Селу нужна реальная поддержка

Жигули Дайрабаев, председатель Жамбылского областного филиала Союза фермеров

Правила рынка для всех должны быть едиными

Намедни в редакцию заглянул давний друг газеты «Знамя труда» Жигули Дайрабаев, закоренелый сельхозник, бывший депутат Верховного Совета Казахской ССР, ныне председатель Жамбылского областного филиала Союза фермеров Казахстана. Естественно, мы не преминули вспомнить о былом, спросить, чем живет он сегодня. 

— Уважаемый Жигули Мол-дакалыкович, давайте вернемся в наше детство…

— Я родился 29 октября 1954 года…

— То есть через несколько дней Вы уже пенсионер?!

— Да, время бежит быстро. Еще вчера бегал в школу, а теперь вот на пенсию собрался. А в душе все тот же юноша, студент, начинающий специалист. Родился я в ауле Жалпаксаз, про него в романе Чингиза Айтматова «Плаха» рассказано. 80 — 100 дворов. Это в бывшем Луговском, а теперь Рыскуловском районе. Здесь была начальная школа, всего четыре класса. Потом ходили в среднюю школу в Каменке за четыре километра. Даже дороги не было в ту пору. Ее построили лишь в 1967 году, и то благодаря моей маме Балхие, которой сейчас уже 94 года. Тогда она была знатной звеньевой, выращивала богатые урожаи сахарной свеклы. И первый секретарь ЦК Компартии Казахстана незабвенный Динмухаммед Конаев решил встретиться с ней, а дороги в аул нет. Вот тогда дорогу и построили.

— Кем мечтали стать?

— Учителем истории. Но судьба распорядилась по-своему, и я стал ученым агрономом. После окончания школы сразу поступить в институт не получилось, поэтому остался работать в колхозе, был помощником чабана, шофером. Дослужился до должности председателя сельского Совета. А осенью 1985 года меня избрали секретарем парткома овцесовхоза «Алгабас».

Тем временем первым секретарем райкома партии был избран ныне покойный Турсынхан Мусралиев, который вскоре провел собрание актива. Понятно, что многие хотят показать себя новому руководителю района с лучшей стороны, поэтому выступавшие на том собрании не скупились на хвалебные слова. И тут Турсынхан Бейсебаевич спросил: «Кто из «Алгабаса»?» Я поднялся с места и представился. «Ну-ка расскажи, как вы там работаете?» — задал он вопрос.

— Работаем хорошо, — ответил я. (И в самом деле, хозяйство тогда было крепкое. До 90 тысяч овец, около трех тысяч голов крупного рогатого скота…) — Но можно улучшить.

— Что для этого нужно?

— Нужно укрепить дисциплину. Работать с коммунистами, поднять авторитет партии. А сейчас работа в этом направлении проводится шаблонно. Из райкома нам спускают директиву: в партию то нужно принять женщину, то чабана, то механизатора. Уберите такие критерии отбора, тогда партия пополнится действительно убежденными людьми. В партию нужно принимать образованных, мыслящих людей. Создавать условия молодым для роста.

Похоже, мои слова понравились первому, потому что через некоторое время он пригласил меня и предложил пойти председателем в соседний колхоз имени Жамбыла.

— Ты знаешь, что колхоз находится в упадке, — сказал Мусралиев. — Погряз в долгах, кадры не задерживаются. Как смотришь, если я тебя рекомендую на должность председателя в этот колхоз?

Конечно, было стремление расти по карьерной лестнице.

— Турсынхан Бейсебаевич, если доверите такое дело, приложу все знания и опыт, — ответил я.

Так вскоре я возглавил колхоз имени Жамбыла. Действительно, положение здесь было аховое. Только долгов было 11-12 миллионов рублей. Мы же сейчас все измеряем в долларах. Значит, долги тянули на 11-12 миллионов долларов. Сплошные приписки, мертвые души. За первые полгода работы выявил таких около 200!

Что долго рассказывать? Через три года наше хозяйство завоевало переходящее Красное Знамя ЦК Компартии Казахстана и Совета Министров Казахской ССР! Поголовье овец довели до 60 тысяч. За восемь лет работы в колхозе имени Жамбыла построили 180 объектов!

