобы у меня была такая же интересная жизнь, как у них.

Отучившись в Нижнетагильском педагогическом институте, он получил диплом учителя физики и вернулся в родную школу. А через год, в 1981-м, вместе с семьей приехал в Джамбул.

— В том году как раз открывалась школа № 40, и я сразу же пришел сюда работать. Так и остался, — вспоминает Александр Абрамович. — Мне было 25 лет, я с таким интересом преподавал детям. По сей день мои выпускники приезжают ко мне, пишут письма в Интернете, и я понимаю, что все мои старания не прошли даром.

В 1987 году прежний директор школы ушел с поста, а новым коллектив избрал Александра Гибнера. Новичок в своем деле, он прошел трехмесячные курсы в Караганде, где опытные директора школ делились знаниями.

— Сейчас, к сожалению, такую практику в стране не применяют. А тогда обучение мне очень помогло. В начале 90-х годов заработную плату могли не выплачивать по нескольку месяцев, но зато давали возможность использовать в преподавании творческие моменты. Я был с командировками в Москве, Минске и Ленинграде, и полученный опыт лег в основу программы, созданной для нашего теперь уже лицея. Мы заключили договор с областным историко-краеведческим музеем, получили доступ к государственному архиву. И представьте — вместо обычного скучного урока истории с неинтересными фактами дети шли в архив, держали в руках исторические документы, видели все наглядно. Помимо обычных уроков физики мы добавили экспериментальные уроки, проводили опыты, исследования, — рассказывает А. Гибнер.

В свою очередь и английский язык изучали дополнительно с техникой перевода, а класс с химико-биологическим уклоном имел возможность посещать больницу, помогать врачам. Такой наглядный пример помогал детям определиться, хотят ли они связывать свою жизнь с той или иной профессией.

— В 2002 году школа получила статус гимназии. При поступлении ребенка в первый класс мы проводили собеседование. Если ребенок знал буквы алфавита и мог перечислить, к примеру, все, что относится к транспорту, то мы принимали его. Если же нет, отказывали. Сейчас же правила иные, и мы обязаны принимать всех, кто относится к нам по месту жительства. Так что теперь в начальных классах мы видим детей с разным уровнем подготовки, — отмечает директор.

К сожалению, многие родители не осознают, что учить ребенка алфавиту, развивать его — это их прямая обязанность. Если раньше ребенка готовили к школе, ставили перед ним цель поступить в гимназию, он старался. Сейчас же, по словам А. Гибнера, ребенок может не прилагать абсолютно никаких усилий, отставать по всем предметам, однако согласно закону школа обязана обучать его до 9-го либо 11-го класса.

— У нас ощущается большая нехватка кадров, — поделился Александр Абрамович. — Почему? Потому что учителей не ценят. Стоит только учителю немного повысить голос, как тут же от родителей поступают претензии. Делаешь замечание ученице, что она пришла не в школьной форме или же не подготовилась к уроку, как тут же прибегают возмущенные родители и прямо на глазах у ребенка могут указать учителю его место. Если родители сами подают такой пример, чего же нам ждать от учеников? Дети хамят, огрызаются, срывают уроки, им все сходит с рук.

Директор вынужден просить педагогов пенсионного возраста оставаться в школе, ведь заменить их уже некем. Даже если в школу приходят молодые специалисты, они не задерживаются. К примеру, учитель английского языка может уйти в фирму переводчиком, там на него не будет повышать голос чей-то невоспитанный ребенок. К тому же заработная плата у переводчика на порядок выше, да и возиться с бумагами надо меньше.

— На самом деле это проблема. За кипами бумаг, которые постоянно надо заполнять, мы забываем о детях. Законов о регулировании работы школ несметное количество. И при этом один пункт может противоречить другому, — констатирует А. Гибнер.

Кому-то может показаться, что учитель старой закалки всего лишь ностальгирует по советскому времени. Однако Александр Абрамович вовсе не утверждает, что мы должны придерживаться старых норм и предписаний.

— Перед нами стоит задача воспитать поколение, которое сможет совершенствоваться постоянно. Но для этого нужна база знаний. Физика, математика — эти предметы очень важны для развития логического мышления. Необходимо взять за основу старую методику и добавить к ней новую. К примеру, физику можно преподавать для всех в средних классах, а углубленное изучение — для тех, кто сам этого захотел.

— У каждого ребенка свой талант, и со временем родители будут его развивать. А обязанность школы — дать основу, фундаментальные знания. И это правило должно оставаться незыблемым, — убежден Александр Гибнер.

Анель АБДИМОМЫНОВА

You must be logged in to post a comment Login

Свежие комментарии

Архивы

Поиск по сайту

RSS Подпишитесь на «Знамя труда»