Жизнь Жазылбека-ата

Известные и неизвестные страницы

Жазылбек Куанышбаев! Он занимался традиционным для казахов овцеводством. Неустанный труд и профессионализм вознесли его на небывалую высоту: он стал дважды Героем Социалистического Труда. При жизни Указом Президиума Верховного Совета СССР в селе Бирлик Мойынкумского района был установлен его бюст.

 

Под одной крышей

Да, в свое время слава о Жазылбеке Куанышбаеве гремела на весь Советский Союз. Однако его личная жизнь оставалась не до конца изученной. Чтобы восполнить этот пробел, я выехал в Мойынкумский район. Естественно, в первую очередь заглянул в музей Жазылбека-ата, которым сейчас руководит его сноха Ляйля Кожагельдиева — супруга Тойшибая.

— Этот музей работает с 1973 года, — рассказывает Ляйля. — Но с 1986 года он носит имя нашего отца Жазылбека Куанышбаева. В музее пять отделов. Штат состоит из восьми человек. Здесь собрано 6325 артефактов. В том числе более 90 вещей, которыми пользовался наш отец.

Завтра мы отмечаем 120-летний юбилей Жазылбека Куанышбаева, поэтому организовываем выставки, открытые уроки, чтобы рассказать новым поколениям о его жизни. Нас поддерживает районный акимат. Раньше ежегодно проводился республиканский турнир по қазақ-күресі его имени. Но, к сожалению, в последние годы это дело заглохло из-за отсутствия спонсоров.

Всю жизнь Жазылбека-ата угнетала проблема, которая саднила в сердце, — у него не было детей. Наконец, в 70 лет он с разрешения байбише женился во второй раз. И от второго брака родились близнецы Койшибай и Тойшибай. Случилось это счастливое событие 27 марта 1967 года. Первым родился Койшибай. Мать Алимхан отдала его на воспитание байбише Жайшибала. Говорят, что Жайшибала-апа разрыдалась от счастья, когда Алимхан-апа правой рукой передала ей новорожденного сына со словами: «Пусть он будет вашим сыном».

Кто знает историю рождения близнецов, вспоминают, что между ними три часа разницы.

В восьмидесятых годах государство, учитывая заслуги Жазылбека-ата, построила для семьи большой дом в районном центре. Люди до сих пор вспоминают, как дружно жили под одной крышей две женщины. Одна без другой не садилась трапезничать. Если одна отлучалась по делам, другая не накрывала на стол, говоря: «Пусть она придет, тогда и поедим». Я стала их невесткой, и мне посчастливилось десять лет жить со старшей матерью и двадцать лет — с младшей. Их взаимоуважение — это большой жизненный урок для меня. А как хорошо они приняли нас — снох! Они были на седьмом небе от счастья, когда мы родили детей! Такого ухода за собой мы не видели даже в своем родном гнезде.

В жизни было много интересного. Хотя наши две мамы жили душа в душу, но если дело касалось детей, в них проявлялась ревность. Когда близнецы учились в восьмом классе, они записались в секцию борьбы. Однажды кто-то позвонил домой и говорит: «Не знаю, кто, но кто-то из них лежит и плачет: наверное, вывихнул лодыжку… Ой, и попадет же теперь от Жазылбека-ата…» — и бросил трубку. Говорившая по телефону младшая мама тут же помчалась в школу. Оказалось, что травму получил сын старшей мамы Койшибай. Младшая мама прибежала обратно домой и говорит старшей маме: «Я думала, что это мой сын, а оказалось, что Ваш сын получил травму. Сейчас он лежит на матах и плачет». И таких разговоров о наших матерях в ауле много. Старшая мама Жайшыбала скончалась в 2000 году, а младшая Алимхан — в 2011 году.

