Судьба как отражение истории

Жапар Туйебеков

Эпоха глобальных перемен воспитывает настоящих героев

«Поздно мне судьба подарила спокойствие», — так на пороге XXI века вспоминал о своей жизни Жапар Туйебеков. Все потому, что сам испытал все тяготы, что выпали на долю казахского народа в начале XX века. Его биография — это биография страны.

 

Прощай, детство!

Шел 1919 год. На берегу реки Чу, недалеко от села Ново-Троицкое, в семье кочевых казахов родился мальчик, назвали его Жапар. Здесь были летние пастбища. Будь они в другом месте, его родина была бы там. Такова жизнь казахов в начале XX века. Бесконечные кочевки и переезды.

Время шло. Началась коллективизация. Однажды в аул, где жила семья Жапара, пришла милиция, и наступил конец прежней жизни.

— Моя дорогая мама стала одной из первых жертв голощекинских реформ. Во время весенней посевной кампании она сильно заболела. Решили везти ее в аул Естемес. Я ехал рядом на верблюде, приглядывал за ней. Я плакал и молился, чтобы она выздоровела. Увы, молитвы не были услышаны. Мама умерла в дороге, — вспоминал Жапар-ага.

К началу коллективизации у отца Жапара было 150 овец и семь лошадей. Активисты работали с таким энтузиазмом, что не оставили ничего, даже юрту разобрали на нужды колхоза. А затем в 1932 году начался голод. Кто-то из родни умер, другие бежали в Кыргызстан.

— В семье было шесть человек. Продуктов не было. Чтобы спастись, резали подстилку из овечьей шкуры и варили из нее бульон. Мои младшие братья умерли от голода. Сноха так исхудала, что превратилась в живого мертвеца, — вспоминал он.

Зимой умер отец. Копать могилу и хоронить отца пришлось десятилетнему Жапару. «Так я распрощался с детством», — скажет он потом.

Весной подоспела продуктовая помощь. Народный герой Турар Рыскулов постарался. К тому моменту голод скосил половину аула. Семья Жапара вошла в колхоз «Равенство». А сам мальчик пошел в местную школу — в десять лет в первый класс.

Постепенно жизнь вошла в непривычное для казахов стабильное русло. Учеба совмещалась с ежедневной работой в поле. Окончив шесть классов, Жапар поступил в педучилище в Алма-Ате. Он мечтал служить знаниям и стать педагогом. Но не тут-то было. За полгода до окончания учебы пришла повестка из военкомата.

 

Под градом пуль

«Никто не верит, что за те семь лет, что я провел с автоматом в руках, я ни разу не думал о смерти. Но это правда, несмотря на то что я множество раз был под градом пуль. «Риск — друг мужчины» — с этой мыслью я зажмуривал глаза и шел в бой», — так писал в своих военных воспоминаниях уже пожилой Жапар Туйебеков.

…19 июня 1941 года по военной тревоге часть, где служил Туйебеков, направили на запад. 22 июня их состав попал под авиаобстрел под Шауляем. Так Жапар с сослуживцами узнали о нападении фашистов на СССР. Командир приказал покинуть горящий поезд и скрыться в лесу.

Жапару, как самому активному, командир дал задание найти точки, откуда ведется огонь. С ним отправил двух солдат.

— По вечерам в Прибалтике жутко холодно. Я дал задание одному солдату принести шинели из поезда. Ждали полтора часа. Не пришел. Отправил второго. И он пропал. А вокруг взрывы и стрельба… Вернуться обратно без результата и без солдат не мог. Наступила ночь. «Будь что будет», — решил я и отправился к месту дислокации вражеских войск… Когда вернулся обратно, то части на месте уже не было, — рассказывал он.

Чудом Жапару удалось наткнуться на советского лейтенанта. Он рассказал, как попасть в ближайший населенный пункт — город Шауляй. 40 километров прошел он пешком, добрался до комендатуры. Сослуживцы оказались там.

— Высказал им всю обиду. Они объяснили, что был дан приказ срочно покинуть место дислокации, времени ждать не было, — вспоминал Жапар-ага.

Потянулись месяцы бесконечных боев. За это время смерть несколько раз проходила рядом с нашим героем. Однажды в сосну, за которой он спрятался, попал пушечный снаряд. Жапар отделался ушибом. В другой раз снаряд взорвался совсем близко, спасла только каска.

В 1943 году Жапару Туйебекову предложили поехать на учебу в школу разведчиков в Новосибирске. По ее окончании Жапара отправляют на 2-й Украинский фронт.

В мае 1945 года война закончилась, но не для тех, кто служил на Украине. Местные националисты-партизаны не давали покоя. Вернуться из этого пекла удалось только на следующий год.

 

Любовь вытесняет войну

Он мечтал, что после демобилизации восстановится на учебе или пойдет работать и в этой будничной суете поскорее забудет об ужасах войны.

