Расстрелянная вера

Боль, которую не забыть

В истории нашей страны немало трагических страниц. Независимость республики, демократизация общества, гласность позволяют сегодня открыть завесу неизвестного, узнать, кто есть кто, и воздать должное патриотам страны. 

В 30-е годы прошлого столетия в Казахстане по-явились лагеря ГУЛАГ — Степлаг, Карлаг, АЛЖИР, в которые было сослано около пяти миллионов человек со всего Советского Союза. Голод в годы коллективизации, политические репрессии 1937 — 1938 годов унесли жизни многих выдающихся политических, культурных и общественных деятелей.

С обретением независимости наша страна стала глубоко изучать историю Казахстана. Пересматривались исторические события, собирались документы, велся анализ, искали людей. По итогам работы издавались книги, публиковались статьи, велись научные исследования.

В некоторых источниках говорится, что в Казахстане репрессиям подверглись 103 тысячи человек, из которых 25 тысяч были расстреляны. В нашей области под сталинскую зачистку попали пять тысяч, а расстреляны 850 человек. Однако подтверждающих материалов недостаточно. Во время поиска информации мы сталкивались с разными цифрами. Это говорит о том, что данные по жертвам политических репрессий все еще неполные.

Родственники некогда объявленных врагами народа людей по сей день не знают, за что и когда они были осуждены, когда реабилитированы. Кровавая политика убила в людях веру в справедливость и надежду на светлое будущее. Семьи остались без своих кормильцев, а народы — без представителей интеллигенции и предводителей.

Лишь в 50-е годы прошлого столетия началась реабилитация безвинно наказанных людей, которые отбывали длительные сроки в лагерях или были расстреляны. На то, чтобы оправдать членов Коммунистической партии, восстановить их прежний статус, понадобилось еще 30 лет. Несмотря на то что их оправдал закон, партия долгое время была с этим не согласна. За первые три года были оправданы и восстановлены в правах 300 человек из нашей области.

Изучая документы из дела № 187 описи 75 фонда 282 Жамбылского областного архива, мы при-шли к выводу, что людей обвиняли по любому поводу. Их сажали в тюрьмы и расстреливали за то, что они открыто выражали свои мысли, совершали научные открытия, верили, мечтали. Для этого было достаточно одной лишь подписи любого сотрудника НКВД.

В первую очередь избавлялись от образованных людей. Все это порождало небывалый страх в обществе.

Обидно, что местные историки не берутся за конкретные научно-исследовательские работы. Именно поэтому нынешнее поколение не знает о тех, кто стал жертвами террора.

Неверно считать, что репрессии велись лишь в 1937 — 1938 годы. На этот период пришелся пик этой политической кампании. Например, известного поэта и композитора Иманжусипа Кутпанулы приговорили к расстрелу 20 марта 1931 года. Его обвинили в том, что он якобы принимал участие в восстании Созак-Сарысу. Однако подтверждений тому в деле нет.

Даже сейчас информацию о безвинно осужденных предоставляют только родственникам, а исследователей и историков не допускают к ней. Поэтому конкретных фактов, за что был осужден Иманжусип, мы привести не можем. Правда лишь то, что он был расстрелян на территории нашей области. Поэтому и реабилитировала его Жамбылская областная прокуратура.

В 30-е годы прошлого столетия в СССР было построено большое количество тюрем. Много судеб покалечили Степлаг, Карлаг, Алжир. Самым крупным и отличавшимся жестокостью режима был Карлаг. Территория этих лагерей граничила с нашей областью. Например, в местности Куарал Сарысуского района пасся тюремный скот.

Я несколько раз видел помещения, где содержались заключенные, знакомился с бывшими узниками, которые работали в хозяйствах районов Шет, Жана-Арка, Абай и Нура Карагандинской области. Однако в те годы они не могли открыто говорить о пережитом. Считавшая себя великой, империя для создания покорного государства не жалела даже детей, интеллигенцию уничтожала целыми семьями.

Власть не оставляла их в покое даже после Великой Отечественной войны. Так было и с известным академиком, экономистом, финансистом Туймебаем Ашимбаевым, который с 1973 года до конца своих дней возглавлял Академию наук Казахской ССР. Немногие знают, что он был осужден по статье 58 Уголовного кодекса РСФСР.

