От пелёнок до штыковой атаки

Бауыржан Момышулы

Национальные традиции имеют прекрасные свойства

Вопросы воспитания молодежи тревожили любое общество в любое время. Сегодня мы публикуем высказывания легендарного полководца Бауыржана Момышулы по этому поводу, когда он в 1943 году, находясь на лечении в Алматы, выступал с лекциями перед творческой и научной интеллигенцией. Естественно, как военный, он воспитание молодых людей связывал с армейской службой, а также опирался на опыт наших предков. Даже по прошествии 75 лет его мысли не утратили актуальности. В связи с этим вспоминаются слова из недавней статьи Главы нашего государства Нурсултана Назарбаева «Семь граней Великой степи»: «Убежден, у народа, который помнит, ценит, гордится своей историей, великое будущее. Гордость за прошлое, прагматичная оценка настоящего и позитивный взгляд в будущее — вот залог успеха нашей страны». 

Воспитание добропорядочного гражданина со всеми желательными, благородными качествами — дело далеко не легкое. Оно не только требует хороших воспитателей, но и их кропотливую работу в течение десятилетия. Оно многостадийно, многогранно и трудоемко.

Проблема воинского воспитания есть проблема воспитания от пеленок до штыковой атаки. Родительское воспитание — самая главная стадия дошкольного воспитания. Школьное воспитание, общественно-молодежное воспитание — самая важная стадия в становлении человека. В общественном же воспитании человек нуждается до самой гробовой доски. Ошибочно считать, что взрослого не нужно продолжать воспитывать. Солдат — взрослый человек, но его общественное положение производит его в младшие ранги, и этот ранг в армии требует не менее заботливого отношения и опеки, чем над юнцами. Совершенно недопустимо, чтобы душа солдата паслась на подножном корму. Я считаю преступлением, когда казахи-бойцы на фронте не получают самого элементарного, скудного пайка из арсенала родного языка, родной литературы, родной музыки.

Дело военных — обучать призванного в армию гражданина военному делу, технике и приемам боя, солдатскому ремеслу, одновременно продолжать общественное воспитание. Часто мамаши портят человека еще с пеленок. Попадает к нам такой испорченный человек, неужели я могу его исправить в течение двух лет, ведь его портили 22 года. Беда еще и в том, что не все командиры могут быть воспитателями. Не секрет, что у нас часть молодежи разболтанная, расхлябанная: старших не уважают, грубят. Воспитать в человеке все присущие ему благородные черты — это дело (в основном) доармейского периода воспитания.

Казахская пословица гласит: «Ұяда не көрсең ұшқанда сонны ілерсің» (Каким тебя воспитают в семье, таким и вырастешь). Если ребенок с пеленок не ладит с матерью, в пять лет спорит с отцом, не слушается, растет хулиганом, то он неизбежно становится плохим гражданином и солдатом. Перевоспитание такого человека, необходимость привить ему боевые качества — трудная обязанность не только командира. Мало приятного командиру от такого подарка нерадивых мамаши и папаши. Ребенок должен с молоком матери впитать все благородные качества человека, гражданина, тогда и выйдет из него хороший воин. Тогда армия может получить добропорядочного человека, хорошего воина, а мы иногда мучаемся и теряем очень много времени, сил и здоровья на перевоспитание.

Большая роль в воспитании масс принадлежит художникам, писателям, композиторам и другим деятелям искусства. Когда я был на приеме у товарища Н. А. Скворцова (первого секретаря ЦК Компартии Казахстана), мы с ним четыре часа говорили о воспитании, национальной, воинской культуре и о некоторых пробелах в этом отношении, выявленных войной, плоды которых иногда приходится пожинать. Нужно воспитать до армии хорошего человека. Это очень глубокий вопрос. Вот почему я вынужден писать о солдате. Слово «солдат» нужно понимать не только в смысле — на войне. Вы ведь не на войне, не на фронте, но тоже солдаты, солдаты трудового фронта. Нужно всюду видеть человека солдатом, с малых лет — борцом. Я не имею в виду только человека в серой шинели с винтовкой в руках, а под этим подразумеваю всех тех, кто работает в разных областях деятельности. Это тоже фронт. Слово «солдат» я понимаю в широком смысле. От семейного быта до атаки в бою — везде нужны бойцовские качества, упорство человека. Военно-боевая деятельность человека есть только одна из разновидностей нашей борьбы.