— В народе очень много пересудов о семье Жаз-ата. Однако интересны рассказы о том, как женились близнецы…

— Наш дедушка был из числа тех людей, которые прекрасно знали традиции и обычаи казахского народа. Когда Койшибай и Тойшибай учились в седьмом классе, по старой традиции, подарив семь кобылиц, им сосватали двух дочерей-близнецов дальних родственников старшей мамы, которые жили в административном центре Шуского района. Девочки были их ровесницами. Дедушка мечтал: «Когда они окончат десятилетку, женим сыновей и всех четверых отправим учиться в вузы». Но жизнь распорядилась по-своему. Два сына после школы заявили, что не женятся, и поступили учиться. А затем Тойшибая призвали в армию. Койшибай окончил исторический факультет Казахского педагогического института, а мой муж — юридический факультет. Тойшибай как-то рассказывал, что когда он служил в армии, в 1986 году пришла телеграмма с сообщением, что «в ауле намечается празднование 90-летия отца. В то время я находился в городе Саратове. Мне предоставили десятидневный отпуск. Из них шесть дней ушло на дорогу. 29 августа 1986 года состоялись торжества по случаю юбилея отца. Я намеревался 1 сентября выехать на автобусе. Но вечером того дня в полшестого отец скончался. Районный военкомат продлил мой отпуск еще на десять дней».

Через два года после смерти отца Койшибай женился на одной из тех близняшек, которых сосватали. Девочек звали Жаркынай и Алтынай. Когда Жаркынай переступила порог дома дедушки, все собравшиеся стали агитировать Тойшибая: «Давай устроим одну свадьбу, женись на близняшке». Дошло до того, что в дело вмешались и большие чиновники. Но Тойшибай отказался. Через месяц состоялась свадьба Койшибая. Как известно, той в ауле начинается не раньше девяти часов вечера. За это время Тойшибая уговаривали: «Ты еще успеешь привезти вторую девочку, езжай, пока не поздно». Но Тойшибай остался при своем мнении.

— Да, Тойшибай выбрал другой путь, который связан с Вами. Но как вы познакомились? Вы раньше знали эту семью?

— Я тоже родилась в Мойынкумском районе, в селе Бирлик. Я окончила педагогическое училище и работала в районном отделе образования. Однажды подруга по работе предложила пойти вечером в кино. Но была пятница, в этот день я обычно уезжала в аул домой. Поэтому поначалу отказалась. Однако на знакомство с Тойшибаем была воля Всевышнего, и я согласилась. Это было после смерти Жазылбека-ата, он скончался, и Тойшибай, решив продолжить его дело, взял в институте академический отпуск. Слава о нашем дедушке еще гремела. И я была наслышана, что у ребят есть невесты. Но Тойшибай с первого дня знакомства стал ухаживать за мной. И в обед приходит ко мне на работу, и вечером. Заходит в кабинет и сидит. Так пролетел год. И в конце концов мы подняли свой шанырак.

— Сейчас и Койшибай, и Тойшибай достигли зрелого возраста, им по пятьдесят. Как сложилась жизнь?

— И у Койшибая, и у Тойшибая есть по два сына. На 100-летие дедушки тогдашний аким области выделил в Таразе четырехкомнатную квартиру. Койшибай взял свою долю в наследстве и переехал в областной центр. Он назвал старшего сына Арманом, как того и хотел дедушка. Второго сына зовут Абзал, он уже работает. Наш старший сын Еркебулан окончил магистратуру Алматинского университета имени Д. А. Конаева. Младший сын Нурлан оканчивает учебу в ТарГУ по специальности «информатика». В 2015 году Еркебулан создал семью. Сноха Бекзада из города Каратау. Она юрист с высшим образованием. Когда она переступила порог нашего дома, я вспомнила дедушку. По старой традиции он выбрал бы вначале сватов, с кем можно общаться как с самыми близкими родственниками. Конечно, молодым нет дела до наших переживаний — с кем мы породнимся, кто будет сватами, сможем ли мы найти с ними общий язык. Но, слава Богу, нам встретились общительные, уважительные люди. Поскольку Койшибай — сын старшей мамы, мы поступили в соответствии с традициями и поехали к будущим сватам за разрешением взять их дочь в наш дом. Так женился наш сын.