Уроженец Шуского района, он перед началом вой-ны поступил в Ленинградский финансовый институт, где был принят в ряды Коммунистической партии. В военные годы работал переводчиком в газете «На страже Родины». Старший лейтенант Т. Ашимбаев за отвагу на фронте был награжден орденом Красной Звезды и медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг.».

По доносу в 1945 году он был лишен званий и наград и осужден на шесть лет. Его обвинили в том, что он был против политики правительства, поддерживал и хвалил врагов народа, критиковал формирование колхозов в Казахстане.

Т. Ашимбаев отбывал наказание в Алтайском крае. После освобождения работал экономистом на топливной базе в городе Алма-Ате. Учебу, не оконченную в Ленинграде, продолжил в Казахском государственном университете имени Кирова. Постановлением Пленума Верховного суда СССР от 12 апреля 1957 года был полностью реабилитирован. С того момента он связал свою научную деятельность с Институтом экономики. Написал 17 монографий и 350 научных статей. Его труд «Экономика Казахстана на рыночном пути», написанный в 1994 году, помог в формировании экономики страны в первые годы независимости. Т. Ашимбаев никогда не отступал от своих убеждений. А то, что он говорил истину, доказала сама жизнь.

После революции 1917 года правительство совершало немало ошибок в деле восстановления народного хозяйства. Особенно в сельской местности допускались грубейшие ошибки в организации труда, вследствие которых люди голодали. Туймебай, выросший в селе, знал об этом не понаслышке. Чтобы выжить, его родственники были вынуждены переселиться в Кыргызстан. Т. Ашимбаев открыто заявлял, что в стране неправильно ведутся работы по созданию колхозов, что по этой причине гибнут миллионы людей.

Власти не видели своих ошибок, обвиняя сельских тружеников в гибели скота и простое хозяйств. Группу работников колхоза «Красная звезда» Жамбылского района осудили в 1952 году. Среди них была и Герой Социалистического Труда, член Президиума Верховного Совета Казахской ССР Дарига Жантокова, лишившаяся свободы на 15 лет. Три года она провела в Карлаге. Впоследствии была реабилитирована и восстановлена в звании. И таких примеров в нашей истории немало. В этом мы убедились во время изучения личных дел Ибрагима Керейбаева, Толебая Еримбетова, Садыка Ахметова, Абдуллы Асанова, Сапарбека Калдарбекова, Тастамбека Бегимбекова, Аяпа Ахметова, Жанузака Дузенова и других.

Ибрагим Керейбаев в те годы был директором совхоза «Майтобе» Мирзояновского района. Родившийся в селе Кызыл су Семипалатинской области, он в разные годы трудился в Жетысу и Восточном Казахстане. В 1933 году был назначен директором совхоза «Майтобе». За короткое время прибыль хозяйства увеличилась. Все планы выполнялись.

Несмотря на это, И. Керейбаев был взят под стражу. Его исключили из партии за то, что он скрыл, что его отец был волостным. В своей объяснительной он писал, что когда его отец был волостным, ему было всего 15 лет, а после установления Советской власти они числились в бедных крестьянах. Его слова партию не убедили, он был осужден на 10 лет за саботаж.

Еще один наш земляк Толембай Еримбетов был взят под стражу сотрудниками НКВД во время работы заместителем начальника земельного отдела Чуйского района. На заседании бюро райкома партии глава местной службы НКВД представил следующую информацию о нем: «Еримбетов, являясь членом правления районного потребительского союза, развалил работу и растранжирил 10000 рублей. После этого враг народа Курамысов направил его в колхоз «Гуляев». Там, занимаясь самоуправством, он убил работника колхоза и по приказу Курамысова развалил колхоз. Он также вместе с Курамысовым и другими обокрал артель «Авангард». Организовал группу против революции. Чувствуя, что дела его плохи, предвидел и свой арест».

В одной из справок НКВД его также обвиняли в разжигании межнациональной розни. В частности, говорилось, что «в составе националистической группы они тайком собирались в доме у А. Мамбетаева и обсуждали инструкцию фашиста-нациста Джантелеуова по организации развала колхозов».