Я написал письмо Председателю СНК Казахстана о воспитании молодежи, о воинском воспитании нации и военной культуре, о благородных традициях нашего народа, формирующих боевые качества в джигите (читает текст письма):

«Являясь участником, руководителем и наблюдателем более 100 боев, я пережил горечь неудач и радость побед, радость боевого подвига своего лично и солдат наших.

Еще в феврале 1942 года я попытался обобщить результаты личных переживаний, наблюдений за другими, действий отдельного солдата и целого боевого коллектива по родам оружия, по видам боев и другим психологическим особенностям в общую тему «Мысли о воспитании боевых качеств».

Мне удалось частично изложить свои соображения на бумаге, но за неимением времени до сих пор не представляется возможным закончить начатое, и эти мысли неотступно преследуют меня, как только я
освобождаюсь на несколько минут от непосредственной работы.

Я на собственном опыте убедился, что в воспитании боевых качеств бойца колоссальное значение имеет военное прошлое народов и национальные традиции.

Одну из ненаписанных глав своей рукописи в плане я назвал: «Благородные традиции казахского народа, воспитывающие боевые качества в джигите». В этом личном письме к вам как со старшим братом я хочу поделиться набросками данной главы.

1. Әдет и әдеп.

«Ұяда нені көрсе, ұшқанда сонны алады». — Каким тебя воспитали в гнезде, таким будешь и в полете.

«Ұлың өссе ұлы жақсымен, қызың өссе қызы жақсымен ауылдас болғын». — Сын растет — ищи соседа с хорошим сыном, дочь растет — ищи соседа с хорошей дочкой.

«Тексізден тезек артық». — Лучше наступить на помет, чем нарваться на безродного.

«Арсыздан аюан артық». — Бессовестный человек хуже зверя.

«Жаным арымнан садаға». — Лучше умереть, чем потерять совесть.

«Өлімнен ұят күшті». — Совесть сильнее смерти.

«Қоянды қамыс — ерді намыс өлтіреді». —
Заяц умирает от страха, а человек от стыда.

Хочу изложить корень и значение этих поговорок, в выводах сказать, что воспитанность (әдеп) должна быть внедренной в сознание и привита в привычку (әдет) вместе с молоком матери; уважение к старшим, сознание долга и чести как святыни, безукоризненное соблюдение общественного порядка, безмолвная покорность законам человека ставят превыше всего — воспитывают положительные качества, которые носят название благородства, любви к Родине, народу, семье, человеку, жизни. Человек, получивший благородное воспитание, владеет основой боевых качеств —
преданностью, честностью, дисциплинированностью.

2. Игры в асык, жилик, жасырынбак, жарыс, курес, ак-суек воспитывают в юноше сноровку, ловкость, увертливость, меткость, быстроту, упорство и прочие военные (боевые) качества, необходимые солдату в бою как воздух.

Опыт убедил меня, что әдепсіздік —
әлсіздік, ептілікте — ерлік (невоспитанность — слабость, ловкость — мужество).

3. «Сөз тапқанға қолқа жоқ». — Кто правду говорит, с того и спроса нет.

Бадик, той, айтыс есть состязание быстрого мышления и остро-
умия. Нигде, как в айтысах, не застает человека врасплох многогранная неожиданность. Айтыс, бадик, той вырабатывали у юношей и девушек импровизаторские способности, любовь к устной литературе и музыке, расширяли их кругозор, они приобретали остроумие и смекалку.

Бой полон неожиданностей. Смекалка и сообразительность, постоянные спутники солдата, обеспечивают победу в условиях, кажущихся иногда безнадежными, и в безвыходных положениях.

Білек бірді, ақыл мыңды жеңеді. — Сила победит одного, а ум, ловкость — тысячу.

4. Кокпар, байге, аударыспак — традиционные национальные спортивные игры, вырабатывающие смелость, ловкость, физическую закалку, азарт, способность к риску с расчетом, даже способность к самопожертвованию ради чести и славы своей. В благородстве этих игр не может быть никаких сомнений. Эти игры воспитывают благороднейшие рыцарские качества в джигите, столь необходимые для солдата Красной Армии.

Вот краткий перечень этой ненаписанной главы.

Нашими полуказахами (шокынганами) пренебрегались эти благородные традиции в воспитании боевых качеств как «отжившие», они даже преследовались до сих пор людьми негосударственного ума, сидевшими за председательскими столами, в общем потоке «бунтарства» против прошлого.

Это было, безусловно, неумно. Здесь будет кстати упомянуть старую казахскую поговорку: «Шала молда дін бұзар» (Неученый мулла веру портит).