Тойшибай получил юридическое образование и работал дежурным в районном отделе внутренних дел. И в 45 лет вышел на пенсию. Сейчас работает на складе Хантауского цементного завода. Койшибай живет в Алматы. У него есть семейный бизнес. Да, кстати, сестра-близняшка его супруги Алтынай вскоре после нашей свадьбы вышла замуж за молодого человека из села Бельбасар Шуского района. Мы хорошо общаемся с ними. Когда мы женили сына, они всячески помогали нам.

— Два брата-близнеца не пошли по стопам отца, не стали животноводами.

— Дедушка был очень выдержанным, немногословным человеком. В этом сыновья похожи на отца. Отец воспитывал их в строгости. Как вспоминает мой муж, когда у дедушки было хорошее настроение, он за дастарханом изредка мог погладить детей по голове. А мамы, напротив, до конца жизни лелеяли их, словно детей малых.

Но надо честно признать, что у них обоих не было тяги к отцовскому делу. В трудные годы они распродали всю живность и намеревались переехать в город. Правы были наши предки, когда говорили, что богатства отца не пойдут впрок детям. И Койшибай, и Тойшибай очень справедливые, спокойные люди. Ни разу ни у кого ничего не просили. Стесняются. Не бьют себя в грудь, что они сыновья знаменитого человека. Живут своим трудом.

— Вы жили под одной крышей — две снохи и две свекрови. Известно же, что женщины — разговорчивые люди. Интересно, о чем вспоминали ваши свекрови?

— Когда дедушка был жив, у нас гостило много людей. Однажды приезжал знаменитый Нургиса Тлендиев. Оказывается, он был бездетным, поэтому приезжал, чтобы получить благословение нашего дедушки. Как вспоминали две мамы, дедушка всячески помогал вдовам и сиротам. Если кто из детей родственников изъявлял желание учиться, он их тоже поддерживал.

 

У Жазылбека-ата был ещё один сын?

Во время поездки в Мойынкумы в руки попала газетная заметка, которая озадачила меня. Поэтому загорелся идеей встретиться с автором. Заметка была опубликована в районной газете «Мойынқұм таңы» 29 марта 2011 года под заголовком «Хочу рассказать об отце». Автор — Бейбит Куанышбаев. Он в материале утверждает, что является старшим сыном Жазылбека Куанышбаева. Но мы-то знаем, что у Жазеке всего двое сыновей! Койшибай и Тойшибай! В периодической печати было множество материалов о семье Жазылбека Куанышбаева, но почему имя Бейбита нигде не упоминается?

Все эти вопросы породили сомнения, с которыми я и перешагнул порог дома Бейбита Куанышбаева в селе Жамбыл Мойынкумского района. Меня здесь приняли тепло. И Бейбит-ага, и его супруга Пернекуль-женге оказались гостеприимными людьми. Беседа с ними сразу же обрела открытый характер. Конечно, легко заявить, что ты родной сын Жазылбека. Но ведь это нужно еще доказать. Естественно, я попросил документы Бейбита-ага. И в самом деле, в свидетельстве о рождении записано: «Бейбит Жазылбекович Куанышбаев».

— Я родился в 1951 году в селе Кенес Мойынкумского района, — рассказал Бейбит Жазылбекулы. — Отец — Жазылбек, мать — Жайшибала. Мы жили в селе Айдарлы, на улице Жидели. В 1966 году отец вышел на пенсию и передал свой посох молодому овцеводу М. Бидасбаеву. Он сейчас живет в Айдарлы. В свое время на телевидении была показана передача о том, как отец вышел на пенсию и благословил молодых чабанов. В тот же год мы переехали в село Бирлик. Айтбай Назарбеков, который на протяжении 25 лет руководил Мойынкумским районом, учитывая заслуги отца, специально построил дом для нашей семьи. Но в 1970 году отец решил переехать на землю предков — в аул Жамбыл. Здесь мы прожили до 1979 года. Затем он переехал в районный центр. Перед отъездом сказал: «Вот наш семейный очаг. Ты оставайся здесь и береги его». И дал свое благословение. В то время я был женат, у нас уже родился старший сын.