И это было не единственное обвинение. Есть некоторые сведения из обвинительного заключения дела № 11384 о нацистской организации против Советской власти по Алма-Атинской области, подготовленные младшим лейтенантом государственной безопасности начальником НКВД Чуйского района Дутовым. В те годы район входил в состав Алма-Атинской области. В донесении он пишет, что «разоблачил филиал нацистской организации, созданной Оразом Джандосовым. Главной задачей организации является развал Советской власти и создание независимого Казахского буржуазно-демократического государства. Для реализации идеи Кожанова и Джандосова Еримбетов, являясь активным членом группировки, выступал в защиту Сакыпкерея Курамысова. Кроме того, являясь председателем колхоза «Семиозек», он готовил кад-ры для совершения теракта». В заключение написано, что Толебай в ходе следствия свою вину полностью признал. В материалах дела также имеется копия акта от 11 ноября 1937 года о расстреле Т. Еримбетова.

Похожая участь постигла и Тастамбека Бегимбекова, который был председателем колхоза «Ерназар» Дулатского сельского Совета Чуйского района. Его обвинили в неурожайности 35 гектаров кунжутных и 80 гектаров зерновых полей. Для ужесточения наказания ему также «пришили» недовольство созданием колхозов во время весенних полевых работ, которые вызвали негодование народа.

Председателя колхоза «Семиозек» Жанузака Дузенова также обвинили в развале колхоза. «Вызвал разногласие среди работников колхоза, выделив дрова для бездомных, а также людей, живших в землянках», — пишется в архивных материалах. В 1937 году его осудили на 10 лет. Однако по неизвестным причинам дело было пересмотрено, и его реабилитировали. Об этом свидетельствует справка НКВД об освобождении из Севураллага от 19 апреля 1939 года.

Во время пересмотра дела также говорилось о том, что «он был в числе 27 участников группы нацистов Курамысова и Жанаева. Во время драки казахов с русскими у колхозника русской национальности были выбиты четыре зуба». В материалах дела говорится о том, что Жанузак не был разжигателем межнациональной розни, а попал под влияние Сакыпкерея Курамысова.

В каких направлениях Советская власть вела репрессии, доподлинно неизвестно. В архивных материалах указываются слова «против Советской власти», «фашист-нацист», «повстанец», «против создания колхоза», «террорист», «вредитель, злоумышленник», «шпион», «троцкист».

Следует отметить, что все дела велись сотрудниками НКВД, среди которых практически не было представителей коренного населения. Даже если они и были, то очень мало. Некому было встать на защиту интеллигенции. Тогдашние власти творили все, что им заблагорассудится. Это был настоящий геноцид.

Несмотря на то что с того момента прошло более 70 лет, эти факты все еще болезненны для нашего народа. Это большая и серьезная утрата. Интересно, знакомы ли родные незаконно осужденных с материалами их личных дел? Если да, то что они испытали? Я не скрываю, что пишу этот материал для того, чтобы они знали, кем были их предки и за что их судили. Однако что пережили семьи этих людей? Неизвестно.

Например, как сложилась жизнь дочерей Абдикадыра Бижанова Патимы и Нагимы, чью судьбу решила тройка НКВД Южно-Казахстанской области?

Трудовую деятельность он начинал в тресте по заготовке саксаула, принимал участие в строительстве канала в Пахтаарале, там же был принят в партию. Потом заведовал магазином, работал в проф-союзе. После окончания Кызылординской партшколы получил назначение в райком Таласского района. Там же был арестован. Лишь 21 мая 1959 года Жамбылский областной суд его полностью реабилитировал.

Аяп Ахметов из Сарысуского района, возглавлявший колхозы «Кулымбетов» и «Ежов», был приговорен к расстрелу за членство в антиреволюционной организации.

Кошен Исабеков, который заведовал отделом здравоохранения Сарысуского района, был обвинен за связь с близким соратником Сакена Сейфуллина Жанайдаром Садуакасовым. Якобы он по приказу алашординца Байсеита Адилова убивал бедных. Решением тройки НКВД он приговорен к расстрелу. У него осталась трехлетняя дочь Вазипа (или Уазипа). Как сложилась ее судьба?..

Красная империя принесла много невзгод в Великую степь. Целью было завладеть этими бескрайними просторами. А для этого нужно было уничтожить интеллигенцию, которая вставала на защиту народа.

Сегодня это уже история. Наша с вами история, из которой мы должны извлекать уроки.

Макулбек РЫСДАУЛЕТ

You must be logged in to post a comment Login

Свежие комментарии

Архивы

Поиск по сайту

RSS Подпишитесь на «Знамя труда»