Вечный бег

Курмангазы: бунтарь или музыкальный гений?

При имени Курмангазы перед глазами встают безбрежные просторы казахской земли. Той, на которой он родился и которую воспел в своих знаменитых произведениях. Его кюй «Сарыарка» столь же бескрайний, сколь велика одноименная степь. Богатейшая мелодика, ритмика, оптимизм и радость — слушая это замечательное произведение, так и представляешь быстрого, как ветер, скакуна. И долго потом не проходит ощущение свежести и бодрости, навеянное этой музыкой. 

В 1818 году в урочище Жидели Букеевской Орды (ныне район Жанкала Западно-Казахстанской области) у бедняка Сагырбая родился мальчик. Сыну, появившемуся на свет в Курбан айт, были очень рады. Даже имя ему дали в честь священного праздника — Курмангазы.

Рано проявившаяся склонность мальчика к музыке не вызывала у отца одобрения. В его роду доселе не было ни певцов, ни домбристов. Мать Курмангазы, наоборот, разделяла любовь сына к музыке. В ее роду были одаренные акыны, кюйши, певцы. Однако под давлением жестокой нужды уже в шесть лет Курмангазы был отдан в пастухи.

Мальчик с увлечением слушал заезжих кюйши, среди которых особо выделялся Узак. Именно он и стал наставником Курмангазы в последующем. Заметив талант юного музыканта, Узак предсказал ему большое будущее.

В 18 лет Курмангазы покинул родной аул и начал скитальческую жизнь бродячего кюйши. Вместе с Узаком он участвует в состязаниях, развивает свое мастерство, и вскоре его стали считать выдающимся домбристом.

Он становится очевидцем народного восстания казахов Букеевской Орды 1836 — 1838 годов под руководством Исатая Тайманова и Махамбета Утемисова против хана Джангира и российского колониализма. Курмангазы даже попросился в один из повстанческих отрядов, однако Исатай ему отказал, мотивируя свое решение юностью музыканта.

Но оружие в руках молодого музыканта все-таки было — домбра, умеющая говорить обо всем. Свой ответ Исатаю домбрист дал в произведении «Кішкентай». В нем каждая нота говорит о том, что Курмангазы не зря стремился в ряды повстанцев.

Он с самого детства знал, что такое несправедливость и тяжелый труд. За открытую критику богатых композитор подвергался преследованиям. Его неоднократно сажали в тюрьму, но он не сдавался.

Курмангазы был знаком с представителями русской прогрессивной культуры — филологами, историками, этнографами, которые собирали материал о казахской музыке, музыкантах и народных инструментах. Его современник уральский журналист и поэт Никита Савичев в газете «Уральские войсковые ведомости» писал: «Сагырбаев — редкая музыкальная душа, и получи он европейское образование, то был бы в музыкальном мире звездой первой величины…»

Во время очередного заточения Курмангазы сочинил кюй «Лаушкен». Исследователи и этнографы долгое время не могли понять, что означает его название. Оказалось, он посвятил это произведение своему сокамернику каторжнику Лавочкину, с которым они вместе бежали из тюрьмы.

Есть также версия, что выбраться из оренбургской тюрьмы ему помог генерал-губернатор граф Василий Перовский, который был поклонником таланта К. Сагырбаева. В благодарность Курмангазы напишет «Перовский марш».

Примерно в то же время появился его знаменитый кюй «Балбрауын». В честь приезда В. Перовского начальник оренбургской тюрьмы майор фон Браун организовал бал, на котором и представил Курмангазы графу. В честь такого яркого события впервые побывавший на балу композитор написал произведение «Балбрауын».

К 30 годам у Курмангазы все еще не было семьи, что совсем не характерно для джигитов того времени. Но однажды во время своих скитаний он встретил любовь всей своей жизни — красавицу Ауез. У девушки была непростая судьба. Родной отец хотел выдать ее замуж за старика, позарившись на калым. Курмангазы решил, что этому не бывать, и они сбежали.

В последующем жена родит композитору троих детей, от которых и продолжается сегодня род великого композитора. Его потомки живут на исторической родине знаменитого предка — в Астраханской области Российской Федерации.

…Худощавый, высокий, с седой бородой. Постепенно Курмангазы превращался в умудренного опытом уважаемого аксакала. Отныне он нигде не появлялся один. Его всегда окружали ученики, впоследствии ставшие выдающимися домбристами: Дина Нурпеисова, Ергали Есжанов, Кокбала, Менетай, Менкара, Сугурали, Торгайбай, Шора.

Композитор мечтал о спокойной старости в кругу близких и учеников. Однако недоброжелатели не желали оставлять его в покое. В 1873 году Курмангазы снова арестовали и отправили в горы Арба соққан. Старожилы рассказывают, что его просто отвезли в дремучий лес и оставили на съедение хищникам. Но Курмангазы выжил, проведя в ссылке три года. Там и написал он свое произведение «Арба соққан».

Вернувшись домой, Курмангазы переселился со всей семьей в село Коктерек. Но и там не задержался надолго. Вышел приказ об установлении наблюдения за кюйши и его сыном. Поэтому вся семья снова меняет место жительства…

24 апреля 1886 года Астраханская судебная палата вынесла решение об оправдании Курмангазы и его сына и обязала местные власти вручить повестку ему лично. Однако документ пролежал в столе целых восемь лет. Никто не удосужился сообщить народному любимцу о том, что он больше не преступник, что бояться нечего и можно прекратить этот нескончаемый побег. Однако, возможно, Курмангазы просто не нашли. Свои последние годы он провел в глубокой конспирации.

Умер Курмангазы в 1889 году. Его похоронили в селе Алтынжар нынешнего Володарского района Астраханской области.

Народ в течение почти двух столетий хранил в памяти его кюи, передавая их из поколения в поколение в живом исполнении. В начале 20-х годов нотную запись произведений Курмангазы начал этнограф Александр Затаевич, а в 30-е годы к работе подключились композиторы и фольклористы Латиф Хамиди, Ахмет Жубанов, Евгений Брусиловский.

Как дань памяти великому композитору его имя носят Казахский государственный академический оркестр народных инструментов, Алматинская государственная консерватория, детские музыкальные школы, улицы.

Современники Курмангазы говорили: если бы у него была возможность свободно заниматься музыкой, жить нормальной жизнью и показать свое искусство широкой публике, он, несомненно, мог бы стать звездой мировой величины. Это предсказание отчасти исполнилось. Сегодня произведения Курмангазы звучат на мировых площадках в самых разных интерпретациях.

Курмангазы прожил тяжелую жизнь, полную испытаний, лишений, скитаний. Его судьба — это вечный бег и борьба за свои идеалы. Он не скопил для себя ничего, но оставил нам бесценное наследство — вечную музыку, которая, словно живой источник, дарит вдохновение новым поколениям музыкантов и хранит историю нашей страны.

Айжан АУЕЛБЕКОВА

You must be logged in to post a comment Login

Свежие комментарии

Архивы

Поиск по сайту

RSS Подпишитесь на «Знамя труда»