— Затем Вы были депутатом Парламента Казахстана?

— Немного не так. Я стал депутатом Верховного Совета Казахской ССР в конце 1990 года, заодно продолжал работать председателем колхоза. Тогда Парламент был полупрофессиональным. Из 365 депутатов только 90 были освобожденными. А остальные на сессии приезжали два раза в год: весной на два месяца и осенью на два месяца.

— Значит, Вы были депутатом в самое горячее время — Декларация о государственном суверенитете, развал Советского Союза, небывалый кризис…

— Да, мне довелось участвовать в принятии Декларации о независимости, в выборах Президента Казахской ССР. Если помните, впервые Президента выбирал Верховный Совет. До сих пор помню горячие, страстные дебаты по поводу независимости. Были среди нас и такие депутаты, которые издевательски спрашивали: и от кого вы хотите быть независимыми? Я выступил сто двадцать пятым и ставил вопрос о названии нашего молодого государства. Предлагал назвать Казахской Республикой, отказавшись от приставки «стан». Но большинство решило иначе.

Мне посчастливилось работать рядом с такими личностями, как Каратай Турысов, Кыдырбек Балгабекулы, Шерхан Муртаза, Шахмардан Есенов, Сауык Такежанов, Сагадат Нурмагамбетов, Абиш Кекильбаев, Омирбек Байгелди…

Меня в ту пору поразила работоспособность нашего Главы государства Нурсултана Назарбаева. Мы государство строили чуть ли не с нуля. Было много вопросов, с которыми общество сталкивалось впервые. Естественно, они вызывали жаркие дебаты в Парламенте. И когда все входили в ступор, Елбасы приходил и убеждал депутатов в правильности того или иного решения. А жизнь тогда заставляла порой экстренно принимать законы и решения. Политическая прозорливость Президента, его ораторские качества, умение вести людей за собой позволили за короткий срок вывести Казахстан из глубочайшего кризиса. А ведь тогда решалась судьба страны! Вспомните, как компания «Шеврон» пришла к нам? Многие депутаты, в том числе и я, были против, чтобы эта компания работала у нас. Зачем нам американцы, мы и сами с усами, твердили мы. Свои недра будем сами осваивать. Но Нуреке возразил нам: мы молодое государство, только на ноги становимся. В казне пусто. Семнадцать миллионов казахстанцев с надеждой смотрят на нас, что мы сможем вывести страну из кризиса. Мы должны сделать это, но как? Денег нет, экономические связи со странами бывшего Союза порваны, все заняты своими проблемами. Поэтому без иностранных инвестиций нам не под силу самим вытянуть экономику. История убедила, насколько он был прав в тот критический момент. Не знаю, боюсь представить, что стало бы с молодой республикой, если бы не дальновидность Президента Нурсултана Назарбаева. А ведь и он рисковал.

— Вот Вы с гордостью вспоминали, как поднимали колхоз имени Жамбыла. И Вы же в качестве депутата принимали решение о реформировании колхозов и совхозов. На Ваших глазах затем произошел упадок сельского хозяйства. Душа не болит?

— Болит. Еще как болит! В Парламенте тогда нас было 27 председателей колхозов и директоров сов-хозов. И все как один были против такого решения. Да, надо раздать людям паи, но нужно сохранить коллективные хозяйства, требовали мы. Колхозы и так являются коллективными хозяйствами на базе частной собственности. Давайте преобразуем совхозы в колхозы. Однако некоторые ученые в ответ обвинили нас в том, что мы больше думаем о том, чтобы сохранить портфели и не хотим расставаться с креслом руководителя. Время показало, что мы были правы. Вон возьмите Беларусь! Там сохранили колхозы, которые сейчас прекрасно работают. И мы ведь пришли к тому, что нужно мелкие частные крестьянские хозяйства кооперировать и создавать крупные хозяйства. Сколько времени потеряли!

— На больших собраниях, в приватных беседах руководители крестьянских хозяйств жалуются на недоступность кредитов, хотя в стране много всяких фондов и банков второго уровня. Недавно Президент предложил создать Агробанк. Вы как опытный аграрий что можете сказать по этому поводу?

