Поэт печального образа

Серику Томанову — было бы 60 лет

Серик не любил красоваться перед фотообъективами. Из немногих архивных фотографий я выбрал именно эту. На ней поэту где-то лет 40. Он сидит в скромном кабинете за простым рабочим столом. Перед ним чистый лист бумаги. А в мыслях рождаются поэтические строки. Как много осталось ненаписанного…В первые дни марта в Таразе вспоминали Серика Томанова. У могилы поэта на Тектурмасе прозвучали суры из Корана за упокой его души. Нынче ему исполнилось бы 60 лет. Вместо заздравных тостов родные и друзья перечитывают его стихотворения, пытаясь проникнуться их глубинным смыслом. Ушел он от нас рано — в неполных 47. Ушел так и не понятый многими, так и не оцененный по достоинству. При жизни С. Томанов выпустил единственный сборник своих стихов под названием «Заблудившийся в степи сайгак».

Серик и сам порой был похож на человека, как бы случайно оказавшегося в незнакомом ему мире. Многое, что для нас казалось обычным, он воспринимал сквозь призму своего поэтического мышления и сознания. И, возможно, поэтому душа его не принимала пороков нашего общества, противилась им. Эта нестыковка душевного состояния с реалиями жизни вызывала внутренний дискомфорт и даже протест.

Он жил скромно. Двухкомнатную квартиру его семья получила лишь после кончины поэта. А сам Серик при жизни ходил в сером потертом пиджаке, в холодное время надевал такую же видавшую виды черную кожаную куртку. Он не обивал пороги чиновничьих кабинетов, как некоторые ныне «заслуженные» и «почетные» его сверстники, не кичился своим талантом. А просто излагал на чистом листе бумаги свои мысли, которые выстраивались в поэтические строки, чтобы затем поразить своей смелостью и глубиной сознание читателя.

В стихотворении, посвященном великому Абаю, всю жизнь боровшемуся с невежеством и тупостью людской, Серик Томанов восклицает: «Ты один в поле воин против тысячи глупцов, и уже обессилел. Я тебя понимаю, как я тебя понимаю…»

Некоторые его произведения были переложены на музыку и стали популярными в народе песнями. Не застольными, а философско-лирическими, задевающими тонкие струны человеческой души. Гимном любви, пожалуй, можно назвать песню на стихи С. Томанова «Сезімді қайтем тулаған».

Серик Томанов тяготел к Сергею Есенину. Казахскому поэту была близка его лирика. В стихотворении, посвященном поэту из Рязани, С. Томанов сожалеет, что им не довелось жить в одно время. «Мы ходили бы вместе и пронизывающим взглядом провожали женщин, а потом читали бы друг другу стихи, и, возможно, ты похвалил бы меня», — мечтательно пишет Серик.

Творчество С. Томанова, к сожалению, неизвестно русскому читателю. На русскоязычных интернет-ресурсах практически нет никаких сведений о нем. Не знаю я и о том, что кто-то взялся за переводы поэта. А ведь его творчество достойно того, чтобы с ним познакомилась как можно более широкая читательская среда.

Правда, для меня стала приятным открытием статья-откровение таразской журналистки Ларисы Губашевой, опубликованная в газете «Жамбыл-Тараз» в канун 60-летнего юбилея поэта. «До обидного мало есть о Серике Томанове в русскоязычной прессе, литературе, — пишет автор. — Возможно, потому, что не было еще переводов его стихов на русский язык. Уверена, они появятся со временем…»

Л. Губашева и сама пишет хорошие стихи. Вот ее посвящение Серику Томанову:

«И смеется, и плачет акына душа,

За душой ни тиына, в суме — ни гроша,

Но в душе его — мир, полный чувств, без границ,

Там вселенная с тысячью судеб и лиц.

Он — песчинка, наш брат, неприкаян в степи,

Но под солнцем, сверкая, он нас ослепит,

Ибо Богом был избран, ниспослан в Тараз,

Он — талант, многогранный и яркий алмаз!»

Лариса мечтает заняться переводом стихов Серика Томанова. «Я нашла в его поэзии что-то близкое для себя. Может быть, мне удастся донести его творчество до нового круга ценителей истинной поэзии», — говорит она.

…За неделю до своей кончины Серик Томанов выступал в стенах Таразского педагогического института. Творческий вечер состоялся по инициативе и при поддержке преподавателя ТарПИ, кандидата филологических наук Сейсекуль Исматовой. Выступление поэта студенты слушали затаив дыхание. Видеокамеры и фотообъективы запечатлели его образ. Он декламировал темпераментно, страстно, но нотки печали проскальзывали в его голосе. Участники той встречи не знали, что видят Серика живым в последний раз.

После его смерти друзья и почитатели таланта при поддержке меценатов выпустили сборник стихов под названием «Пәруана» («Ночной мотылек»). А известный в стране поэт Маралтай Райымбекулы организовал республиканский конкурс-мушайру молодых акынов, который стал уже традиционным.

Кукен ОРШАБЕКОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свежие комментарии

Архивы

Поиск по сайту

RSS Подпишитесь на «Знамя труда»