Территория вдохновения

Картины Леонида Брюммера неизменно вызывают интерес у посетителей музея

Он оставил в наследство более тысячи картин

Наш земляк, известный художник Леонид Брюммер вспоминал, что волнение и смущение охватило его, когда профессор Петроградской академии художеств
Н. Дубовской рассматривал его первые произведения. Он готов был выслушать от мэтра все что угодно, но только не то, что услышал: «Ни я, ни академия ничего не сможем Вам дать. У Вас, молодой человек, редкий глаз, отличное чувство красок и колорита. Осталось Вам только налечь на рисунок, дело это наживное…» 

Сегодня все желающие смогут познакомиться с творчеством Л. Брюммера: в пять часов вечера в областном историко-краеведческом музее состоится вечер памяти, посвященный 125-летию со дня рождения известного художника-пейзажиста.

Родился Л. Брюммер в Херсоне, в семье обрусевшего немца Владимира фон Брюммера и француженки Марии Гутьер. В детстве любил много рисовать, ходил на этюды к Днепру.

Обучаясь в мужской гимназии, брал уроки живописи и рисунка у художников, преподавателей Херсонской учительской семинарии A. Иконникова и гимназии И. Феглера.

В 1910 году Леонид поступает в класс натюрморта Киевского художественного училища. Старший преподаватель Ф. Кречевский разглядел в нем своеобразный талант и рекомендовал продолжить образование в Петроградской академии художеств. Брюммер отправился постигать университеты, захватив с собой несколько студенческих работ.

Полгода он посещал Эрмитаж. Полотна Веласкеса, Рубенса, Рембрандта завораживали его, он долго и неотрывно смотрел на гениальные творения чародеев кисти, восхищаясь глубиной их чувств и мыслей, отточенным мастерством. А потом, не имея средств на учебу, возвратился в Киев.

Он много работает, преподает в Киевском художественном училище, становится членом и секретарем Киевского товарищества художников, участвует в различных выставках.

Годы жизни в Ялте, Орле, Нальчике находят отражение на его полотнах: величественные, покрытые вечными снегами горы Кавказа с бурными потоками быстрых рек и проросшими зеленью склонами ущелий, утонувшие в зелени сады.

В 1941 году Брюммер, немец по происхождению, был депортирован в Павлодарскую область Казахской ССР. С 1943 по 1945 год работал художником в совхозе «Джел-Кудук». Его очаровали неповторимые пейзажи казахской степи с пестрым ковром цветов, образы степняков. В этот период он создает целую галерею портретов, героями которых становятся механизаторы, плотники, рыбаки, дети. В его пейзажах, написанных на кусках картона, обложках книг, фотобумаге, почтовых открытках, клеенке, фанере, краски природы передаются с присущей мастеру тонкостью восприятия цвета.

Уже на склоне лет, в 1955 году, художник приезжает в Джамбул, пишет плакаты на жести в одном из предприятий. И в октябре 1956 года, вновь решает принять участие в областной художественной выставке. У него словно открылось второе дыхание: Л. Брюммер становится во главе студии самодеятельных художников, много пишет, участвует в художественных выставках в городах Казахстана. На его полотнах «Площадь в Джамбуле», «Пробуждение», «Ранняя весна» мы узнаем уголки родного города и впервые замечаем, как они красивы.

Леонид Владимирович Брюммер передал в дар областному историко-краеведческому музею более тысячи картин, библиотеку, включавшую уникальные каталоги художественных выставок, альбомы, письма. Сегодня его произведения украшают Херсонский областной художественный музей, Национальный музей истории Украины в Киеве, алматинские и Жамбылский историко-краеведческие музеи, частные коллекции.

В 1996 году активисты общества немцев на стене дома № 23 микрорайона Акбулак, где проживал последние годы Л. Брюммер, установили памятную доску в знак благодарности и почитания его таланта, правда, со временем она исчезла и вновь была воссоздана лишь в 2013 году при поддержке Генерального консульства Германии в Казахстане.

