«Я — продолжение фронта…»

Юные курсанты у мемориала погибшим воинам

22 июня 1941 года. Дата, которую невозможно забыть

У Ольги Сагандыковой хобби, работа, личное — все соединилось в коротком слове «поиск». Она ищет людей. Людей, которых прибрала к рукам Великая Отечественная война. Упрятала в братских могилах, укрыла под толщей земли, разбросала по кладбищам. Кто где лежит — поди разберись. 

— Ощущение причастности к войне пришло еще в школе, — рассказывает заведующая отделом центра проведения школьных олимпиад и внешкольных мероприятий Ольга Сагандыкова. — Учитель истории Любовь Приходченко очень доходчиво нам, ученикам, объяснила, что значит «священная война». «Мы с вами, — говорила Любовь Алексеевна, — будем изучать народную войну, когда против фашизма встали не только солдаты, а все от мала до велика. Поднялся весь народ! Пока мужчины воевали, женщины в тылу стояли у станков, им помогали дети; юноши и старики просились на фронт, чтобы дать отпор врагу. Вот потому война и священная, что все люди, вся страна стали единым огромным фронтом сопротивления». Мои дедушки Михаил Васильевич Шинкарев, Николай Григорьевич Розов, Жузбай Сагандыков участвовали в этой войне. И по объяснению учительницы я поняла, что и я тоже часть того единого фронта сопротивления, я — его продолжение…

А поисковая работа началась для Ольги с кладбища. С 11 могильных плит на старом погосте Тараза.

— Впервые я увидела этот мемориал в 90-е годы, уже работая в областном детско-юношеском центре (так он назывался тогда), — продолжает она. — Узнав, что там похоронены воины Великой Отечественной, погибшие от ран в военных госпиталях нашего города, я не могла отделаться от мысли, что у этих людей где-то есть дети и внуки, которые, наверное, и не знают, что их близкие покоятся здесь, в нашем городе. А если они их ищут?.. Потом я привела сюда школьников, рассказала им о войне. Притихшими и взволнованными возвращались они с этой экскурсии. Мы переписали все имена и фамилии и стали думать, где искать родственников бойцов.

Первым делом Ольга обратилась в музей. «Да, мы знаем об этих захоронениях. Раненых доставляли с фронта в эвакогоспиталь, размещенный в 320-й школе, находившейся в районе железнодорожного вокзала. Бывало, что воины умирали от ран прямо в пути, и их хоронили недалеко от вокзала. Потом перезахоранивали…» — это была вся информация, которой владели музейные работники.

Никаких данных об умерших не нашлось и в военкомате. «Блокада» была прорвана, когда появился Интернет и с ним доступ к поисковым сайтам «Мемориал», «Солдат». Здорово помогли Ольге руководитель актюбинской поисковой группы «Зов памяти» Асылбек Исмурзин и лидер общественного объединения «Парыз» Рыскуловского района Жамбылской области Беккул Али. На сайте «Солдат» по Ольгиной просьбе был открыт форум «Захоронение в Казахстане. Поиск родственников». И вот первая долгожданная информация о рядовом Федоре Ивановиче Цветкове. Боец был призван Ржевским РВК Калининской (ныне Тверской) области России. В городе Ржеве по сей день проживает его внучка.

«Мой звонок для Марины Ивановны Прокошевой не был неожиданностью, — пишет на форуме волонтер-поисковик Лариса Шашкова из Москвы. — Ей уже сообщили соседи, что ее ищут и что это какое-то известие, связанное с войной. «Ваш дедушка умер 1 января 1942 года в казахстанском эвакогоспитале, вечная ему память!». Теперь настала моя очередь расспрашивать о семье.

Так вот у Марии Григорьевны и Федора Ивановича Цветковых было трое детей. Когда глава семьи ушел на войну, жена и детки остались в деревне Губино Ржевского района. Младшенький Володя шести лет отроду умер от голода в 1942 году. Дочка Аня, будучи еще совсем подростком, помогала партизанам. Она погибла. В дом Цветковых попала бомба, и Мария была ранена осколками в ноги.

«Бабушка умирала в мучениях, — рассказывала Марина Ивановна. — А когда наши освободили деревню и вошли в Губино, то обнаружили мою маму Нину Федоровну, к тому времени уже круглую сироту. Отправили ее в детский дом. После войны мама искала отца, писала везде. Но ответы приходили неутешительные. Теперь выясняется, что дед мой похоронен в Казахстане. Завтра же пойду к маме на могилку, расскажу ей все, обрадую!»

А вот другая история. Корни ее уходят в Исаклинский район Самарской области России, откуда был родом рядовой Илья Ефимович Ерофеев.

— Волонтер Лариса Шашкова сумела отыскать телефон 79-летнего сына бойца, — продолжает Ольга Сагандыкова. — Владимир Ерофеев, когда услышал, что могила его отца — часть мемориала, куда каждую весну приходят курсанты военно-патриотического клуба, чтобы прибрать вокруг могилок и возложить к памятнику цветы, не смог сдержать слез. Потом рассказал мне, что его отец до войны работал в колхозе бригадиром. У него было три сына и дочка. Старший Александр уже покинул этот мир. А все остальные живы. И мечтают когда-нибудь побывать на могиле отца.

Направление для поиска сведений о рядовом Алексее Захаровиче Замории, призванном из Днепропетровской области, помог отыскать волонтер-поисковик из Донбасса, попросивший пока не называть его фамилию. «Здравствуй, Казахстан! — написал он на форуме. — Я знаю, что в Днепропетровской области есть большой отряд поисковиков, свяжитесь с ними… Лично от меня огромное вам спасибо за то, что храните память нашей общей победы в Великой Отечественной войне! Память предков!»

Сержант Иван Кузьмич Новожилов из Ивановской области, политрук Агафья Степановна Рыкова из Краснодарского края, рядовой Яков Данилович Осколков, призванный из Молотова (ныне город Пермь), сержант Иосиф Ефимович Гельман, чье местожительство неизвестно, красноармеец Григорий Антонович Карцев из Курской области, политрук Леонид Григорьевич Коновальчиков из Гомельской области Белоруссии… Эти и другие воины, нашедшие последний приют в Казахстане, крепко спят под могильными плитами. Ольга верит, что придет и их час ожить в чьих-то воспоминаниях…

Галина ВЫБОРНОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свежие комментарии

Архивы

Поиск по сайту