О гектарах и ценах

Жигули Дайрабаев

Фермерам нужна полноценная поддержка

Несмотря на неблагоприятные погодные условия нынешней весны, сельхозтоваро-производители засеяли зерновыми и овощными культурами 649 тысяч гектаров. Это больше прошлогоднего показателя на 19,7 тысячи гектаров. Чего стоило полеводам справиться с поставленными задачами, рассказать могут только они. И, конечно, постоянно о трудностях, преследующих жамбылских аграриев, говорит председатель областного филиала РОО «Союз фермеров Казахстана» Жигули Дайрабаев. 

— Жигули Молдахалыкович, у вас богатый опыт работы в аграрной отрасли, вы в курсе крестьянских забот. Какие проблемы этой весной были наиболее актуальными для местных фермеров?

— Самая серьезная проблема в этом году — сильное подорожание горюче-смазочных материалов. Честно сказать, на сегодня почти 40 процентов затрат на весенние полевые работы уходит на приобретение ГСМ. В этом году солярка подорожала до 165 тенге за литр. Между тем булка хлеба как стоила 65 тенге, так и стоит. За килограмм пшеницы покупатели дают 42 тенге. А в прошлом году крестьяне не могли продать свой урожай. Учитывая сложившуюся ситуацию, Союз фермеров РК обратился к Президенту страны Нурсултану Назарбаеву с просьбой поддержать производителей пшеницы и закупить у них два миллиона тонн зерна. Ведь людям надо на что-то жить, покрыть затраты и подготовиться к новому полевому сезону. Вопрос был решен с помощью Правительства. Провели тендер, нашли покупателей. Как бы развивалась ситуация без вмешательства Союза фермеров, подумать страшно. И нужно ли удивляться, что все больше полеводов отказываются выращивать пшеницу и переходят на другие сельхозкультуры?

— В том числе и на выращивание сахарной свеклы, славу которой в нашей области пытаются возродить в последнее время?

— Что касается сахарной свеклы, то здесь вообще сложилась парадоксальная ситуация. В 2016 году наши свекловоды получили неплохую компенсацию. В итоге в прошлом году в области эту культуру посеяли на площади 9500 гектаров. Получили 120 тысяч тонн свеклы. Средняя урожайность, согласно сводкам, составила 320 центнеров на круг. Это при том, что субсидии на выращивание свеклы были отменены. Теперь прибыль от выращивания свеклы зависит только от урожая и закупочных цен. По моим расчетам, сделанным с учетом всех затрат на выращивание сладкого корня, закупочная цена на приемных пунктах сахарных заводов должна быть установлена в размере 25 тенге за килограмм. Но в прошлом году сахзаводы принимали сырье по 20 тенге, из которых 12 тенге были выделены из местного бюджета, восемь выплачиваются сахзаводом. И следует сказать, в последние 10 лет производители сахара не меняют закупочную цену сырья.

— Вы пытались решить эту проб-лему? Или здесь уже ничего нельзя сделать?

— Во время встречи с министром сельского хозяйства — заместителем Премьер-Министра Умирзаком Шукеевым я обратился к нему с этим вопросом. Я спросил, почему он как вице-премьер не поинтересовался действиями руководства Цетральноазиатской сахарной компании? Уже 10 лет она не меняет закупочную цену на свеклу. В итоге ущемляются интересы крестьян, решившихся выращивать эту техническую культуру. Сахар, солярка и удобрения дорожают постоянно, а стоимость закупки сырья сахзаводами остается прежней. Но это лишь часть проблемы. Хотите знать, сколько тратят кордайские свекловоды, чтобы доставить урожай на Меркенский сахзавод? Для некоторых хозяйств это расстояние составляет 250 километров. Так вот, на доставку 25 тонн свеклы до приемного пункта необходимо 125 тысяч тенге. При этом еще в прошлом году руководство ЦАСК обещало компенсировать 50 процентов этих затрат. Но это обещание так и осталось на словах. В итоге фермеры терпят убытки. В прошлом году сахзаводы заключили с крестьянскими хозяйствами договоры на расчет за сданный урожай. В итоге расчеты затянулись до 1 мая текущего года. А к весенним полевым работам фермеры приступили в марте. Проблема поднималась на всех совещаниях, но повлиять это на ее решение не смогло. И вот результат — свекла посеяна на 8533 гектарах вместо запланированных 10 тысяч гектаров.

— В этой связи хочу поинтересоваться: как вы относитесь к новым правилам утилизационного сбора с сельхозтехники?

— Я считаю это совершенным абсурдом. У многих жамбылских хозяйств парк сельхозтехники сохранился еще с бывших совхозов и колхозов. Хозяйства, работающие на современных комбайнах и тракторах, можно сосчитать на пальцах одной руки. А у нас в области насчитывается 18 тысяч крестьянских хозяйств. Чтобы избавиться от видавшего виды трактора, надо купить новый. У крестьянина, как всегда, на это нет средств. Конечно, можно приобрести технику по лизингу, но один комбайн обойдется в 30 миллионов тенге, а кредит выдается под 14 процентов с первоначальным взносом в размере 15 процентов от стоимости техники. Не каждый может решиться на это. Будь процент ниже, то ситуация изменилась бы в лучшую сторону, и фермеры не стояли бы перед трудным выбором, на что потратить деньги — на удобрение, ГСМ или новый трактор.

— Насколько легко сегодня фермеру получить кредит на развитие своего хозяйства? Если судить по докладам представителей финансовых организаций, у них прекрасные условия для поддержки аграриев.

— Я не склонен считать эти условия прекрасными. Сегодня в стране семь или восемь компаний, оказывающих финансовую поддержку предприятиям, действующим в аграрном секторе. Однако от этого фермерам не легче, их затягивают в долговую яму, что лишь усугубляет уже существующие проблемы. Чтобы получить кредит, фермер тратит на оформление различных бумаг не одну неделю. И это у нас называется «государственная поддержка». Я считаю, что государство должно работать на людей. Необходимо создавать благоприятные условия для работы, а не препятствовать. Пока же я наблюдаю иную картину. К нам в конце февраля приезжали представители АО «Аграрная кредитная корпорация». Они провели собрание с жамбылскими фермерами. Я тогда честно сказал им: «Вы не помогаете, вы лишь мешаете работать фермерским хозяйствам. А средства, которые выделяются на поддержку сельхозтоваропроизводителей, не доходят по назначению». Привел пример: в 2017 году через эту корпорацию было выделено на проведение весенних полевых работ 600 миллионов тенге. Средства не были освоены, так как оказались недоступны для фермеров, потому что для их получения финансовые организации требовали залоговое имущество. Что может предложить в этом случае сельчанин? Кошару, старый трактор или саманный дом банки второго уровня не принимают. А в городе дома имеют единицы. Сами подумайте: если у человека есть в Таразе двухэтажный коттедж, он успешно проведет весенние полевые работы и без государственной поддержки. Еще раз хочется повторить, что в настоящее время фермеры вносят существенный вклад в экономику страны. Но он был бы значительно больше при действенной поддержке.

Людмила МЕЛЬНИК

You must be logged in to post a comment Login

Свежие комментарии

Архивы

Поиск по сайту

RSS Подпишитесь на «Знамя труда»