Даже выйдя на пенсию, отец не сидел сложа руки, открыл школу жазылбековцев, на общественных началах был инспектором Министерства сельского хозяйства Казахской ССР по вопросам развития овцеводства. Кстати, в энциклопедии пишется, что в Мойынкуме есть школа имени Ж. Куанышбаева. Но в районе нет школы его имени. Наверное, авторы перепутали открывшуюся в свое время организацию «Школа Жазылбека» с обыкновенной средней школой.

Отец женился на матери Жайшибала в 1945 году. Мама родом из нынешнего села Толе би Шуского района. В 1948 году, когда отцу в первый раз присвоили звание Героя Социалистического Труда, в селе Айдарлы состоялись большие торжества. Тогда Мойынкумский район назывался Коктерекский, а административный центр находился в ауле Бирлик. Первым секретарем райкома партии работал Шорабеков. Председателем колхоза «Кенес» — Ашим Токсеитов. Всю свою жизнь посвятивший учительству Орынбасаров Изтелеу-агай часто вспоминал те события и рассказывал мне о них. «Мне тогда было всего 18 лет. Я только что устроился на работу в школу. На торжества все гости приехали на лошадях. Машин в то время не было и в помине. Я вместе с другими молодыми людьми привязывал их лошадей, а самих гостей препровождал в юрты. Легковая машина была только у первого секретаря Шорабекова», — вспоминал Изтелеу-агай.

Руководитель района подарил от имени мойынкумцев белого скакуна, оказал почести. Спустя десять лет, то есть в 1958 году, отец впервые в истории республики стал дважды Героем Социалистического Труда. Торжества по этому случаю состоялись на берегу реки Шу возле села Кенес. Мне в ту пору было семь лет. Хоть и был ребенком, но кое-какие детали сохранились в памяти. Руководил районом Кайназаров. За выдающиеся заслуги тогдашний первый секретарь обкома партии Асанбай Аскаров подарил отцу машину «ГАЗ-69». Это была первая частная машина в Мойынкумах.

Еще помню, как на берегу Шу состоялись конные скачки. В них приняли участие скакуны из Коктерека и Шуского района. Главный приз завоевал наш родственник Бакдаулет Толебеков на своем мухортом коне.

Помню, как пошел в первый класс. Приехал корреспондент Скоробогатов из «Казахстанской правды», а с ним какая-то женщина. Меня с Жазеке сфотографировали. Отец полулежит, опершись на подушки возле дастархана, а я карандашом что-то рисую на бумаге. Мы в то время не знали, что такое фотографироваться. Два корреспондента настояли, чтобы мы с отцом приоделись во все новое. Односельчанам было интересно, и они смотрели, как над нами колдовали журналисты. Позже они выпустили книгу под названием «Самородок Коктерека».

В советское время было правило, согласно которому на родине человека, награжденного двумя золотыми медалями, устанавливался его бюст. Памятник Жазылбеку Куанышбаеву открылся в мае 1960 года. Асанбай Аскаров вновь специально приехал на торжества по случаю открытия памятника. После того как перерезали ленту, он повернулся к моей маме и сказал: «Уважаемая женгей, в трудовых заслугах нашего Жазеке огромна Ваша заслуга». Действительно, мама Жайшибала была верной спутницей отца, незаменимой помощницей. Ее гостеприимству не было предела. Когда бы кто ни зашел в наш дом, у нее всегда наготове стоял щедрый дастархан.

Да, вспоминается, как готовили памятник Жазеке. Скульпторы и архитекторы целый месяц работали над образом отца. Мы тогда жили в юрте. Они целый день заставляли Жазеке позировать им.

