Трудная правда

Столетие восстания 1916 года отметили в Мерке

Для того чтобы понять, как возникло восстание, нужно посмотреть контекст ситуации. Шла Первая мировая война, которую царское правительство проигрывало. Требовались огромные человеческие и материальные ресурсы. Царский указ от 25 июня 1916 года предполагал реквизицию из Туркестана и Степного края более 500 тысяч инородцев, которых предполагалось использовать на тыловых работах, строительстве оборонительных сооружений. 

450x800_IMG-20160620-WA0000Набору подлежало трудоспособное население 19 — 43 лет. На местах восприняли этот указ как мобилизацию на войну. Что в какой-то степени понятно: оборонные работы по людским потерям мало отличались от боевых действий. Если на передовой люди гибли от пуль, то «окопные отряды» косили голод, болезни, непосильный труд.

В степи начался саботаж царского указа. Уничтожались списки, повсеместно происходили стычки с полицией и царскими войсками, уничтожались телеграфные линии, нападениям подвергались почтовые станции.

Несмотря на репрессии, значительная часть казахов уклонилась от явки на сборные пункты.

Ситуация усложнялась тем, что к этому времени прошел массовый приток переселенцев в Центральную Азию. Царское правительство пыталось решить две стратегические задачи: способствовать решению аграрного кризиса в самой России, направив значительную часть безземельного крестьянства на центральноазиатские земли, и создать в колониальных владениях форпосты, позволяющие сформировать опору имперской власти и усилить контроль над этим важнейшим регионом.

В декабре 1910 года правительство официально предоставило переселенческому управлению право отчуждать земли кочевников под участки для новоселов. Конфискации вынуждали кочевников официально переходить к оседлому образу жизни и таким образом закреплять за собой родовые земли.

Политикой царской администрации были недовольны не только шаруа-бедняки, но и национальная элита. Хотя 23 августа 1916 года был издан секретный приказ генерал-губернатора Куропаткина, по которому от реквизиций освобождались лица, занимавшие определенные посты, обучающиеся в учебных заведениях, духовенство и потомки традиционной знати, это не помогло остановить конфликт.

— В большинстве источников говорится, что восстание было антифеодальным и его движущей силой были бедняки, но состав восставших доказывает, что оно было антиколониальным, — считает доктор филологии, академик Намазалы Омашев.- В Шу-Таласской долине восстание возглавил Аккоз Косанов, который избирался волостным. Среди участников были самый крупный бай из Туймекента Бошай Мойнаков, переводчик из суда Максут Жылысбаев. Можно назвать еще много фамилий.

— Известно, что к восстанию имели отношение и деятели Алаш-Орды. В советские годы появилась тенденция считать их предателями за то, что они уговаривали народ не участвовать в восстании, — продолжает Н. Омашев. — Но давайте посмотрим, что они писали: «Мы хотим сказать народу, нужно согласиться… Какая тяжесть падет на народ, если он не согласится, и что будет, если согласится? Если согласится, то пострадает хозяйство, может, джигит погибнет или будет ранен, но зато народ не пострадает. А что будет, если повиновения не будет: если откажемся от указа государства, которому подчиняемся, не подадим руку помощи государству, оставшись дома и сохранив свои жизни, государство на нас не только обидится, но, основываясь на закон, применит силу».

Так оно и случилось. Карательные отряды применяли тактику «выжженной земли». Туркестанский генерал-губернатор А. Куропаткин предложил план по «очищению» наиболее благоприятных районов Казахстана и Киргизии от коренного населения и созданию условий для дальнейшей колонизации земель, он предлагал «привести в покорность восставших, не стесняясь никакими средствами». Для подавления восстания в Семиречье было направлено 35 рот в 8750 штыков, 24 сотни в 3900 сабель, 16 орудий и 47 пулеметов.

С октября 1916 года было принято решение о «выселении киргиз», на 1 января 1917 года более 273 тысяч человек были вытеснены в Китай.

— Хотя руководитель восстания в Шу-Таласском регионе Аккоз Косанов всю вину взял на себя, последовала жестокая расправа с местными жителями, — рассказывает почетный журналист Казахстана, архивист и общественный деятель Макулбек Рысдаулет. — Я сейчас работаю с архивами. Попадаются любопытные документы. Вот, например, был в Шуском районе в Новотроицке такой деятель — Бондарев. Он вышел с солдатами на подмогу гарнизону в Мерке. Весь путь его движения был уставлен виселицами.

Свою роль сыграло и разжигание национальной вражды.

— В те годы много толмачей обогатилось за счет предательства своего народа, — считает Ордалы Коныратбаев. — Тоже из архивных данных известно: когда повстанцы и карательные отряды пытались договориться, переводчик просил деньги у местных, обещая, что защитит их перед царскими властями, а властям говорил, что нужно не церемониться с бузотерами. Потом возвращался к повстанцам и опять брал у них деньги на следующий этап переговоров. Конечно, это не могло способствовать налаживанию отношений.

Буквально через год после описываемых событий в Петрограде грянула революция, и события 1916 года отошли на второй план в потоке новой истории.

В советские годы восстание 1916 года характеризовалось как «национально-освободительное», против царизма. С развалом СССР в исторических исследованиях центрально-азиатских историков зазвучал просто «национальный» акцент.

— Однако подлинно научное историческое исследование по самой своей природе должно избегать односторонности и тем более крайностей. Хотя бы потому, что на постсоветском пространстве прошлое, как нигде, наверное, сохраняет способность отравлять настоящее, — утверждает О. Коныратбаев.

Меркенцы и особенно потомки участников тех далеких событий не занимаются толкованием прошлого исходя из политической конъюнктуры. Они просто собирают факты о своих предках и их жизни. В меркенской школе открыт музей, посвященный Аккозу Косанову. И этнографическая работа продолжается, что и подтверждает научно-практическая конференция, проведенная к 100-летию восстания 1916 года на его родине — в селе Мерке.

Она была организована сотрудниками областного архива совместно с районным акиматом и потомками Аккоза Косанова — семьями Мырзабаевых и Жумалиевых.

Айгуль МАХМУДОВА

You must be logged in to post a comment Login

Свежие комментарии

Архивы

Поиск по сайту

RSS Подпишитесь на «Знамя труда»