Правила Асанали

Любимому актеру казахстанцев — 80 лет

Чекист Чадьяров из фильма «Конец атамана». Коварный Бекежан из «Қыз Жібек». Воплотивший эти образы на экране актер Асанали Ашимов празднует 80-летний юбилей. Несмотря на преклонный возраст, актер полон сил и продолжает сниматься в кино и играть в театральных постановках. 

«Встреча юного Асанали на заре своего творчества с великим казахским актером и кинорежиссером Шакеном Аймановым, раскрывшим его яркий талант, стала счастьем и редкой удачей в жизни. За роль в фильме «Конец атамана» Асанали был удостоен Государственной премии. Будучи не только гордостью, но и совестью национального искусства, Шакен Айманов навсегда привил Асанали особо тонкую театральную манеру игры, умение постигать глубинную сущность роли», — пишет в своих воспоминаниях академик и друг актера Торегельды Шарманов.

В студенческие годы судьба связала Асанали с дочерью Шакена Айманова Майрой, ставшей позже известной оперной певицей.

В одном из интервью великий актер рассказал об их встрече: «Некоторые до сих пор считают, что это был хорошо продуманный ход, — говорит он по этому поводу. — Мне было всего 18 лет, когда я встретил Майру. Был я тогда бесхитростным деревенским парнишкой. Я и ухаживать-то начинал не за ней, а за ее подругой-балериной. Через Майру пытался передавать ей записки. Но она под разными предлогами почему-то не спешила это делать: то не смогла увидеться, то та уехала куда-то…

Майра поначалу мне вообще не нравилась. Когда мы встречались с ней в институтских коридорах или на вечеринках, я на нее смотрел как на городскую белоручку. А она однажды приехала без приглашения ко мне на день рождения в «Тастак», где я с друзьями снимал квартиру, и приготовила отменный плов в обычном ведре, потому что другой посуды не быфло. Оказывается, с детства все хозяйство в доме держалось на ней, родителям-актерам было не до быта.

Ее отца я в то время толком не знал. Имя Айманова тогда еще не гремело. Однажды Майра пригласила меня к себе. Это был убийственный день! На мое несчастье, ее мать приготовила дунганскую лапшу. Я, как многие аульные парни, стеснялся садиться за стол при посторонних. Пока, бывало, раздумывал, брать или не брать хлеб, все уже заканчивали трапезу, а тут наложили полную тарелку неизвестной мне лапши. Я не знаю, как ее есть. Пытаюсь взять вилкой — ускользает, сорпа брызжет в лицо! Я то бледнел, то краснел, но Шакен Кенжетаевич и его жена делали вид, что не замечают этого.

В общем, когда мы решили пожениться, то сам Айманов не возражал, но мать Майры была против.

«И откуда этот колхозник свалился на нашу голову, — причитала она, оказывается. — Ты посмотри, какие у него ботинки!»

Ботинки у меня были комбинированные — черно-белые. Я считал их шикарными, а они, оказывается, с головой выдавали мое аульное происхождение.

И все-таки мы поженились. Вся алматинская интеллигенция гуляла на нашей свадьбе — Мухтар Ауэзов, Евгений Брусиловский, Габит Мусрепов… Для гостей пели Ермек Серкебаев и братья Абдуллины, танцевала Шара Жиенкулова… А после свадьбы я забрал Майру из родительского дома к Екатерине Сидоровне — к своей квартирной хозяйке, у которой жил, начиная с первого курса».

Несмотря на комбинированные ботинки, Шакен Айманов, как истинный мастер, сумел разглядеть в молодом человеке большое дарование.

Асанали с первых своих шагов в кино стал любимцем публики. В 60-70-е годы трудно было найти человека, не знавшего его. Несмотря на то что в кино Асанали сыграл множество ролей, на долгие годы его имя оказалось неразрывно связанным с образом Бекежана, героя экранизации эпоса «Қыз Жібек». И это закономерно. Зритель влюблялся и страдал вместе с ним — невозможно было забыть его обжигающий взгляд с экрана, а проникновенный монолог повторяли наизусть.

— Он умеет придать любой роли некий благородный духовный посыл, что очень важно в актерской работе, — писал об актере Т. Шарманов. — Асанали со сцены заставляет зрителя думать вместе с ним, затрагивая сокровенные уголки человеческой души, заставляет размышлять над вечными вопросами бытия. Его способность постичь истину, разглядеть главное в происходящих в жизни общества событиях, мастерски уловить и передать суть характера героя доставляет редкое интеллектуальное наслаждение. Завладев мыслями и чувствами зрителя с первых минут, он до закрытия занавеса держит его в напряжении. Самое удивительное, что публика, воодушевленная игрой актера, может несколько раз смотреть один и тот же спектакль, открывая каждый раз для себя что-то новое. В творчестве он всегда стремится быть на высоте, в нем качества настоящего мужчины и актера тесно сплетены, и, однажды попавший в сети его обаяния навсегда остается в них. Асанали тонко изображает многоликость человека, его слабые и сильные стороны. Раскрывая образ героя, выносит на суд зрителя противоречия человеческой души.

Подарив актеру талант, большой успех и признание, судьба словно пожадничала и в тот самый момент, когда жизнь казалась счастливой и беспечной, забрала у него одного за другим любящую и заботливую жену, прекрасных сыновей Мади и Саги.

— Лишь сцена смогла вернуть его к жизни в тяжелый момент утраты. Постигшее его горе болью отозвалось в сердцах всех близко знавших его, — вспоминает Т. Шарманов.

Друзья и близкие юбиляра отмечают, что он, несмотря на многочисленные награды, звания народного артиста и Героя Труда, огромную популярность и славу, абсолютно лишен тщеславия. Несмотря на сложные коллизии, он сумел сохранить в сердце любовь к жизни, к профессии, к людям. Он до сих пор играет в постановках классических произведений главные роли, не утратил активности в кино, участвует во многих проектах, разъезжая по свету. Романтика остается его путеводной звездой, ему всегда есть что сказать зрителю. И не только со сцены.

В своей книге «С любовью — ваш Ашимов» мэтр рассказал о простых и понятных принципах, по которым строил свою жизнь: «Первое правило. Человек должен найти свою нишу в основании здания, которое называется жизнь. Если он, как хороший кирпич, войдет плотно, без зазоров, значит, и здание его жизни будет вечным…

Второе правило. Человек должен активно созидать и искать что-то новое.

Третье правило. Не жить в долг, рассчитывать только на себя. Я в своей жизни занимал деньги всего лишь раз — когда покупал первую в жизни машину. Уж очень был велик соблазн — ездить на своей «Волге», потому и побежали с Майрой к Абдижамилу Нурпеисову.

Четвертое правило. Умейте смеяться и шутить, когда хочется плакать, обуздывать зависть, считать трудовую копейку, но не быть жадным.

Пятое правило. Если хочешь сказать многое — лучше помолчи».

Такова мудрость достойной жизни.

Подготовила Айгуль МАХМУДОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свежие комментарии

Архивы

Поиск по сайту

RSS Подпишитесь на «Знамя труда»