Однажды на весенних каникулах я, играя спичками, нечаянно поджег помещение для окота овец. Сильно испугавшись гнева отца, спрятался в зарослях чия. Отец на коне искал меня, а когда нашел, наверное, понял, насколько я был напуган. И тепло сказал мне: «Не бойся, сынок, пойдем ко мне, Бейбитжан». С этими словами он подсадил меня к себе в седло.

Наша зимовка располагалась у въезда в Сункар, по соседству с нами жил один из знаменитых овцеводов, кавалер ордена Ленина Тыныштыбай Ахметжанов.

Как-то к нам на зимовку прилетел вертолет. Такое чудо я видел впервые. Позже узнал, что отца избрали делегатом XXI съезда партии. Поэтому руководитель области специально прислал за ним вертолет.

Многие мойынкумцы на себе почувствовали милосердие отца. Он помогал неимущим, оказывал содействие тем, кто хотел учиться. Помогал трудоустроиться молодым специалистам. Уделял много времени подготовке собственных учеников. Вначале он обучил тетушку Дильдаш Итбасову. Позже она тоже была удостоена высокого звания Героя Социалистического Труда. Также Героями Социалистического Труда стали его ученики Кудайберген Биртаев и Шоман Шарипбаев из совхоза «Коктобе».

Отец и меня повез на учебу. Да не только меня, в том году со мной еще троих ребят повез. В то время ректором КазГУ был Омирбек Жолдасбеков. Меня поручили профессору Ермекову. Но через год мне пришлось прервать учебу из-за болезни. Так и не смог продолжить учебу. Был простым рабочим. В 1976 году женился. Супруга Пернекуль родом из этого аула. Бог одарил нас тремя сыновьями. Старший — шахтер, средний — специалист в Акбакайском сельском акимате, а младший пошел в искусство. Воспитываем внуков. Есть младшие братья Койшибай и Тойшибай.

При жизни отца в гости приезжали многие знаменитости. Я до сих пор помню, как у нас гостили Габит Мусрепов и Еркегали Рахмадиев. Они решили поохотиться, и Жазеке выехал вместе с ними. На прощание руководитель района подарил Габиту Мусрепову скакуна.

Наш дедушка Куанышбай родился в Бетбакдале. По воспоминаниям старожилов, он был одаренным человеком, слагал песни и стихи, прекрасно играл на домбре и пел. А бабушка Айткуль была родом из Жетысу.

…Вот, дорогие, читатели, такой рассказ довелось услышать от Бейбита Жазылбекулы. Но сколько бы я ни пытал его вопросами: «Почему Вас до этого времени не было видно? Почему до сей поры народ говорил, что у Жазеке только два сына — Койшибай и Тойшибай? Почему Вас нигде не называли?» — он не стал отвечать.

«Я простой человек. Я жил просто и скромно. Вот поддерживаю огонь в очаге отца Жазылбека. В документах ясно записано, что я его сын. Какие еще нужны доказательства?» — такими были его слова на все вопросы.

По возвращении в Тараз я, чтобы развеять все сомнения, созвонился со старожилами Мойынкумского района, с людьми, которые семьями общались с Куанышбаевыми. «Бейбит — сын Иманкула, родившегося от старшего брата Жазылбека — Темирбека. У Иманкула было много детей. Жазеке усыновил Бейбита с надеждой, что вместе с ним в его очаг придут собственные дети. Его мечта сбылась — родились Койшибай и Тойшибай. Правда и то, что Бейбит стал родным для Жазеке и сейчас живет в его родовом доме», — пояснили некоторые. Действительно, казахи издревле усыновляли и удочеряли детей родственников с надеждой, что Бог одарит их собственными детьми. Поэтому считалось большим грехом называть усыновленных детей неродными. Как бы там ни было, человек вечен своими потомками. Поэтому будет уместным пожелать семье Куанышбаевых процветания.

Оралхан ДАУТ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свежие комментарии

Архивы

Поиск по сайту

RSS Подпишитесь на «Знамя труда»