А художественный музей Леонида Брюммера, торжественно открытый к 2000-летию Тараза при поддержке Посольства ФРГ в Казахстане, вместил более тысячи картин художника, обретшего свое имя.

В последние годы картины Л. Брюммера экспонировались на Международной конференции в штаб-квартире ЮНЕСКО в Париже, в музеях Костаная и Алматы.

Художник будет жив, пока живут его картины. Мы приглашаем всех желающих посетить музей мастера и полюбоваться его произведениями искусства.

Александр ГИБНЕР,
президент общества немцев Жамбылской области

Фото Виктора БАРБАША

Комментарии: 2 к статье Территория вдохновения

  1. Денис 27 сентября 2014 в 12:48

    Преподносите красиво, хвалите Брюммера, но запоздало… Очень запоздало. Понимаю, в трудные времена целесообразнее затаиться, не марая ручонки проблемами чужих. Целесообразнее выждать: если время поглотит имя человека, тогда и нет смысла бросать добро в воду… Холодный расчёт.

    Сейчас гибнеры и прочие околоассамблеевские человеки публикуются, презентуются, бешпармачатся и прочая-прочая на фоне имени Брюммера. Ситуация, как писал классик: неправда вершит суд над Истиной. Меня терзает вопрос: почему подобных именуют благодетелями, но не числят равно вандалам, сорвавшим памятную табличку или потерявшим могилу Брюммера, на славе которого и теплится их имиджевая печка сейчас?

    Что ж не захотели гибнеры поднимать вопрос ночного якобы похищения памятной доски с фасада в конце 90-ых? Понимаю, страшно было в те годы за собственную задницу. Истина, выпендриваться можно в безопасное время и на безопасном расстоянии. Правильно, ведь, господин Гибнер и прочая ассамблеевская составляющая немцев?

    В целом о газетном материале — недостатья якобы журналистская, ни о чём, кроме «приклепания» имён, авторства.

    Если уж захотели по-честному написать о Брюммере, то почему не подняли вопрос о последнем месте упокоения художника, не побеседовали с семьёй его ушедшей в мир иной секретаря, не посмотрели на чемодан преданных забвению рисунков, не рассказали о его с братом нищенствовании?

    Молчали гибнеры и прочие «немцы», когда мы с помощью не-немца Кадырхана (по-моему, так зовут) разыскивали (выявляли по кладбищам, по расположению могил, истории, так как холм был даже без опозновательных знаков) и с помощью аналогично не-немца Расула расчищали, приводили в порядок могилу покойного Брюммера.

    Недосуг марать ручонки — целесообразнее и имиджево перспективнее в тепле держать попочку, бесплатно бешпармачить на мероприятиях и умываться славой другого лишь потому, что он — немец-соотечественник.

    Недосуг было тогда марать ручонки не только разным гибнерам, но и очапаненному на пенсию главреду облгазеты Козыренко.

    Благодарен БА — не только Профессионалу, Учителю, но просто — замечательному Человеку, который в бытность руководителем облТВ рассказал подлинную историю Брюммера:
    — о нищенстве с братом,
    — об их безмерной поддержке со стороны семьи секретаря художника,
    — о презентабельных и красивых творениях, которые согласился принять местный музей-муражай,
    — о пылящихся в забвении рисунках и картинах,
    — о забытии последнего места упокоения самого Брюммера: не стало человека и нет даже креста на его могиле…

    Верю, что БА, на посту нового шефа облгазеты, аналогично расставит все точки над i в этой истории.

    История трагичная, печальная. Интриг вокруг неё и множества вариантов, адаптированных к нуждам околоассамблеевского собрания, нуждам современного истеблишмента будет предостаточно. И это факт, с которым не поспоришь. Печально и обидно за истину.

  2. Елена 13 января 2015 в 15:35

    Денис, позвоните по телефону 87771031972. Сегодня 13. 01. 2015. услышала рассказ о Брюмере Л. В. очевидца всех перечисленных Вами событий.

You must be logged in to post a comment Login

Свежие комментарии

Архивы

Поиск по сайту

RSS Подпишитесь на «Знамя труда»