В Алма-Ате первый секретарь ЦК комсомола Казахстана Амир Канапин предложил стать его помощником. Жизнь наладилась — работа, учеба, дом.

Однажды двоюродная сестра Назым заговорила о фотографии Жапара, сделанной перед уходом в армию.

— Девушка, которая приходила вчера, взглянув на эту фотографию, сказала: «Какой красивый парень».

— Так приведи ее, посмотрю — ответил он.

Привлекательная, стройная, длинноволосая девушка Амина так пришлась по душе Жапару, что они стали все свободное время проводить вместе. На лето она уехала к родственникам в Михайловку.

— Все это время я не находил себе места, не мог ни есть, ни спать. Тогда решил попросить у начальства отправить меня в командировку в Джамбулскую область, — делился эмоциями Жапар-ага.

В Михайловке как только молодой человек увидел свою возлюбленную, то сразу предложил ей руку и сердце. Она ответила согласием.

— А как же обычаи? Что, бесплатно заберешь? — спросила сноха.

— Я растерялся. Что отдавать? При мне ничего не было, — с улыбкой вспоминал Жапар-ага.

— Что дашь за девушку? — не унималась сноха.

На фронте с немецкого офицера в качестве трофея Жапар снял серебряные часы. Это была память о войне. Их и отдал.

 

Во благо родного края

Фронтовые тяготы, напряженная работа и учеба в Алма-Ате не прошли бесследно для здоровья Жапара. Врачи сделали вывод — оставаться в городе нельзя. Направили в Джамбул.

После нескольких перестановок судьба вернула Жапара Туйебекова в родные края. Теперь уже в качестве первого секретаря Чуйского райкома партии.

К 60-му году с одного гектара здесь собирали всего 6,7 центнера зерна. Для такого богатого края мизерный результат. Это сильно встревожило молодого руководителя.

— С тех пор нашей задачей стало строго следить за порядком. Я сбился со счета, сколько людей принимал в день. В основном это были простые рабочие со своими проблемами. Я лично проверял ход работ, — рассказывал он. — Работа по принципу «Сказано — делай» стала давать свои плоды.

Зимы в Чу довольно суровые, чабаны зимовали в старых лачугах с низкими потолками, которые продували даже небольшие ветра. Когда зимой 1964 года одна молодая женщина родила на такой зимовке, Жапар Туйебеков был неподалеку. Увидев, в каких чудовищных условиях растут дети, он решил, что так дальше продолжаться не может. Срочно созвал совещание.

— Вы все живете в комфортных домах, в то время как чабаны живут в нечеловеческих условиях, как жили лет 50 назад. Хотя всем, что имеется у вас, вы обязаны им, — обратился он к присутствовавшим секретарям парткомов и председателям колхозов.

На этом собрании было принято решение за два года построить для животноводов современные дома. В 1967 году все чабаны уже переехали в новые жилища. Такого в нашей республике еще не было. Информацию об этом беспрецедентном событии напечатали на первой странице «Казахстанской правды».

Не менее внимательно Жапар Туйебеков следил за делами на полях. Чтобы осмотреть посевы сверху, обращался за помощью к летчикам. Однажды оказалось, что поля были плохо засеяны. Тогда он позвонил председателю колхоза «Бельбасар» Оналбаю Амирбекову.

— Завтра утром приеду к вам. Возьми с собой бригадира, главного агронома, бригадира трактористов. Захватите мешок ячменя и два пустых мешка, — поручил он.

На следующий день первый секретарь райкома показал ответственным за участок руководителям все «лысины» на поле, вручил им мешки и велел вручную обработать пустые участки и посеять семена. В ту осень было собрано шесть миллионов пудов ячменя.

Постепенно экономика района стала налаживаться. У людей появился достаток. Например, в 1969 году зерновыми было засеяно 120 тысяч гектаров, собрано 6,5 миллиона пудов зерна. Количество овец выросло до 512 тысяч голов, поголовье крупного рогатого скота — до 27 тысяч голов. В 1971 году показатели района были настолько высоки, что Чуйский район завоевал областное переходящее Красное Знамя.

Количество домов выросло до 335, 177 из них были построены колхозом. В 625 домов чабанов подавалось электричество с помощью двигателя ЗИД. Необычное применение этого мотора, кстати, также стало настоящим новшеством в республике. Благодаря появившемуся электричеству скотоводы могли смотреть телевизор и слушать радио.

Накануне 50-летия Октябрьской революции сахарный завод был оснащен современным оборудованием из Чехословакии. Запущен железобетонный комбинат. В районе начались масштабные стройки, села привели в порядок, начали асфальтировать улицы.

За достижения в социально-экономическом развитии Чуйского района Жапар Туйебеков был награжден орденами Ленина и Трудового Красного Знамени.

Темирлан КУСПАЕВ

You must be logged in to post a comment Login

Свежие комментарии

Архивы

Поиск по сайту