Системные решения

800x450_nacbank_1440060885_9465-fbpost

Последовательность действий обеспечит стабильность

Казахстан переживает сложные времена. Сегодня бюджет пополняется в основном за счет нефтяной, горнорудной и аграрной промышленности и продаж зерна. Инфляционное таргетирование в первую очередь помогает снижать издержки в этих базовых отраслях. Ситуация на рынке меняется, и теперь население ждет от Правительства реформ, которые позволят создать обещанную новую экономику. 

В Казахстане, России и других странах считают долларизацию экономики большой проблемой. В Казахстане даже в самые лучшие времена экономика была наполовину долларизирована, поэтому в стране не прекращаются разговоры об уходе от такой зависимости. Но это дело не одного дня: необходимо вносить соответствующие изменения в законодательство, повышать финансовую грамотность населения, нарабатывать новую деловую практику и главное — развивать реальное производство (продуктов питания, одежды, техники, возобновляемой энергетики), а не делать ставку только на добывающую промышленность.

Мы очень долго были связаны с таргетированием обменного курса. Самого понимания, что экономика очень тесно связана со стоимостью денег, которая зависит от текущего макроэкономического состояния, было недостаточно. Сейчас идет адаптация к состоянию свободного плавания национальной валюты, создаются прецеденты, происходит приближение на основе спроса и предложения к определению равновесного курса тенге.

По словам председателя Национального Банка РК Кайрата Келимбетова, решение о переходе к инфляционному таргетированию было принято в конце 2013 года. Но ситуацию осложнили серьезные гео-
экономические и геополитические события: боевые действия на Украине, затем к концу прошлого года цены на нефть упали в два раза, хотя среднегодовая цена осталась тогда на уровне 90 долларов за баррель. Но российский рубль серьезно обесценился — с 40 до 80 за доллар. Тогда Казахстан, находящийся в Таможенном союзе с Российской Федерацией, вынужден был осуществить валютную корректировку, которая сгладила разницу в конкурентоспособности с российскими производителями.

— Ослабление валюты — это не панацея от всех экономических проблем, — говорит Кайрат Келимбетов в интервью газете «Панорама». — И бессмысленно было делать просто еще одну девальвацию и повторять потом каждый раз. Механизм девальвации себя исчерпал, в том числе потому, что турбулентность очень высока. В данный момент мы должны понимать, что у нас сейчас период турбулентности, и никто не может обещать чего-то в плане цифр. Важен сам процесс, он должен быть максимально прозрачен в плане того, как происходит образование курса.

Весь этот месяц мы сталкиваемся с волатильностью, вначале произошел overshoot, когда тенге обесценился со 188 до 257 за доллар, потом налоговая неделя и укрепление, затем определенная стабилизация. Последние дни — это больше спекулятивные игры, которые мы решили пресечь. Есть два-три игрока, которые манипулируют рынком. Сейчас разбираемся. До окончания разбирательства мы в первый раз вышли с интервенциями. Любые интервенции с этого момента по итогам дня будут официально оглашаться.

По озвученной главой Нацбанка информации, государственный бюджет Казахстана планируется из расчета цены нефти 40 долларов за баррель, налоговое администрирование усиливается с сокращением неэффективных расходов, Правительство отказывается от привлечения дополнительных средств из Нацфонда. Внешних заимствований больше не будет, хотя уровень внешнего долга достаточно низок. Дефицит бюджета прогнозируется на уровне одного процента к 2018 году. Несмотря на то что в Нацфонде Казахстана насчитывается около 70 миллиардов долларов, Нацбанк сглаживать все колебания курса тенге и противостоять тренду не планирует. Глава ключевого финансового ведомства считает правильным осуществить переход к более сбалансированной фискальной и денежно-кредитной политике.

И все-таки казахстанцы ждут конкретных действий. К. Келимбетов обещает, что будут созданы новые инструменты кредитования экономики. Это важно, потому что банки ушли с рынка внешних заимствований и ориентируются на депозиты населения, которые на 70 процентов в долларах.

— Мы выстраиваем новую систему: с одной стороны, это предоставление ликвидности, с другой — основа для долгосрочного кредитования. Ликвидность будет предоставляться банкам стабильно и будет со временем недорогой, а Нацбанк через базовую ставку будет определять стоимость денег в экономике, — говорит он.

Что касается прогнозов инфляции в среднесрочной перспективе, то пока она определяется Нацбанком и Правительством на уровне шести — восьми процентов.

— Для того чтобы быть последовательным, нужно четко понимать, что мы сегодня переходим из одного состояния денежно-кредитной и экономической политики в целом в другое, — подчеркивает К. Келимбетов. — Это подразумевает болезненные структурные реформы, которые позволят пройти через внешние и внутренние факторы для того, чтобы все работало так, как нужно: экономика была дедолларизирована, кредиты были доступными и недорогими, малый и средний бизнес развивался, а инфляция была низкой. Это достигается проведением реформ, это как поэтапное лечение организма, когда в каждом периоде болезни нужны свои лекарства. С экономикой то же самое. Сегодня мы стабилизируем ситуацию на валютном рынке и со ставками на денежном рынке. Это первостепенная задача для того, чтобы достичь стабилизации и снизить инфляцию. Следующим приоритетом является вопрос предоставления ликвидности. Затем мы вернемся к неотложности дедолларизации. Невозможно сразу решить все накопленные проблемы. Нужна последовательность.

Подготовила Алёна ШЕВЧУК

You must be logged in to post a comment Login

Свежие комментарии

Архивы

Поиск по сайту

RSS Подпишитесь на «Знамя труда»