— Мы этот вопрос ставим уже не первый год. Ведь есть опыт работы такого финансового института. Это не ностальгия по прошлому. Мы должны научиться пользоваться хорошим опытом прошлого. Не все плохо было в советское время. Тот же Агробанк, с которым я вопрос по кредиту мог решить одним телефонным звонком. В течение одного дня деньги переводились на счет колхоза. А сейчас как? Одни мытарства. И проценты заоблачные. Аппетиты у финансовых институтов страшные. Мне как-то пришлось взять кредит в одном из банков. Деньги нужны были позарез. Поэтому я согласился на 25 процентов годовых. А когда погасил кредит и посчитал, вышло, что с меня содрали все 75 процентов. Я все высказал банкиру!

Я далек от мысли, что в сельском хозяйстве все плохо. Есть серьезные подвижки. Но хочется, чтобы было еще лучше. Мой опыт позволяет мне вносить кое-какие предложения, которые позволили бы принимать верные решения.

С другой стороны, я как человек, всю жизнь посвятивший сельскому хозяйству, вижу, что по отношению к отрасли допускается социальная несправедливость. Откройте сайт «Фермерское движение», и вы увидите, чем озабочены крестьяне. В чем несправедливость? Возьмите пшеницу. Цена на нее не превышает 40 тенге за килограмм, в то время как цены на горюче-смазочные материалы растут как грибы после дождя. Что, в стране некому остановить эту вакханалию? Или поставщики горючего живут в другом государстве? А теперь представьте, что хлеб подорожает на пять тенге! Что тут начнется?! И вся исполнительная власть будет озабочена только этим вопросом.

Вы знаете, что в селе не хватает специалистов низшего звена — механизаторов, шоферов, слесарей, токарей, электриков, некому ухаживать за скотом. А почему? Зарплата низкая. А почему зарплата низкая? Цены на сельхозпродукты низкие. Все взаимосвязано. А молодежи хочется много зарабатывать, достойно одеваться, хорошо питаться…

Как-то мне довелось побывать в Египте. И знаете, сколько там стоит хлеб? Два доллара! Нашими деньгами — 700 тенге! Вот где уважение к хлеборобу и его труду! Правила рынка должны быть для всех одинаковыми. Вон министр энергетики заявил, что цена бензина будет 160 тенге. Хорошо! Но почему молчит министр сельского хозяйства? Почему он не заявит, что хлеб будет стоить 500 тенге? Пусть отпустят цену на мясо. И тогда общество поймет, как людям работается на селе.

— О чем мечтаете?

— Если бы Нурсултан Абишевич пригласил меня на прием и сказал: Жигули, ты был молодым хозяйственником, молодым депутатом, многого не понимал. Теперь ты набрался социального опыта, прошел хорошую жизненную школу. Не бросил село, не уехал в город. Расскажи, какие проблемы сельчан нужно решить в первую очередь и каким образом. Я бы ему все подробно доложил, без утайки. Зная его как человека мудрого, болеющего за судьбу своего народа, думаю, верю, он бы принял хорошее решение.

— Ваши дети читают книги?

— Не только дети, у меня трое сыновей, но и внуки, что постарше. Мы с супругой Улбике воспитываем семерых внуков. В основном читают книги на исторические темы. Я их приучил жить по правилу Ахмета Байтурсынова, который сказал: «Чтобы стать образованным — нужно учиться, чтобы стать богатым — нужна специальность, чтобы стать сильным — нужно единство». Сто лет прошло, а эти слова не потеряли актуальности.

— Вы, говорят, страстный болельщик футбольного клуба «Тараз», не пропускаете ни одного матча в Таразе.

— В молодости тоже был заядлым футболистом. Тогда существовал областной турнир по футболу «Золотой колос». Команда нашего колхоза «Урожай» занимала призовые места, однажды становилась чемпионом. Главными соперниками были футболисты из команды «Далакайнар» Шуского района. Люблю телетрансляции футбольных, хоккейных матчей. Грех не болеть за родной «Тараз». Беру с собой внуков, когда они свободны от учебы.

— Спасибо за интересный рассказ, Жигули Молдакалыкович, будьте здоровы, и пусть сыновья и внуки радуют Вас своими успехами.

Бекет МОМЫНКУЛ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свежие комментарии

Архивы

Поиск по сайту

RSS Подпишитесь на «Знамя труда»