По следу отца

Виктора Герцвольфа тепло приняли в Байзакском районе.

Сын эвакуированного ищет последнее пристанище родного человека

Пожалуй, нет на просторах бывшего Совесткого Союза ни одной семьи, судьбы которой бы не коснулась бы война. И воспоминания о ней всегда трагичны. Как и история Виктора Герцвольфа, 74-летнего жителя Новосибирска, приехавшего в Тараз, чтобы разыскать могилу отца. 

Виктор родился в 1942 году в семье врачей, эвакуированной из города Орджоникидзе в село Михайловку (ныне Сарыкемер) под Джамбулом. Отец Арон Самойлович и мать Ида Исаевна работали врачами, вместе выезжали на санитарном поезде, вывозившем раненых с фронта. Правда, Ида, забеременев, перестала выезжать, стала работать в местном детском доме. Рожать она отправилась в соседний город Токмак, куда из Ленинграда эвакуировали ее родителей Анну и Ису Занан.

— Это было чудо — в такое время найти друг друга! — рассказывает Виктор Аронович. — И еще случай потрясающий: в детском приемнике-распределителе в Джамбуле моя мама наткнулась на племянников Грею (Грину) и Гришу Маргулисов. Их мама (родная сестра нашего отца Анна) от тифа умерла, а отец погиб в 1941-м. Конечно, родители забрали их к нам домой. Вся наша большая семья (у меня еще были старшие брат Рафаил и сестра Гелла) проживала в Михайловке на улице Советской, 49. По рассказам мамы, нас очень хорошо поддерживала казахская семья, которая проживала по соседству.

Эту семью, коллег и знакомых отца и пытается он разыскать в Таразе и селе Сарыкемер, чтобы узнать побольше о родном человеке. Пока же остается опираться на воспоминания матери и несколько документов. Вот ответ Наркомата здравоохранения СССР от 18 апреля 1944 года на просьбу отца о возвращении на довоенное место работы в Орджоникидзе.

— Наверное, отец все-таки был гражданским врачом, раз обращался в наркомздрав, — рассуждает собеседник. — Не уверен, что он служил по мобилизации военврачом и имел воинское звание. Скорее всего, его привлекали к выездам на санитарном поезде как специалиста: у него было два высших медицинских образования и практика хирурга, невропатолога и терапевта.

В одном из таких выездов поезд попал под бомбежку, и Арон Герцвольф был ранен. Его привезли в эвакогоспиталь в Джамбуле, и в мае 1944 года он умер. Ида Исаевна попрощалась с мужем, но похоронить не смогла, — умерших в госпитале хоронили в братской могиле.

— Маме тогда и горевать было некогда: всех нас сразила какая-то инфекция, я был при смерти. Меня, тогда двухгодовалого, спас знахарь-казах: вылечил дыней.

В июле 1945-го семья вернулась из эвакуации в Тулу. Чуть позже вернулись в Ленинград и бабушка с дедушкой. В 1947 году их разыскала Фрида Герцвольф, сестра Арона, демобилизовавшаяся из армии, и забрала к себе Грею и Гришу. Больше они не пересекались. Позже Ида со своими детьми переехала в Новосибирск. Растила их одна.

Виктор Аронович всегда помнил об отце, а разыскивать его последнее пристанище начал два года назад. Все это время он отправлял письма в байзакскую райбольницу и областное управление здравоохранения, в архивы Жамбылской области и района. Везде ему отвечали, что за этот период времени никаких документов нет. Зато отыскался добровольный помощник — заведующая социально-культурным отделом областного центра проведения школьных олимпиад и вне-школьных мероприятий Ольга Сагандыкова, которая возглавляет группу волонтеров, занятых поиском солдат, чьи останки захоронены на старом кладбище в Таразе.

С ее помощью Виктор Герцвольф и надеялся найти новые свидетельства, которые восполнили бы пробелы в истории его семьи. И хотя на очередной запрос, теперь уже в филиал военно-медицинских документов центрального архива Министерства обороны РФ, он получил неутешительный ответ: «В общем учете раненых, больных и умерших в лечебных учреждениях Советской Армии в период Великой Отечественной войны сведений о Ароне Герцвольфе не имеется. Документы госпиталя 3986 за 1944 — 1945 годы в архив не поступили», Виктор Аронович выехал в Тараз.

На кладбище за пятым микрорайоном он приходил не один раз. И не один час провел там в поисках могилы своего отца. Побывал он и в гимназии № 24, где в годы войны располагался госпиталь, в селе Сарыкемер, где прошли первые три года его жизни. Улицу Советскую уже переименовали, а по тому адресу, где раньше проживала казахская семья, приютившая Герцвольфов в своей времянке, проживают другие люди. В уже другом, новом доме, рядом с которым не нашлось места той глинобитной времянке…

Тем не менее уезжал он из Тараза с легким сердцем и с признательностью ко всем, кто старался помочь в поисках: сотрудникам областного историко-краеведческого музея, акимату Байзакского района, региональной ассамблее народа Казахстана, гимназии № 24 и, конечно, своей верной помощнице Ольге Сагандыковой. В них Виктор Аронович нашел деятельных единомышленников, уверенных в том, что поиск не бывает напрасным и надо продолжать искать. Во что бы то ни стало.

Гульжан АСАНОВА,
фото из личного архива Виктора Герцвольфа

You must be logged in to post a comment Login

Свежие комментарии

Архивы

Поиск по сайту

RSS Подпишитесь на «Знамя труда»