По-родственному

Детям, которые уже обрели семью, ничего больше и не нужно

Процедура назначения опекуна затянулась

Ювенальный суд отменил постановление акимата Тараза о назначении опекуна троих несовершеннолетних — Тахмины, Майры и Миши Муратовых (здесь и далее их имена, а также имена их родственников и опекунов изменены). Это решение вступило в силу, о чем судья апелляционной коллегии Жамбылского областного суда Ардак Акетаев объявил на пресс-конференции, добавив, что теперь законным опекуном станет дедушка названных детей Мереке Муратов. Тем самым судья предвосхитил результаты заседания опекунского совета, которое еще не состоялось. 

Без попечения родителей Тахмина, Майра и Миша остались в октябре 2013 года, когда их мать Анна Муратова (в девичестве Иванова) была обнаружена повешенной в арендованном домике в дачном пригороде Тараза. К несчастью, первыми до прихода взрослых самоубийцу увидели ее дочери, старшей из которых на тот момент не исполнилось и семи лет, а младшей было всего пять. Образ матери, навек уснувшей с веревкой на шее, запечатлелся в их памяти надолго, и периодически девочки расспрашивают бывшего опекуна Ираиду Байрамову о своей маме.

Ираида вместе с супругом Олегом Веселовским как раз и приютили детишек, когда случилось несчастье. И для них в этом поступке не было ничего особенного. Ведь отец Миши и гражданский муж Ани Виктор Собко доводится Олегу племянником, а сам Олег является крестным отцом Тахмины и Мишеньки. Кроме того, в 2012 году, после крестин, Аня сама попросила Ираиду и Олега взять Тахмину на воспитание. Правда, через три месяца она забрала старшую дочку, чтобы та присматривала за младшими и помогала по дому.

— Мы отнеслись с пониманием: все-таки у Ани было много проблем — трудности с жильем и работой, путаница в документах, — рассказывает Ираида. — В детский сад определить малышей она не могла, а отлучаться приходилось: то на случайные заработки, то с малышом в больнице находилась. По словам Ани, ее брак с первым мужем Жаном Муратовым был неудачным: он не заботился о дочерях, прятался и бегал, когда она пыталась взыскать алименты и подать на развод.

В 2012 году Жан погиб, пьяным бросился под поезд. Но Аня так и не успела переоформить Мишино свидетельство о рождении, где вторым родителем был указан не его биологический отец Виктор Собко, а Жан Муратов.

В декабре 2013 года опекунский совет при отделе образования городского акимата назначил опекунами Тахмины, Майры и Миши Ираиду Байрамову и Олега Веселовского. Конечно же было принято во внимание, что именно этой паре Анна Муратова еще при жизни доверила судьбу своих детей. Помимо этого, есть стабильный заработок у обоих, условия для проживания детей, девочки посещают психолога, учатся в гимназии, а за Мишей приглядывает его бабушка, мать В. Собко.

Но этому воспротивился отец Жана, 65-летний Мереке Муратов, претендовавший на опеку над внучками, и обжаловал решение в ювенальном суде. В мае 2014 года члены опекунского совета — коллегиального органа — во второй раз единогласно проголосовали о назначении опекуном Байрамовой. При этом учли, что Мереке Муратов никогда не участвовал в воспитании детей, а с 2009 года, когда Анна жила в гражданском браке с Виктором, вообще их не видел.

— Более того, когда Аня пыталась добиться от Жана алиментов на девочек и было возбуждено розыскное дело на него, Муратов-старший заявил судоисполнителю (решение Жуалынского суда имеется), что местонахождение сына ему неизвестно, — рассказала Ираида. — Это говорит об отсутствии связи между ним и сыном, и в данном случае он не может претендовать на роль воспитателя малолетних детей. Как и в том случае, если он укрывал сына от правосудия для того, чтобы дети не получили законную материальную помощь.

Но упрямый дедушка вновь обжаловал решение опекунского совета.

— Ювенальный суд отменил постановление акимата в пользу Мереке Муратова, который готов усыновить всех троих детей, оставшихся без матери и отца, — сказал на вышеупомянутой пресс-конференции судья Ардак Акетаев. — А 19 января апелляционная коллегия областного суда оставила это решение в силе, поскольку трое детей были записаны на Жана Муратова.

Журналисты, которые с 2013 года следят за судьбой этих детей, стали интересоваться, как же быть с Мишей, чей биологический отец жив-здоров, более того, в судебном порядке добился исключения из актовой записи о рождении сына сведений о Жане Муратове.

— Да, по Мише были вопросы, вроде есть биологический отец, но заявления от его имени в органы опеки не было. Есть решение суда об отмене записи родителя, но отцовство не установлено, поэтому не могу считать его отцом, — парировал Акетаев.

Отвечая на другие вопросы журналистов, Акетаев отметил, что мнением самих детей относительно того, с кем бы они предпочли остаться, суд не интересовался.

— Их мнение спрашивают с 10-летнего возраста, которого они еще не достигли. Другие обстоятельства я не могу комментировать. Давайте глубоко не будем заходить, — подытожил Акетаев. — Опекун Муратов определен, у него с детьми кровное родство.

Гульжан АСАНОВА,
Виктор БАРБАШ (фото)

You must be logged in to post a comment Login

Свежие комментарии

Архивы

Поиск по сайту

RSS Подпишитесь на «Знамя труда»