Вследствие такой оплошности в воспитании некоторая часть молодежи растет неузнаваемо развязной, легкомысленной, хилой, мешковатой, попадаются даже трусишки малодушные, шкурники.

Некоторые не умеют ездить верхом, боятся лошадей — просто стыдно называть таких казахами; лепечут какую-то ерунду по-казахски, похожую на неотработанный язык какого-то иностранца.

Я только перечисляю кажущиеся мне недостатки в воспитании молодежи, убежденно преклоняясь до сырой земли перед положительной стороной воспитательной работы благородных качеств джигита, системой воспитания нашего времени.

Все хорошее из прошлого казахского народа должно восторжествовать в настоящее время. И золотая казна народной мудрости должна стать нашим достоянием, обогатить наши знания и опыт, оказать услугу делам нашим.

Подвиги славных казахских батыров Едиге, Кобланды, Бекета, Наурызбая, Исатая, Махамбета, Амангельды, Алпамыса и других должны стать традицией для современных джигитов — ах, как жаль, что молодежь их мало знает!

Долг службы и совесть воспитателя джигитов-солдат обязывают меня обратиться к вам с этим письмом, так как, по моему личному мнению, возрождение благородных традиций нашего народа немыслимо без вмешательства таких государственных мужей, как Вы.

Извините, что отнял у Вас столько времени этим письмом».

Если народ некультурен в военном отношении, то это надо отнести к воспитанию еще с пеленок; если не воспитывать боевых качеств у человека — народ не боеспособен. Можем ли мы это сказать о нашем прошлом, что у нас был небоеспособный народ? Нет, этого сказать мы не можем, но, к сожалению, наши лучшие качества в последнее время как-то преследовались в общем потоке бунтарства против прошлого. Это не только у нас, это и у русских, и у других национальностей было. Я считаю, что до некоторой степени это было вредительством со стороны старого руководства республики. Как можно лишать народ его традиций, воспитывающих благородные боевые качества? Разве их можно складывать в архив? Разве это приносит пользу? Это приносит вред не только в масштабе нации, но и в масштабе государства, как народа, в мировом масштабе. Если мы все хорошие традиции казахского народа преследуем, не знаем наших предков, разве это приносит пользу? И Союзу от этого вредно. Ведь каждый благородный человек и в Африке, и в Китае, и в любой другой стране хочет, чтобы мы были настоящими людьми! А у нас получилось, что топтали наше прошлое самым зверским образом и потом сделали общее заключение —
«бунтари против прошлого», и некоторые, вместо того чтобы развивать это благородство, занимались чепухой, вредной для дальнейшего развития нации. Всеобщее, без разбора, охаивание всего прошлого, во всяком случае, — деяние не похвальное, очень узкое и бездушно невежественное, даже хулиганское. Его плоды — только бред…

Почему я вынужден был так писать? Да вот почему. Приезжает новое пополнение, смотришь на некоторых из них — лицо наше, а душа у него — черт знает что, как с неба свалился. Думаешь: в чем дело? Говоришь ему по-русски — он не понимает, говоришь по-казахски — тоже не понимает. В нем нет ни казахского, ни русского. Это меня возмущает, и я вынужден был искать причину, знать, в чем дело, и вот я пришел к выводу, что этот бедный малый не унаследовал ничего толкового от своих предков. Если это делалось сознательно — это вредительство, а если несознательно, то это глупость — топтать благородные традиции прошлого. Традиция является одним из основных источников воспитания и имеет очень большое значение. Родительское воспитание — основной источник воинского воспитания. Основа воинского воспитания — осознание повиновения как необходимости; выработка полнейшей, беспрекословной покорности воинской судьбе, требованиям службы.

Если говорить подробно, цель воинского воспитания — выработать в бойце способность преодолевать тяготы и лишения службы, боевой жизни, закалять тело, дух и волю, непреклонность перед трудностями. Повиноваться — тяжело. Сущность воинского воспитания заключается в выработке способности к преодолеванию тягот, лишения и страха, а это может делать только благородный человек. Метод воинского воспитания — убеждение. Убежденный свои обязанности выполняет не только сознательно, но и творчески. Принуждение, как и метод убеждения, продолжает оставаться практическим, иначе говоря, дисциплинарным оружием.

Подготовил Бекет МОМЫНКУЛ

You must be logged in to post a comment Login

Свежие комментарии

Архивы

Поиск по сайту

RSS Подпишитесь на «Знамя труда»